Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

После того, как две компании, созданные биохакерами, обнародовали ролики, на которых люди вводят себе препараты для генного редактирования, власти США выступили с официальным запретом на распространение домашних наборов для переписывания ДНК, сообщает MIT Technology Review.

Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств (FDA) запретило распространять наборы «сделай сам» для генного редактирования. «Продажа этих продуктов противоречит закону. FDA обеспокоено связанными с этим рисками для здоровья граждан», — говорится в заявлении Управления. В США действуют два стартапа, которые заняты рассылкой клиентам биохакерских наборов. В обеих компаниях говорят, что пока никаких санкций конкретно в их адрес со стороны властей не последовало.

Первый стартап — Odin — продает через свой сайт препарат (по цене $20 за набор), якобы основанный на технологии «генетических ножниц» CRISPR. Он должен удалять определенный ген, контролирующий выработку белка миостатина. Этот белок подавляет рост мышечной ткани. Если блокировать его производство организмом, в теории можно нарастить мышечную массу, как у культуриста, но без изнурительных тренировок.

Глава Odin Джошиа Зайнер утверждает, что законов не нарушает и не несет ответственности за то, как люди используют его препараты для генного редактирования. На сайте Odin предусмотрительно указано, что продукты «не предназначены для инъекций и непосредственного использования человеком».

Эксперты поясняют, что, во-первых, подобные препараты небезопасны для здоровья, поскольку чужеродная ДНК может вызвать бурный иммунный ответ организма. Во-вторых, они совершенно бесполезны для заявленных целей. Переписать свой генетический код с помощью заказанной по интернету инъекции невозможно. Препараты содержат лишь образцы участка ДНК, который должен быть внедрен в геном пациента. Для этого присланный генный материал необходимо подвергнуть многократной репликации и очистке. Также для применения технологии CRISPR нужны искусственно синтезированные вирусы, с помощью которых «вырезается» ненужный ген и заменяется на нужный. Все это можно осуществить только в ведущих биолабораториях, и стоят подобные процедуры миллионы долларов.

Впрочем биохакеров, подобные «детали» не останавливают. Еще один стартап, Ascendance Biomedical также предлагает готовые препараты для генной терапии. В октябре пациент с ВИЧ-инфекцией Тристан Робертс разместил ролик на Facebook. На видео он вводит себе генную терапию этой компании, предназначенную для производства антител, которые, по мнению Робертса, помогут организму уничтожить инфицированные вирусом клетки.

Аарон Трайвик, руководитель Ascendance утверждает, что эксперимент был законным, потому что стартап не взимал плату с Робертса за терапию. По словам Трайвика, компания распространяет наборы для генного редактирования исключительно в научных целях. Дескать, это такие клинические испытания нового препарата, когда исследователи экспериментируют на себе. Вот только ранее новые лекарства вводили себе исключительно ученые, которые понимали все возможные последствия. Сегодня это становится модным и небезопасным увлечением совершенно не подготовленных к таким экспериментам людей.

Джошиа Зайнер — самый активный популяризатор генного редактирования в домашних условиях. Ранее он вводил себе флуоресцентные гены медузы, а также написал книгу «Сделай сам. Руководство по применению технологии CRISPR».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы