Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Блокчейн

Первая в мире национальная криптовалюта приравнена к баррелю нефти, потому ее рекомендованная правительством Венесуэлы цена — $60. В ходе предпродажи инвесторы смогут приобрести 38,4 млн Petro. Эксперты скептически оценивают начинание президента Николаса Мадуро, рассматривая введение национальной криптовалюты как жест отчаяния стоящей на краю финансовой пропасти страны, сообщает сайт CNBC.

Президент Мадуро не скрывает, что введение национальной криптовалюты понадобилось для обхода западных санкций. Недавнее ужесточение последних президентом США Дональдом Трампом привело к падению объемов экспорта венесуэльской нефти на 29% и очередному обвалу курса боливара. В начале февраля на черном рынке венесуэльской столицы Каракас за $1 давали уже 235 тысяч боливаров. За минувший год венесуэльская валюта обесценилась примерно в 80 раз. С помощью размещения криптовалюты власти надеются привлечь финансирование, прежде всего, со стороны России, Китая и ряда стран Ближнего Востока.

Эксперты, опрошенные CNBC, полагают, что венесуэльская криптовалюта — это не более чем пилотный проект. По их мнению, размещение Petro (в переводе с испанского — «нефть») станет своеобразной репетицией перед введением крипторубля. «У Путина и Мадуро очень похожие проблемы, — сказал в интервью CNBC старший аналитик криптовалютной торговой платформы eToro Мати Гринспен. — Обе страны сильно зависят от цены на нефть, которая в последние годы была довольно неустойчивой. У обеих стран есть проблемы с санкциями США и с долларом США, являющимся мировой резервной валютой». Впрочем, планы введения своих криптовалют есть не только у стран, в отношении которых США и Евросоюз применяют санкции. Швеция, например, изучает возможность введения цифровой версии кроны. Другие страны, включая Японию, Сингапур и Эстонию, также рассматривают переход на цифровые альтернативы традиционным валютам.

В свою очередь, Франсиско Торо, венесуэльский журналист и политолог, говорит, что Венесуэла ввела криптовалюту «от отчаяния». В стране обостряется дефицит товаров первой необходимости, и власти пытаются найти любые источники получения твердой валюты, необходимой для их закупки за границей.

В успех Petro эксперты по криптовалютам не верят. Дело в том, что Венесуэла переживает не только экономический, но и политический кризис. Оппозиционный Мадуро парламент страны не утвердил введение Petro. Предполагается, что всего будет выпущено 100 млн токенов. При этом непонятно, на какой законодательной и технологической основе осуществляется их эмиссия. Судя по всему, о майнинге речи не идет. Исполнительная власть Венесуэлы просто объявила о создании криптовалютной альтернативы боливара, обеспеченной месторождениями нефти, золота и алмазов, имеющимися в стране. Но это пока просто слова. До сих пор не известно, можно ли будет обменять Petro на долю, скажем, в золотых приисках или хотя бы на реальную бочку нефти, к которой якобы приравнена венесуэльская криптовалюта.

Минувшим летом центробанк Китая совместно с рядом местных коммерческих банков начал тестирование прототипа национальной криптовалюты. Судя по заявлениям представителей Народного банка КНР, криптовалюта будет обращаться параллельно с юанем, однако сроки введения цифровой валюты Китая пока не обозначены.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды