Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Ян Лекун, глава Лаборатории искусственного интеллекта Facebook, считает незаслуженным повышенное внимание прессы к человекоподобному роботу Софии, поскольку ее ИИ недалеко ушел от продвинутых чатботов. Создатели Софии выдвинули в адрес Facebook встречные обвинения, заявив, что компания Марка Цукерберга просто завидует и использует собственный ИИ для влияния на результаты американских выборов, пишет Business Insider.

Глава лаборатории ИИ-разработок Facebook Ян Лекун прокомментировал в своем Твиттере декабрьское интервью Business Insider с роботом Софией: «Этот искусственный интеллект имеет такое же отношение к человеческому разуму, как ловкость рук фокусника — к настоящей магии. Может, нам стоит назвать его „потемкинским ИИ“ или „волшебником Изумрудного города“? Так или иначе, это полная чушь». После чего Лекун обвинил издание в «причастности к этому мошенничеству».

Однако, изначально Софию никто не представлял в качестве робота, по интеллектуальному уровню сравнимого с людьми. По сути, это кусок железа и пластика, внешне похожий на человека, а его программное обеспечение — продвинутый чатбот, и не более того. «София применяет различный софт, в зависимости от ситуации. Когда она общается с журналистами, подключаются программы, которые делают ее „утонченным чатботом“. Произнося речь в ООН, она может отступить от запрограммированного сценария. Иногда София использует систему OpenCog AI от Goertzel», — объяснил один из создателей Софии из компании SingularyNET Бен Герцель.

Герцель обвинил Facebook в использовании алгоритмов и машинного обучения для того, чтобы «фальшивые новости» отображались в ленте всех пользователей США. По его мнению, после такой информационной повестки у американцев не оставалось иного выбора, кроме как пойти и проголосовать за Дональда Трампа. Довольно спорное утверждение: даже если 150 миллионов граждан США столкнулись с дезинформацией, это еще не «все». И даже тех, кто прочитал «фальшивые новости», никто не вынуждал голосовать именно за Трампа.

Герцель также отметил, что по своему уровню София даже не приблизилась к человеческому интеллекту, но ее программное обеспечение сильно отличается от разработок Google и Facebook. «Меня возмущает, что Лекун считает собственный ИИ „правильным“, а ИИ Софии — „неправильным“, хотя в обоих случаях мы имеем дело с определенными, довольно узконаправленными разработками», — заявил Герцель.

Все претензии к Софии он объясняет завистью со стороны конкурентов, которые хотели бы создать собственного человекоподобного робота. «Моим коллегам из технологических компаний неймется оттого, что к Софии приковано внимание мировой общественности, а про их ИИ никто не знает, — считает Герцель. — Более того: людям все равно, насколько совершенный софт заложен в Софии. Им нравится считать ее „живой“ и взаимодействовать с ней, как с личностью».

Такое внимание прессы к Софии прекрасно сказывается на финансовом состоянии ее создателей. Стартап SingularityNet, создающий децентрализованную базу для ИИ на основе блокчейна, вышел на самое быстрое в истории ICO. За одну минуту компания собрала $36 млн. На этой блокчейн-платформе компании и разработчики смогут продавать базы данных, модели ИИ-алгоритмов и зарабатывать через токены. В результате, ИИ должен быть свободен от влияния крупных корпораций и правительств.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения