Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Искусственный интеллект

Усовершенствованные алгоритмы машинного обучения могут положить конец эффекту «зловещей долины» — ужасу, который вселяют человекоподобные образы в виртуальном мире. Через некоторое время люди перестанут замечать отредактированную реальность, что открывает большие возможности как для творчества, так и мошенничества, пишет Wired.

Кинематографисты сплошь и рядом эксплуатируют психологический эффект «зловещей долины»: зомби, персонажи из «Звонка», люди, которые на самом деле оказываются не совсем людьми, и зритель замечает это по косвенным признакам. Мультипликаторы тоже это знают, и стараются делать нечеловеческих героев максимально непохожими на человека, чтобы лишний раз не пугать детей.

Современные эксперименты по редактированию видео с помощью ИИ-алгоритмов, например, фейковые выступления Обамы или Трампа от стартапа Lyrebird, тоже довольно страшные. Но это пока — технологии стремительно идут вперед. В Университете Беркли придумали алгоритм, который делает из лошадей довольно правдоподобных зебр. Российское приложение Prisma способно стилизовать любую фотографию под картины известных художников, будь до Моне или Пикассо. Adobe, который уже десять лет работает над собственными ИИ-алгоритмами, выпустил технологию Sensei, которая выводит Photoshop на совершенно иной уровень.

Возможности по редактированию реальности поистине безграничны. Некоторые энтузиасты даже создали ИИ-алгоритм, который меняет лица у порно-звезд на знаменитостей, и выглядит это уж очень натуралистично.

Однако подобные технологии искажают восприятие современным человеком реальности: цифровой мир становится все более виртуальным и все дальше уходит от изначальной роли «отражателя реальности». Так, выпускник Чикагского университета Юаншун Яо натренировал алгоритм на создание фейковых отзывов на Yelp и Amazon. Нейросеть оказалась довольно реалистичной и пользователи не могли отличить фейковые комментарии от реальных.

Со временем, подобное редактирование реальности, скорее всего, окончательно девальвирует цифровой мир — никто уже не будет воспринимать всерьез пост в Facebook, видео на YouTube или отзыв на Amazon (они уже сейчас далеки от реальности, хотя и «фабрикуются» людьми, а не роботами). «Если вы увидите картинку меня, стоящего на Луне, то наверняка подумаете, что это сделано в какой-то программе, — говорит глава Lyrebird Хосе Сотело. — Но если вы услышите правдоподобную аудиозапись своего лучшего друга, который говорит о вас гадости, вам станет не по себе».

Уровень фабрикации действительно может создать неприятные последствия: например, фейковое выступление Трампа с заявлением о готовности ударить по Северной Корее, теоретически способно погрузить весь мир в хаос. На деле же, нам придется переосмыслить свое отношение к цифровой реальности, которая окончательно превратиться в зону развлекательной индустрии, вроде кино.

Тем временем, ИИ создаст гораздо больше пользы, чем вреда. Сотело мечтает однажды создать такой алгоритм, который вернет людям речевые способности, утраченные из-за болезни. В любом случае, ИИ, ставший неотличимым от человека будет обладать как самыми лучшими, так и самыми худшими его качествами.

Глава венчурного фонда Y Combinator и один из руководителей исследовательской некоммерческой организации OpenAI Сэм Альтман считает, что человечество уже вступило в эпоху сингулярности. По его мнению, слияние людей и машин в одно существо произойдет между 2025 и 2075 годами.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения