Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Социальные сети

Директор по исследованиям Facebook Дэвид Гинсберг и его коллега, социальный психолог Моайра Барк в корпоративном блоге Facebook опубликовали ответ на участившиеся нападки на социальную сеть, которую обвиняют в детских самоубийствах, развитии комплекса неполноценности и синдрома рассеянного внимания у пользователей.

Основная претензия к Facebook и вообще к любым социальным сетям — в намеренном использовании особенностей психики человека для манипулирования массовым сознанием в интересах компании. Некоторые эксперты, а также бывшие топ-менеджеры Facebook подозревают, что в компании сидит целый штат психологов, который специально конструирует социальную сеть так, чтобы она вызывала зависимость у пользователей из-за постоянных скачков дофамина и адреналина. Отметим, что это касается не только Facebook, но и всех прочих социальных сетей, включая Instagram, Twitter, Snapchat, Reddit, Slack, Telegram и т.д.

В своем посте сотрудники Facebook представили свою точку зрения и рассказали о том, что компания делает для предотвращения «неправильного» использования социальной сети. Сперва исследователи компании предлагают провести грань между активным и пассивным потреблением контента. В компании признают, что постоянное чтение постов других пользователей приводит к негативному социальному сравнению. Это усиливается тем, что образы людей, создаваемые онлайн, приукрашены, по сравнению с реальностью.

Напротив, активное создание постов в Facebook улучшает психическое здоровье, особенно, если это не просто трансляция статусов, а переписка с друзьями. По итогам эксперимента, проведенного в Корнеллском университете, у студентов, которые листали собственный профайл настроение было гораздо лучше, чем у тех, кто в течение пяти минут просматривал чужие аккаунты. По мнению исследователей Facebook, это связано с тем, что первая группа видела результаты предыдущего общения, в результате чего повышалась самооценка.

Затем студентам намеренно дали плохие отметки по тесту, и выяснилось, что они, скорее, предпочтут сходить на Facebook, чтобы снять стресс, нежели YouTube и другие сервисы, где участие пассивно. В целом, исследования показывают, что дело в том, как именно используются социальные сети.

Facebook для решения проблемы старается активнее вовлекать пользователей в общение. Например, на сайте появились сообщения, напоминающие о прошлых событиях. Также компании стала чистить новостную ленту от фейковых новостей, несмотря на то, что это наносит ущерб ее доходам. Сообщения от наиболее близких людей стали появляться чаще в топе.

Facebook запустила опцию Snooze, которая временно удаляет человека из новостной ленты, но не отписывается насовсем. Еще одна новая опция — Take a Break. После разрыва многие пары используют Facebook для того, чтобы отомстить бывшим, демонстрируя активную социальную жизнь или новые связи. Take a Break позволяет заблокировать какого-нибудь пользователя на длительный срок, и он не будет появляться в ленте и с ним нельзя будет переписываться.

Что касается суицидов, то Facebook активно развивает службу поддержку и даже запустила ИИ, который анализирует посты и может заподозрить суицидальные настроения задолго до первых реальных попыток. Наконец, Facebook инвестировала $1 млн в исследование того, как интернет и социальные сети влияют на внимание у детей, но результатов пока нет.

Первый президент Facebook Шон Паркер раскритиковал социальную сеть, развитию которой он заметно помог в начале 2000-х. Именно он вывел компанию на крупных инвесторов. Теперь он обвиняет социальную сеть в том, что она использует человеческие слабости в своих корыстных целях.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения