Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Amazon становится все крупнее и крупнее: достаточно лишь намека со стороны Джеффа Безоса, чтобы обрушить целый рынок, к которому не ровно дышит его корпорация. Однако его гений может сыграть злую шутку с Amazon, пишет Quartz.

Глубоко в архивах журнала Fortune за 1999 год живет один из самых пророческих заголовков деловой журналистики: «Amazon vs Everуbody». Для российских читателей стоит уточнить, что это аналогия с названиями судебных дел в США.

Спустя два десятилетия, иронизирует Quartz, у «всех» действительно мало шансов. По мнению аналитиков Morgan Stanley, к концу 2018 года Amazon будет стоить триллион долларов, а ее рыночная капитализация уже в два раза превышает стоимость Walmart и ВВП таких стран, как ЮАР, Таиланд и Австрия. Со $100 млрд Джефф Безос стоит дороже 129 стран.

Несмотря на то, что у Amazon есть свои преимущества, ее стремительный рост обусловлен исключительно философией Безоса и лояльностью клиентов.

«Наше видение — быть самой ориентированной на клиента компанией в мире, — говорил Безос. — Мы хотим построить место, где люди смогут найти для себя все, что хотели бы купить в интернете».

В результате, общественность придерживается неизменно позитивного взгляда на Amazon — это единственная компания, сделки и поглощения которой не вызывают у потребителей недовольства. Она как «империя зла», которую никто не ненавидит. Как «Левиафан», которого приветствуют массы. Даже недавний пиар-скандал, связанный с тяжелыми условиями труда в компании и опубликованный в NY Times, прошли почти незамеченными.

Складывается впечатление, что в последнее время покупки Безоса больше связаны с гордостью и желанием победить, нежели попыткой принести дополнительную ценность Amazon. Например, регистрация товарного знака на упаковку готовой еды без всяких подробностей обвалила акции Blue Apron, специализирующей в этой нише, на 19%. Но зачем Amazon понадобился этот мизерный рынок, на котором и так почти идеальная конкуренция с минимальной маржой?

У Amazon такая большая рыночная власть, что одна новость о том, что Безос обедает с главой какой-то компании может взорвать ее акции. И это немного пугает.

Хотя возможный сдвиг в общественном одобрении Amazon не сильно повлияет на показатели компании (мы же пользуемся Facebook, хоть и не доверяем этой социальной сети). Однако, он может разбудить другого более крупного зверя — правительство США, отдельные члены которого (а также сенаторы в штатах) давно хотят заработать политические очки на борьбе с ИТ-корпорациями, вроде Google. Более того, расширяющаяся власть ИТ-компаний — единственное, что может объединить американских политиков и Дональда Трампа.

Баланс сохраняется благодаря тому, что Amazon едва приносит прибыль, заботясь о потребительском опыте своих клиентов. Но стоит ей перейти в лагерь «циничных корпораций», как вся любовь может разом исчезнуть.

В 1911 году Standard Oil, достигнув 64% рыночной доли, была ликвидирована, согласно акту Шермана (антимонопольному закону США), принятому еще в 1890 году. По итогам «Черной пятницы», в Amazon совершили покупки почти 50% потребителей.

Лучшими товарами на Amazon в «Черную пятницу» и «Киберпонедельник» стали Amazon Echo Dot и Fire TV Stick с Alexa Voice Remote. Возможно, благодаря тому, что эти устройства меняют опыт покупок в целом.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Новые имплантаты восстанавливают слух с помощью света
Тренды
Microsoft призывает к регулированию технологии распознавания лиц
Кейсы
Ирландия может стать первой страной в мире, которая откажется от инвестиций в ископаемое топливо
Тренды
В США испытали первый персональный мультикоптер BlackFly с вертикальным взлетом
Кейсы
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы