Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Скандинавская экономическая модель настолько хорошо защищает права трудящихся, что компании предпочитают заранее переучивать сотрудников для работы с новыми технологиями, вместо того, чтобы сокращать их, пишет New York Times.

Шведские рабочие совсем не боятся автоматизации. По их мнению, роботы только улучшают условия их труда, позволяя добывать серебро, цинк и свинец из глубоких шахт, сидя в удобной комнате и управляя техникой с помощью джойстика. «В шахте так много работы, что люди никогда не останутся без дела», — уверен рабочий компании Boliden по фамилии Перссен.

Шведская экономическая модель настолько хорошо защищает права своих граждан, что никто не боится в случае потери работы остаться на улице. Американцы, потеряв работу, оказываются без медицинской страховки, без денег на оплату жилья и без перспективы оплатить колледж своим детям. В Скандинавии бесплатная медицина и образование, а компании предпочитают вовремя переучить рабочих в соответствии с новыми требованиями, чем увольнять их.

Профсоюзы в Скандинавии имеют колоссальное влияние на корпорации, государство выплачивает пособия по безработице, а работники искренне доверяют своим работодателям. Для тех, кто лишился работы, существуют специальные организации, которые помогают приобрести новые знания и снова трудоустроиться. Только в этом году 83% участников подобных программ нашли новую работу, а 2/3 из них получают такую же зарплату или даже выше.

И пока Северная Америка, остальная Европа и Азия паникуют по поводу потери рабочих мест из-за мигрантов и роботов, скандинавы считают, что автоматизация поможет их компаниям работать лучше и эффективнее. «Если в Швеции вы спросите лидера профсоюза, боится ли он новых технологий, он ответит вам: „Я боюсь устаревших технологий“, — заявил министр трудоустройства и интеграции Юльва Йоханссон. — Мы не стремимся сохранить рабочие места. Мы заботимся о рабочих — а место для них мы подыщем новое».

Так, шведский стартап United Robots создал робота-журналиста Rosalinda, который пишет 100 000 новостей в год. ИИ никогда не уходит в отпуск или на обед, не устает и не требует зарплаты. Тем не менее, Союз журналистов Швеции не беспокоится по поводу того, что его членам придется искать новую работу. «ИИ не может писать так же интересно и красочно, как люди. К тому же, он просто занимается заметками, которые скучно писать журналистам. Про какой-нибудь чемпионат средней школы по хоккею или проходные футбольные матчи. Когда появляются новые технологии, мы принимаем их с распростертыми объятиями», — объяснил президент союза Йонас Нордлинг.

Тем не менее, автоматизация может бросить вызов даже такой продвинутой экономической модели. Исследователи Всемирного экономического форума тщательно изучили 15 крупнейших мировых экономик и пришло к выводу, что автоматизация и ИИ уничтожат 5,1 млн рабочих мест в странах первого мира к 2020 году.

Для того, чтобы поддерживать должный уровень социальной защищенности, шведы платят налоги в размере почти 60% от дохода. С учетом того, как много беженцев с Ближнего Востока страна была вынуждена принять в последние годы, многие из которых — необразованны и не имеют шансов на трудоустройство, система может попросту не справиться. Тем не менее, пока уровень общественного согласия достаточно высок, чтобы не бояться автоматизации.

Швеция регулярно мелькает на верхних строчках рейтингов и отчетов, превосходит другие европейские страны по количеству IT-компаний, стартапов, технических гениев и правительственных программ поддержки, а также перерабатывает 99% отходов. В феврале она вошла в топ-10 лидеров по уровню развития чистой энергетики.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Тренды
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы