Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

После экономического кризиса 2008 года страны Восточной Европы столкнулись с нехваткой рабочей силы. Для местных предприятий спасением стала роботизация. За прошлый год число робототехники на производствах выросло на треть, но этого все еще недостаточно. О вынужденном переходе к автоматизации пишет Reuters.

Только за прошлый год предприятия Центральной и Восточной Европы установили 9900 единиц робототехники — на 28% больше, чем годом ранее. К 2020 году поставки робототехники в этот регион вырастут на 21%, хотя средний показатель по Европе составляет всего 10%. Об этом сообщает отчет Международной федерации робототехники (IFR), которая отслеживает главные тренды роботизации по всему миру.

Причиной этого явления в странах Восточной Европы стало падение рождаемости и, как следствие, нехватка рабочей силы. По прогнозам ООН, к 2050 году общее население Польши, Чехии, Словакии и Венгрии сократится на 8 млн до 56 млн человек. Многие страны до сих пор не оправились после экономического кризиса 2008 года. К тому же после 2011 года жителям стран ЕС стало проще мигрировать, и многие уехали в другие европейские страны с более высокими зарплатами и уровнем жизни.

Наибольшему удару подверглась Венгрия. Владельцы предприятий не могут найти сотрудников, а большая текучка кадров только усугубляет ситуацию.Венгерский производитель натяжителей ремней безопасности Hirtenberger Automotive Safety за последние два года потратил на автоматизацию двух производственных блоков €2,5 млн. Компания Terran Tetocserep, которая производит кровлю, в 2017 году инвестировала в установку робототехники €900 000.

Проблема коснулась и Чехии. Опрос компании Ipsos показал, что в 2017 году треть из 100 опрошенных чешских компаний была вынуждена отказываться от заказов из-за нехватки сотрудников. При этом каждое четвертое предприятие планирует инвестировать в автоматизацию.

Аналитики опасаются, что в 2018 году ситуация еще больше ухудшится и нехватка рабочей силы напрямую начнет влиять на темпы экономического роста. Некоторым компаниям выгоднее будет переместить производство в другие страны. Хотя и они не защищены. На нехватку рабочих также жалуются Германия, Нидерланды, Франция и Великобритания.

В этих условиях автоматизация становится единственной возможной стратегией. Наибольшую выгоду получают производители робототехники. Выручка компании Vesz-Mont 2000 в 2017 году выросла на 10%. В 2018 предприятие рассчитывает удвоить объем продаж робототехники. Компания могла бы производить и зарабатывать больше, но, как ни парадоксально, ей тоже не хватает рабочих.

Самая высокая плотность робототехники в Восточной Европе, по данным IFR, отмечается в Словакии. На 100 000 рабочих здесь приходится 135 роботов. В Чехии — 101, в Венгрии — 57, а в Польше — всего 32. Низкие показатели Польши обусловлены притоком рабочих-мигрантов с Украины. Однако появление робототехники на производстве требует от сотрудников новых навыков. И это еще одна проблема, с которой столкнулись компании в Восточной Европе. Некоторые запускают обучающие программы, которые готовят выпускников сразу после школы.

В это же время азиатские страны инвестируют в робототехнику активнее, чем когда-либо прежде. Однако их мотивирует не отсутствие рабочей силы, а повышение заработной платы и конкуренция с другими странами. Так, тайваньская компания Innolux до конца года уволит 10 000 сотрудников и автоматизирует производство на 75%. Тотальная автоматизация также входит в планы тайваньского производителя электроники Foxconn, которому принадлежит Innolux. Компания собирается полностью автоматизировать свои фабрики и уволить более 500 000 сборщиков.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Идеи
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы
Софт, бот, нейросеть: айтишники объясняют, почему не боятся автоматизации, роботизации и ИИ
Кейсы