Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Добыча и присвоение ресурсов космических объектов запрещена международным «Договором о космосе», но в последние несколько лет США и Люксембург пытаются обойти этот договор принятием национальных законов. Россия собирается поднять этот вопрос на заседании комитета ООН и внести законодательный запрет на подобные действия, сообщают «Известия».

Россия выступила против присвоения полезных ископаемых, добытых в космосе. МИД совместно с корпорацией «Роскосмос» разработали имплементационное соглашение к «Договору о космосе», которое планируют представить на на заседании юридического комитета ООН по космосу в апреле 2018 года в Вене. Если соглашение примут, запрет на присвоение космических объектов и их ресурсы станет обязательным. Международное законодательство нельзя будет обойти на национальном уровне, как это пытаются сделать США и Люксембург.

Имплементационное соглашение представляет собой международную договоренность об обязательной реализации закона. В «Договоре о космосе», который был подписан в 1967 году, уже содержатся основные принципы освоения внеземного пространства: равный доступ в космос, неприсвоение космических объектов и их ресурсов, невозможность дискриминации. Имплементационное соглашение, предложенное Россией, может закрепить международно-правовой механизм реализации этого договора.

Необходимость дополнительного правового регулирования вызвали действия США, которые еще в 2015 году приняли закон «О конкурентной способности в области коммерческих и космических запусков». То есть, в одностороннем порядке разрешили своим космическим компаниям добычу, присвоение, владение, транспортировку и продажу ресурсов других небесных тел, включая астероиды. В 2017 году к ним присоединился Люксембург, который без разрешения мирового сообщества принял аналогичный закон «О легализации промышленной добычи полезных ископаемых в безвоздушном пространстве частными компаниями». Это спровоцировало Японию и ОАЭ начать разработку подобных правовых актов.

«Национальные законы отдельных стран компрометируют международное космическое право, — заявила в пресс-служба „Роскосмоса“ в комментарии „Известиям“. — Одностороннее решение вопроса может привести к негативной ситуации.»

Россия, в свою очередь, учитывала все нормы международного права, когда создавала свою программу по строительству базы на Луне. Ресурсы будут добываться исключительно для научных исследований и обеспечения жизнедеятельности экипажа.

И если в России обеспокоены, что войны за ресурсы начнутся не только на Земле, но и в космосе, американские корпорации боятся, что договор 50-летней давности может существенно затормозить развитие индустрии. По прогнозам аналитиков, космическую отрасль в ближайшие 30 лет ожидает колоссальный рост. Ожидается снижение цен на запуски, распространение частных компаний, популярность многоразовых ракет и увеличение инвестиций. Но если международное законодательство будет мешать частным корпорациям извлекать выгоду из полетов в космос, индустрия может попросту лишиться инвестиций.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения