Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Иннополис

В Иннополисе живут уже более 2500 человек и история каждого переехавшего своя, особенная. На этот раз «Хайтек» поговорил с Сергеем Чуплыгиным. Он следил за строительством города с самого первого камня, живет в нем уже больше года, а переехал в него из Чебоксар.

— Расскажите о себе, о том, чем занимались раньше?

— Сейчас я инженер отдела портирования «Открытой мобильной платформы». Мы запускаем ОС Sailfish Mobile на различных устройствах. По образованию я эколог, как это ни странно. Но всю жизнь занимался программированием на PHP. Год назад я решил полностью поменять специализацию в программировании, захотелось выполнять более сложные и интересные задачи. Такие проекты нашлись для меня в «Открытой платформе». До этого я проживал в Чебоксарах. Посылая заявку, я знал, что в случае успеха буду работать в Иннополисе

— Как прошел переезд?

— Я переезжал уже зная, что у меня есть рабочее место. Об этом мне сказали 1 августа. Потом неделя ушла на согласование переезда, всех нюансов, на решение проблем с жильем. 9 августа я уже приехал сюда со всеми вещами. Мне выделили двухкомнатную квартиру. Я отдаю 10 тысяч рублей за аренду, еще 5 тысяч в среднем уходят в месяц за коммунальные услуги. Итого 15 тысяч за аренду квартиры площадью 73 кв. м. — это очень дешево. Условия просто отличные.

— Кто вам прорекламировал город?

— Я знаком с этим проектом с самого момента его запуска. Я даже был на открытии города. Мне проект сразу показался очень интересным. То, что новый город расположился в поле, подумал я, несет в себе довольно много преимуществ. Это будет обособленное сообщество, не будет ни бабушек под окном, ни безработных, ни пьяниц и других асоциальных личностей. Практически все здесь одного уровня образования.

— Когда появилась мысль, о том, что вы готовы к переезду?

— Где-то в 12 году, когда президент Татарстана Рустам Минниханов сказал: «Мы будем строить ИТ-деревню». Уже тогда я подумал, что хотел бы жить в такой. Уже на том этапе. Приезжал, видел, как начиналась эта стройка. Она с самого начала была огромной. Через полгода после закладки первого камня масштаб уже поражал. Это был муравейник. Можно сравнить с газопроводом, который тянут по Сибири, хотя тут масштабнее. Один факт такой огромной стройки подталкивал к изменениям. Когда все растут и ты хочешь расти. Когда строится что-то большое, а ты стоишь в стороне, хочется подключиться и участвовать в этом.

Меня не пришлось мотивировать. Чебоксары, хоть и нехорошо так говорить о родине, достаточно депрессивный регион. В Москву не хотелось переезжать, потому что не люблю большие города.

Позже «Открытая мобильная платформа» организовала летнюю школу в Иннополисе, я в ней участвовал и тогда окончательно решил, что буду здесь жить — окончательно понял, что меня здесь все устраивает.

— Но есть все-таки то, что не устраивает?

— Некоторые жалуются, что в Иннополисе нет кинотеатра. Но мне что в Чебоксарах приходилось почти час добираться до него, что здесь я за те же 40 минут доезжаю до кинотеатров в Казани. Понятно, что не все пока идеально, но проблем, которые бы реально мешали жить, здесь нет. Нет таких вещей, которые бы раздражали по-настоящему.

— Какие плюсы?

— Здесь все по-другому. Например, прошлым летом мэрия объявила об отключении воды на 3 недели. Все по привычке погрустнели и смирились. Но позже каждому жителю позвонили из мэрии и предложили установить водонагреватель, чтобы с комфортом можно было пережить эти 3 недели. Мне кажется, это уникальный опыт. Тут большинство проблем решаются от позиции «да».

В прошлом году появилось много людей с собаками, я сам такой. Мы выгуливали их недалеко от детского сада. Там хорошие места, поэтому параллельно очень быстро возникли мамы с колясками. Мамы с собачниками — это вечный конфликт. В любом другом городе России поставили бы полицейского, чтобы кого-то из них гонять, причем понятно кого. Здесь же решили действовать от позиции «да» и построили хорошую площадку для собак.

Была также ситуация с шашлыками. Появилось множество любителей барбекю, но ясно, что это пожароопасно. Проще было запретить жечь костры, но мэрия быстро оборудовала специальное место. И таких примеров много.

Здесь нет грязных подъездов, текущих труб, грязной воды в кране, неадекватных соседей. Вспоминаю свой легкий шок, когда после заселения мне позвонили из мэрии и поинтересовались, все ли хорошо, нет ли претензий. Быстро привыкаешь к такому. В Казани возникает диссонанс когда поворачиваю в некоторые дворы и вижу разруху или замечаю, что в подъезде в Чебоксарах накурено. После Иннополиса это кажется чем-то диким.

Когда я переселился сюда, рядом началась стройка дороги. И удобная тропинка, по которой я ходил на работу оказалась на территории стройки. Я по привычке пошел по ней, но меня догнал охранник и предупредил, что мне нельзя здесь ходить. Но различие было в том, что он догнал меня не чтобы выгнать, а проводить через эту стройку. Наши совместные походы продолжались две недели.

Те мелочи, которые не замечаешь, живя в других городах, здесь становятся преступлением. Самое вопиющее преступление в Иннополисе — заезжие люди, поставившие машину на места для инвалидов. Так происходит, потому что само общество формирует себя. Создали новый город, сначала приходилось регулировать из под пинка, а потом привыкли все. И теперь, если приедет человек и будет курить в подъезде, то на него будут смотреть как на идиота. То же с парковкой.

— Какое отношение к городу у ваших коллег по прежней работе или людей, которым вы рассказываете о нем?

— Когда мне говорят, например, в сети, что это «распил» или «потемкинская деревня», я просто отвечаю, что живу тут уже год. И я не живу в потемкинской деревне. У меня хорошая квартира, хорошие соседи, хорошая работа, мэрия которая решает проблемы. В конце концов моя собака тут счастлива. Я пишу в чате, что еду гулять с собакой на природу и каждый раз набиваются 3 машины, 12 собак и мы едем вместе. При этом мы не работаем в одной компании, ни в одном доме живем, но город объединяет. Тут совсем другое мышление. Сюда никого не сгоняли. А деньги трансформировались в инфраструктуру.

Я говорю, что это заповедник для программистов. Тут бегают зайцы, лоси, лисы и живут программисты. Люди из внешнего мира часто этого не понимают, мыслят шаблонами.

— Кому не стоит сюда ехать?

— Надо понимать, что город не для тусовок. Если важнее тусовка, то надо ехать в другое место. Если хочешь работать в комфортных условиях и расти, то Иннополис подходит. Здесь не получается не расти.

Банальный пример: гуляем с собакой, параллельно разбираясь, как работает блокчейн. Продолжаешь общаться с коллегами и программистами из других компаний вне работы. Город так устроен, что постоянно пересекаешься с ними. Подбрасываешь в город, помогаешь с делами и параллельно общаешься, узнаешь о других проектах, технологиях. Есть запрос на рост, он стимулируется самим сообществом.

— Почему нельзя перенести модель Инополиса на другие города?

— Там есть свои привычки, которые переломить сложно. Плюнуть в подъезде там нормально. Здесь же город построен с нуля и не пришлось ничего ломать в сознании людей. Порог входа сюда достаточно высокий, уровень образования, уровень зарплат тоже. У сторонних наблюдателей бывают вопросы: «зачем начали строить в чистом поле, когда есть Казань?» Но построить еще пару кварталов в большом городе и отвести их под проект не получилось бы — окружающая среда оказывала бы подавляющее по своей сути влияние. И формат абсолютно новой среды и закрытого социума для разработчиков не заработал бы.

— Что стали делать здесь, чего не делали раньше?

— Я стал улыбаться, когда хожу по улицам. Режим дня не изменился, потому что всегда вставал рано, чтобы выгуливать собаку. Здесь я начал задумываться о покупке квартиры. Во временном масштабе не поменялось практически ничего, но появился чистый воздух, люди с горящими глазами, мэрия, которая с тобой разговаривает, а не посылает.

Я стал меньше жаловаться. В любом другом городе, когда ты жалуешься в мэрию, тебя воспринимают в штыки. Здесь же мэрия сразу идет на встречу. Здесь говорят: да, есть баг, завтра пофиксим. Обычно гуляю в 6 утра с собакой и если замечаю какую-то проблему, то пишу о ней в мэрию. Когда иду домой на обед этой проблемы уже нет.

— Почему получается здесь обеспечивать хороший сервис и адекватные реакции руководства города, а в других местах нет?

— Город молодой. И если бы мэрия не вела себя так, а выбрала бы традиционный путь, то уровень жизни был бы совсем другой, отношение было бы другое. Не каждого заманишь в поле — нужно дать соответствующие условия и отношение. Приезжают люди, которые ценят себя. Если бы мэрия вела себя по-другому, то эти люди бы просто уехали. Приезд сюда из старого города — это, как вытряхнуть маленький камень из ботинка, с которым ходил несколько лет. Он, вроде, не сильно мешал, можно было терпеть, но вот выкинул его и понял, как неудобно было с ним.

Я всегда говорю критикам: «Приезжайте, я вас встречу, покажу, если надо размещу. Посмотрите, как должно быть все устроено и в вашем городе: чистые улицы, пустые урны, охранники, которые готовы тебя охранять. Не люди для города, а город для людей. У людей меняется мышление, когда они попадают на один день сюда. «А что так можно?» — популярный вопрос моих гостей. «А что, можно сначала дороги построить, а потом дома?», «А что можно не перекапывать улицы каждый раз?», «А разве это нормально, что можно с мэром пообщаться в Телеграме?» Но из таких частей и состоит Иннополис. Не ведут здесь себя люди плохо. Когда вокруг тебя все хорошо, ты сам тянешься к этому и начинаешь чаще улыбаться.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды