Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Блокчейн

Первая в мире национальная криптовалюта приравнена к баррелю нефти, потому ее рекомендованная правительством Венесуэлы цена — $60. В ходе предпродажи инвесторы смогут приобрести 38,4 млн Petro. Эксперты скептически оценивают начинание президента Николаса Мадуро, рассматривая введение национальной криптовалюты как жест отчаяния стоящей на краю финансовой пропасти страны, сообщает сайт CNBC.

Президент Мадуро не скрывает, что введение национальной криптовалюты понадобилось для обхода западных санкций. Недавнее ужесточение последних президентом США Дональдом Трампом привело к падению объемов экспорта венесуэльской нефти на 29% и очередному обвалу курса боливара. В начале февраля на черном рынке венесуэльской столицы Каракас за $1 давали уже 235 тысяч боливаров. За минувший год венесуэльская валюта обесценилась примерно в 80 раз. С помощью размещения криптовалюты власти надеются привлечь финансирование, прежде всего, со стороны России, Китая и ряда стран Ближнего Востока.

Эксперты, опрошенные CNBC, полагают, что венесуэльская криптовалюта — это не более чем пилотный проект. По их мнению, размещение Petro (в переводе с испанского — «нефть») станет своеобразной репетицией перед введением крипторубля. «У Путина и Мадуро очень похожие проблемы, — сказал в интервью CNBC старший аналитик криптовалютной торговой платформы eToro Мати Гринспен. — Обе страны сильно зависят от цены на нефть, которая в последние годы была довольно неустойчивой. У обеих стран есть проблемы с санкциями США и с долларом США, являющимся мировой резервной валютой». Впрочем, планы введения своих криптовалют есть не только у стран, в отношении которых США и Евросоюз применяют санкции. Швеция, например, изучает возможность введения цифровой версии кроны. Другие страны, включая Японию, Сингапур и Эстонию, также рассматривают переход на цифровые альтернативы традиционным валютам.

В свою очередь, Франсиско Торо, венесуэльский журналист и политолог, говорит, что Венесуэла ввела криптовалюту «от отчаяния». В стране обостряется дефицит товаров первой необходимости, и власти пытаются найти любые источники получения твердой валюты, необходимой для их закупки за границей.

В успех Petro эксперты по криптовалютам не верят. Дело в том, что Венесуэла переживает не только экономический, но и политический кризис. Оппозиционный Мадуро парламент страны не утвердил введение Petro. Предполагается, что всего будет выпущено 100 млн токенов. При этом непонятно, на какой законодательной и технологической основе осуществляется их эмиссия. Судя по всему, о майнинге речи не идет. Исполнительная власть Венесуэлы просто объявила о создании криптовалютной альтернативы боливара, обеспеченной месторождениями нефти, золота и алмазов, имеющимися в стране. Но это пока просто слова. До сих пор не известно, можно ли будет обменять Petro на долю, скажем, в золотых приисках или хотя бы на реальную бочку нефти, к которой якобы приравнена венесуэльская криптовалюта.

Минувшим летом центробанк Китая совместно с рядом местных коммерческих банков начал тестирование прототипа национальной криптовалюты. Судя по заявлениям представителей Народного банка КНР, криптовалюта будет обращаться параллельно с юанем, однако сроки введения цифровой валюты Китая пока не обозначены.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения