Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Борьба с раком

Причиной возникновения рака являются генетические мутации в клетках, поэтому логично бороться с ним, используя генетические методы лечения. Две независимые группы исследователей объявили, что результаты их работ продемонстрировали эффективность терапии генно-модифицировнными иммунными клетками. Об исследованиях рассказывает Science Daily.

В центре внимания ученых оказалась неходжкинская лимфома — разновидность рака лимфатической системы. Самый распространенный ее вид — рецидивирующая диффузная B-крупноклеточная лимфома, которая ежегодно диагностируется у 56 000 американцев. Две трети ее случаев успешно лечатся с помощью передовой химиотерапии. Если она не помогает, используют химиотерапию повышенными дозами в сочетании с трансплантацией стволовых клеток. Этот подход может привести к долгой ремиссии, но его успешность в процентах невелика. Другой вид лимфомы — фолликулярная — даже при современном лечении в 20% случаев дает трудные для лечения рецидивы.

По мнению авторов исследований, больным, рак которых вернулся после нескольких курсов интенсивной терапии, может помочь генетическое редактирование, точнее, один из его методов — T-клеточная терапия с помощью химерного рецептора антигена (CAR). Методика также известно под названием Kymriah™. Исследования продемонстрировали ее высокую эффективность в лечении лимфом и способность выводить больных в длительную ремиссию.

Метод заключается в сборе Т-лимфоцитов пациента и их перепрограммировании для поиска и уничтожения злокачественных клеток. Затем они вводятся обратно в организм, размножаются и атакуют раковые клетки, ориентируясь на белок CD19. Клетки-охотники могут выживать в организме в течение многих лет. У метода есть ряд недостатков, связанных с массовым уничтожением злокачественных клеток, так называемый синдром высвобождения цитокинов. Он характеризуется гриппоподобными симптомами и может потребовать дополнительной помощи, но в целом решается относительно легко.

В ходе исследования 38% пациентов с рецидивирующей диффузной B-крупноклеточной лимфомой показали полный или частичный ответ на лечение в течение 3 месяцев. Около 73% больных в течение полугода полностью излечились от рака. Всего в эксперименте принял участие 81 пациент со всего мира. Тестирование генной терапии в случае фолликулярной лимфомы также было очень эффективным: полной ремиссии достиг 71% пациентов. В данном случае это означает полное выздоровление.

Метод Kymriah™ был одобрен FDA в августе 2017 года для лечения взрослых пациентов с рецидивами острой лимфобластной лейкемии. Он стал первым методом генетической терапии, одобренным агентством. Успех исследований дает надежду, что чиновники от здравоохранения расширят область применения технологии на неходжкинские лимфомы.

Для борьбы с раком важны не только новые методы лечения, но и более эффективная диагностика. Недавно был открыт новый ее способ. Злокачественные клетки обнаруживают с помощью электричества, что позволяет избежать введения химикатов и флуоресцентной краски.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения