Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Исследования мозга

Хотя до сих пор у науки нет окончательного ответа на вопрос, почему наш мозг ведет себя таким странным образом, заставляя воспринимать первый опыт как уже происходившее в прошлом событие. Британские психологи считают, что дело не в ложных воспоминаниях, а в механизмах защиты мозга от ошибок.

Состояние дежавю, или «уже виденного» знакомо, по данным исследований, 60% — 70% населения, и чаще всего проявляется у молодых людей в возрасте от 15 до 25 лет. Из-за своего мимолетного характера его сложно исследовать и воссоздать в лабораторных условиях.

В 2006 году специалисты из Leeds Memory Group применили гипноз для воссоздания этого состояния. Эксперимент был основан на теории, утверждавшей, что, когда мы признаем что-то или кого-то знакомым, происходят два ключевых процесса. Во-первых, мозг роется в воспоминаниях, чтобы понять, не происходило ли это в прошлом, и если находит совпадение, другая зона в мозге устанавливает подлинность опыта. Во время дежавю вторая часть процесса запускается по ошибке.

Были и другие варианты объяснений. Например, что это сбой между системами долгосрочной и краткосрочной памяти, то есть информация напрямую направляется в долгосрочную память. Или дело в одном из участков коры головного мозга, которая заведует ощущением знакомства, и который каким-то образом активируется без участия памяти.

Четвертую теорию, основанную на ложных воспоминаниях, предложила психолог Валери Рейна: «Дежавю определенно связано с ложной памятью в том смысле, что это эффект расстройства памяти. Он разобщает реальность и воспоминания. Возможны разные примеры диссоциативного опыта. Иногда вы не можете с уверенностью сказать, было ли это на самом деле или приснилось вам, видели ли это в кино или пережили в реальности».

Последнее исследование, однако, указывает на то, что ложные воспоминания тут ни при чем. Скорее всего, дежавю случается оттого, что мозг проверяет свои воспоминания. Британские психологи провели исследование 21 добровольца, запуская у них ложные воспоминания. Для этого они давали им список слов, связанных одной темой (например, «сон», «кровать», «ночь», «дремать»). Затем, когда люди вспоминали эти слова, они обычно добавляли близкие по смыслу. Если их спрашивали, точно ли они помнят, что новые слова были в списке, они не могли ответить с уверенностью, но заявляли, что эти слова звучат знакомо.

При этом участки мозга, связанные с памятью — например, гиппокамп — не активировались, в отличие от регионов, принимающих участие в принятии решений. По мнению главы исследовательской группы Акиры О’Коннор, это значит, что фронтальные участки мозга, вероятно, перебирают воспоминания, а потом посылают сигнал о несовпадении между тем, что мы считаем, и тем, что действительно происходило. Другими словами, дежавю происходит не из-за ложных воспоминаний, а из-за участков мозга, отвечающих за этот конфликт памяти.

Это, в свою очередь, объясняет, почему дежавю с возрастом происходит все реже, несмотря на то, что сбои в работе мозга, казалось бы, накапливаются. Дело в том, что это не ошибка мозга, а попытка ее предотвращения, пишет Science Alert.

Исследование нейробиологов из МТИ подтвердило новую гипотезу хранения воспоминаний, которая не зависит от силы синапсов в клетках мозга, как считалось ранее. Сильные синаптические связи, хоть и являются необходимым условием кодирования воспоминаний, не требуются для последующего хранения информации в памяти.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения