Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Очередной виток противостояния силовых ведомств и мессенджера Telegram снова поставил неудобные вопросы: что важнее, безопасность или свобода? Можно ли измерять и сравнивать риски и последствия решений, увеличивающих безопасность и ограничивающих свободу, и наоборот? И, наконец, не являются ли и безопасность и свобода всего лишь иллюзиями, которые необходимо поддерживать в умах? Однозначных ответов на эти вопросы нет — мы все слишком по-разному воспитаны. Основатели Combot — Федор Скуратов и Сергей Черников объясняют, почему Telegram блокировать нельзя.


Дик Чейни
американский политик, по мнению газеты Washington Post, являлся самым влиятельным Вице-президентом в истории США

Принципы хороши до поры до времени, но что от них толку, если ты проиграешь?


В дискуссии вокруг блокировки Telegram государство упирает на то, что, как строгая мама, заботится о нашей безопасности, а интернет-сообщество считает, что в состоянии это сделать самостоятельно, — лишь бы не мешали.

К сожалению, в процессе реализации «заботы» случаются казусы. Государство как система неоднородно: интересы различных ведомств часто противоречат друг другу. Традиционные установки: «закон есть закон», «отступление — признак слабости», — добавляют картине живописности.

Потенциальный блок Telegram — яркий пример ситуации, в которой государство, защищая одни принципы, противоречит другим принципам и задачам. Блок может стать явью в течение двух ближайших месяцев — это зависит исключительно от расторопности и профессионализма как юристов из Агоры, участвующих в процессе со стороны мессенджера Павла Дурова, так и чиновников из Роскомнадзора.

Вот четыре причины, по которым блокировка Telegram в России может считаться не только ошибкой, но и откровенным саботажем

Причина первая: полная блокировка сервиса практически неосуществима

Чтобы полностью заблокировать Telegram на территории РФ, потребуется:

1. Удалить приложение из Google Play и App Store. Этого можно добиться, но приложение скачивается с официального сайта (и не только). Кроме того, Telegram имеет открытое API и сотни, если не тысячи, альтернативных клиентов. Удалить все приложения, использующие Telegram API, вряд ли возможно. Сделать свой клиент при открытых исходных кодах клиентских приложений — дело не пяти минут, но пяти дней.

2. Заблокировать официальный сайт. Эта процедура знакомая и легко выполнимая. Но приложение все равно можно будет без проблем скачать на других ресурсах. Заблокировать все эти ресурсы не предоставляется возможным, а размещение ссылок в социальных сетях и вовсе практически не поддается регуляции.

3. Два вышеописанных пункта безусловно, кратно снизят количество новых пользователей (не очень опытных) мессенджера, но надо что-то сделать с уже существующими, и вот тут самое интересное. Чтобы запретить пользоваться Telegram тем, у кого он уже установлен, нужно заблокировать все IP-адреса мессенджера. Это не один-два и не десять IP-адресов, которые используются для работы. Это выглядит уже амбициозным проектом — Telegram имеет распределенную сеть серверов. Ничто не мешает Telegram просто использовать новый пул IP-адресов сразу после блокировки старых. IP-адреса достаточно дешевые, а если вспомнить про IPv6, то такое противостояние однозначно закончится не в пользу Роскомнадзора. Чтобы купить и настроить новый пул IP-адресов, нужно 30-40 минут. Часть распределяющих серверов можно развернуть на Amazon, Azure, чтобы еще более запутать всю историю, — пример Zello показывает, что терпение у гигантов хоть и не бесконечное, но весьма долгоиграющее. Так или иначе, вывод тут напрашивается следующий: Telegram нужно приложить минимум усилий, чтобы сервис работал на территории РФ. А Роскомнадзору и операторам понадобятся совершенно несопоставимые усилия. Снова можно привести пример Zello, доля пользователей которого после блокировок в разных странах снизилась в них примерно на 50%.

4. Бонусом еще нужно как-то отключить номера, с которых приходят СМС, чтобы уж наверняка никто не смог зарегистрироваться.

Даже если мессенджер не будет менять IP-адреса и в целом отнесется к блоку в России как к неизбежности, в Telegram с 2017 года имеются встроенные настройки для использования proxy, доступные буквально в одно нажатие.

В целом, по разным прогнозам, при блокировке сервиса им продолжит пользоваться не менее половины из примерно 15 млн. активных пользователей из России.

В чем же проблема и почему это проблема? Неисполнимые решения усугубляют ситуацию в области законодательства, когда нормы и регулировки, призванные в той или иной степени обеспечивать безопасность ценой ограничения свободы, не работают. Безопасность не обеспечена, а степень свободы уже снизилась.

Чем больше в государстве неработающих законов, тем сильнее правовой нигилизм граждан. Если же регуляторы и силовые структуры все-таки берут курс на полное исполнение законов, в том числе о блокировках, это приводит нас к следующему.

Причина вторая: без запрета proxy и VPN исполнение законов о блокировке невозможно.

Роскомнадзор уже совершает определенные действия в этой связи: популярным сервисам, таким как FriGate, уже некоторое время предписано блокировать доступ к запрещенным в России сайтам и сервисам. Однако в случае с Telegram история другая. В силу архитектуры мессенджера, VPN могут использоваться практически любые. Один из популярных Telegram-ботов, обеспечивающих доступ к обходу блокировок, российский Socks5_bot, за 4 дня блокировки сервиса в Иране в начале 2018 года собрал почти 1 млн. пользователей, а всего, по оценкам, за это короткое время на использование таких решений перешло не менее 40% иранцев.

Всерьез начав бороться с VPN и Proxy, Роскомнадзор и регуляторы ввяжутся в историю, которая будет стоить сотни миллиардов рублей и, что куда более важно, будет работать только на принципы «не отступаем» и «закон есть закон», но совершенно не на принципы безопасности и разумности применения тех или иных мер.

Как всегда, нести эти расходы придется в конечном счете гражданам России. 150 млн. человек будут защищать на их же деньги от угроз, которые существовали и будут существовать вне зависимости от того, какие сервисы они будут использовать для коммуникаций.

И здесь мы переходим к третьему пункту в списке причин, по которым блокировка — ошибочное решение.

Причина третья: Telegram нарушает, но он «свой с....н сын»

Геополитические реалии XXI века таковы, что война идет на всех фронтах, включая социальные сервисы и коммуникационные платформы. Можно верить в теорию заговора, можно не верить, можно игнорировать или возмущаться. Но нельзя не признавать, что сервис, одинаково не сотрудничающий ни с одним государством, лучше сервиса, сотрудничающего с каким-то одним или с блоком государств, недружественных России.

Коммуникации или хотя бы причастность к глобальному информационному пространству — крайне важный фактор для части общества ,особенно для продвинутой интернет-аудитории. Да, эти люди — не большинство, но их много и они ценны, так как обеспечивают технологический прогресс. В ситуации, когда эта часть общества живет по своим собственным, неисполняемым законам — например спокойно обходит блокировки, — создает кошмарную тенденцию: мы снова и снова оказываемся в ситуации, когда одна часть общество де-факто является привилегированной, но так как эти привилегии незаконны, их в любой момент могут отобрать и наказать.

Как говорится, был бы человек, а статья найдется. И здесь мы переходим к последнему пункту.

Причина четвертая: иллюзия свободы лучше иллюзии несвободы

О каком противостоянии на геополитической арене может идти речь, если внутри страны наиболее активная часть общества, с одной стороны, ограничена в возможностях «на словах», прижата риторикой о безопасности и борьбе с терроризмом, но, с другой, использует эти свободы в силу принципиальной невыполнимости таких ограничений.

Риторика России на геополитической арене достаточно однозначна — примат формы над содержанием недопустим. Не пора ли использовать тот же принцип во внутренних делах, особенно связанных с безопасностью и ощущением граждан?

Грядущие экономические неурядицы в условиях санкций также повысят значение требования к нематериальному стимулированию, и выбивать из своих рук козырь в виде относительной свободы в интернете — ошибка и практически саботаж политического курса, как бы мы к нему не относились.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения