Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Угроза тотальной автоматизации в последние годы сделала безусловный основной доход популярной идеей. Однако некоторые эксперты считают БОД неэффективным инструментом, который только усилит неравенство и снимет ответственность с политиков. О пяти главных проблемах базового дохода в своей колонке в Financial Times пишет профессор Оксфордского университета Йен Голдин, который исследует проблемы глобализации.

В число сторонников идеи безусловного основного дохода входят миллиардеры из Кремниевой долины, специалисты по искусственному интеллекту, представители трудовых союзов и обычные граждане. По мнению профессора Йена Голдина, интерес к БОДу возрос из-за угрозы автоматизации. Эксперт приводит в доказательство исследование Оксфордской школы Мартина, согласно которому в ближайшие 20 лет машины отнимут 47% рабочих мест в США и 40% — в Великобритании и других странах Европы.

Голдин считает, что Четвертая промышленная революция по темпам превосходит другие технологические революции. Эксперт признает сам факт угрозы со стороны автоматизации, но, по его мнению, бороться с ней с помощью БОДа бессмысленно.

1. БОД поощряет финансовую «безответственность»

Безусловный характер выплат подразумевает, что получать деньги будут все без исключения. Даже самые скромные выплаты потребуют колоссальных затрат и создадут дефицит в бюджете. Чтобы заполнить эту брешь, странам придется повышать налоги и перераспределять ресурсы. Например, сокращать финансирование здравоохранения и образования.

2. БОД усилит неравенство

Этот аргумент используют многие противники базовых выплат. Исследование ОЭСР показало, что отказ от соцгарантий для отдельных граждан в пользу базовых выплат всему населению поставит в невыгодное положение беднейшие слои. Они будут получать меньше, тогда как граждане, которые не нуждались в пособиях раньше, будут получать выплаты наравне со всеми.

3. БОД разрушит социальную сплоченность

По мнению Голдина, работа дает людям не только доход, но и смысл жизни, статус, новые навыки, знакомства и разветвленную сеть контактов. Разрыв связи между работой и доходом приведет к упадку в обществе.

«[Рост] преступности, наркотики, неполные семьи и другие разрушительные явления чаще прослеживаются в регионах с высоким уровнем безработицы», — отмечает эксперт.

4. БОД провоцирует пассивность граждан

Традиционные соцпособия подталкивают людей к позитивным изменениям, заставляют их искать работу, проходить обучающие курсы, а иногда и переезжать в другие города. «Подушка безопасности», предоставляемая государством, должна прокладывать человеку дорогу к улучшениям жизненных обстоятельств. БОД, как полагает Голдин, напротив, ставит человека в пожизненно зависимое положение.

5. БОД понизит ответственность политиков и глав корпораций

Если государство или компания введут безусловные выплаты, то тем самым они освободят себя от дальнейшего обсуждения проблем на рынке труда. При этом многие проблемы нуждаются в срочном решении. Голдин приводит в пример продолжительность рабочей недели, вознаграждение за удаленную работу, а также заботу о благополучии сотрудников.

Недавний опрос Института Гэллапа показал, что половина американцев (48%) поддерживает БОД. Однако 80% сторонников считает, что средства на безусловные выплаты должны поступать из налогов, которые крупным технологическим компаниям следует платить за использование искусственного интеллекта и других передовых технологий.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Тренды
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Иннополис
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения