Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Арик Ахвердян создал сервис отбора персонала с помощью видеоинтервью пять лет назад. За эти годы компания VCV (Video CV) успела занять нишу на HR-tech рынке России и обзавестись лояльными клиентами, среди которых Mars, Beeline, Decathlon и другие. В июне 2017 года Арик переехал в Силиконовую долину, а VCV стал первым HR-tech проектом из России, попавшим в международный акселератор 500 Startups. Стартапер рассказал «Хайтеку», стоит ли следить за своим электронным следом, как блокировка Telegram ударила по рынку HR, а также о машинном обучении в HR-tech.

Размер имеет значение

В Кремниевой долине все равно, откуда ты приехал, тебя ценят за твои навыки, технологию. Инвесторы относятся к российским проектам с недоверием, но не из-за политической ситуации, а из-за размера рынка: не факт, что если что-то сработало на российском рынке, то это сработает в Америке. Дело не в России как таковой. Вообще все, что не Англия, Европа, Австралия или Израиль, американским инвесторам непонятно. А вот если ты сумел создать нетворкинг, то тебе доверяют.

За последние 7 лет в России появилось примерно пятнадцать HR-tech проектов, из которых три умерли, остальные существуют. Общая сумма инвестиций во все эти проекты — чуть меньше $5 млн.

В Америке только за первый квартал 2018 года в эту сферу было вложено $795 млн. Масштабы несравнимые. У нас рынок в зачаточном состоянии. Десять игроков на рынке в разных областях — это очень мало.

В Америке бывают огромные чеки, до сих пор на раундах B и С поднимают классические системы трекинга кандидатов (ATS, Applicant Tracking System), крупные HR-системы, — там нет чего-то супернавороченного, просто удобное и практичное.


ATS Applicant Tracking Systems (ATS)

Системы по управлению кандидатами, в задачи которых входит размещение объявлений о вакансиях, сбор откликов на них из всех источников, обработка потока резюме и их хранение, соотнесение резюме с вакансиями, работа с рекрутинговыми агентствами, с нанимающими руководителями и многое другое.


Через 3-5 лет мы привыкнем общаться с голосовыми помощниками, к тому, что система будет за нас решать, советовать, какой кандидат лучше. Система может обрабатывать информацию гораздо быстрее и строить в десятки раз больше моделей, чем человек на своем опыте. HR-специалистам нужны эти технологии.

Сейчас компании не умеют даже собирать данные по собственным сотрудникам — у них нет инструментов, чтобы потом выдавать какие-то предиктивные аналитические модели. Большая российская корпорация обратилась к нам с просьбой проанализировать 40 их лучших сотрудников. Они хотели задать нашей системе критерии, чтобы она сравнивала всех новых кандидатов с этими сотрудниками и говорила, кто из них наиболее близок к этому профилю. У компании не оказалось достаточно данных по сотрудникам. Но мы будем развивать направление, связанное с машинным обучением, — использованием технологии распознавания лиц, эмоций, голоса, текста. Есть стартап (он даже сделал экзит), который отслеживают настроение человека в переписке с коллегами, чтобы предугадать, когда он хочет уволиться. Это очень полезно. Эйчар, сидя в отделе, может отслеживать настроения и повлиять на ситуацию.


Битва кадровиков и гигантов

HR-tech рынок недооценен. С помощью уже имеющихся технологий можно собирать по кандидатам много данных, актуальность темы не снижается: все компании управляют людьми, всем нужны технологии для их поиска, обучения, удержания, отслеживания графика и т.п. HR-tech — живой рынок, за последние лет пять глобальные инвестиции увеличились в восемь раз. Конечно, он непростой: клиенты только привыкают к использованию технологий.

Сейчас идет борьба за доступ к информации между Google, Amazon, Facebook, Apple и Microsoft. На первый взгляд, пересечений в этой области немного. Но посмотрите на голосовые помощники: они есть у Google, Amazon, Apple, — скоро, думаю, до этого дойдет и Facebook. Идет активный процесс обработки большого объема информации. Благодаря ассистенту, обрабатывающему запросы, они имеют возможность изучать своего клиента и предлагать ему более удобные сервисы, качественные продукты, рекламу.

Гиганты соревнуются, кто первым зайдет на рынок HR. Google первым стал его развивать, сделав возможность поиска вакансий и АТС для рекрутеров, Facebook запустил Facebook for jobs. В первую очередь будут развиваться такие платформы с доступом к широкой аудитории. Microsoft вместо развития собственного продукта решил купить LinkedIn — еще один яркий пример интереса к рынку HR.

На российском рынке из глобальных игроков можно назвать только SuccessFactors, часть SAP. Это ATS, которая внедрена во многих компаниях — Сбербанке, Ростелекоме и других. Это дорого, но в больших организациях без нее уже нельзя, потому что она внедрена в систему управления всей компанией. Российский рынок микроскопический — для международных компаний выход на него не имеет никакого смысла, особенно если взять курсовую разницу, — в долларах они заработают мало.

У нас настолько непредсказуемое государство, что западные компании не чувствуют, что им тут рады. Более того, есть риск, что, инвестируя в российский рынок, через 2-3 года ты можешь остаться без бизнеса вообще — из-за каких-то ограничений. Я знаю пару компаний, начинающих использовать современную американскую трекинг-систему, несколько компаний с видео-интервью. Российский рынок, мне кажется, будет развиваться каким-то своим эволюционным путем, подглядывая за тем, что происходит в Америке, в мире.


Как все выглядит в России

Блокировка LinkedIn стала тяжелым ударом для российского HR-рынка. Рекрутеры, конечно, заходят через VPN, но кандидаты отвечают с большой задержкой или вообще не отвечают. Telegram тоже очень удобный инструмент: компании начали использовать чат-ботов для отбора кандидатов, ответов на вопросы сотрудников, проведения опросов, а также для брони переговорок, отпусков.

Если заблокируют и Facebook, станет очень грустно, — думаю, многие умы начнут отсюда утекать, потому что это уже похоже на железный занавес. Вместо того чтобы поддерживать и помогать Telegram на российском рынке, его блокируют. Полная его блокировка отразится на развитии HR-tech рынка. Придется уходить в Facebook, а если заблокируют и его, станет очень грустно — думаю, многие умы начнут отсюда утекать, потому что это уже похоже на железный занавес. Удивительно, что еще ничего не появилось своего — вот только пару дней назад узнал о TamTam от Mail.ru, пока даже не видел. Наверное, мы вернемся к каким-то примитивным вещами.

У нас прекрасные технологические умы, которые ценятся во всем мире. Очень сильная школа математики, вузы, которые готовят сильных инженеров за государственные деньги, а потом эти люди уезжают. У истоков многих глобальных компаний стоят русскоязычные инженеры. Обидно, что мы не занимаемся возвращением этих умов, теряем их из-за среды.

Почему нельзя создать среду, аналогичную Кремниевой долине? Пусть это будет не для всего мира. В Армении уже идут к этому: сделали несколько школ, где готовят программистов, создается инвестиционная среда. Там хотят сделать хаб для других стран — азиатских, восточно-европейских. С точки зрения географии очень удобно. В России тоже есть такие возможности.


Харрасмент и разнообразие: чему не надо учиться у Америки

В Америке каждая компания стремится к тому, чтобы у них были представлены сотрудники разного пола, возраста, ориентации. В технологических компаниях всегда было больше мужчин. В Штатах, если ИТ-компания говорит: у нас 43% женщин и 47% мужчин, — это повод для гордости. Для меня это непривычно, я работал в HR, где исторически много женщин. Почему это надо это выделять? Я считаю, что нам многому можно у них научиться, но учиться надо с умом. Не думаю, что надо брать человека на работу, просто потому, что он из дискриминированной среды, но сделать разнообразную среду — это важно, это усиливает компанию. Здорово, когда сотрудникам не приходится скрывать свою ориентацию, или, когда они могут ездить на работу в инвалидной коляске.

В России, общаясь со своими коллегами-женщинам, я могу поставить смайлик-поцелуйчик, но в Америке это может быть опасно. Помните эту историю с основателем 500 стартапов Дэйвом Макклюром? Надо инструктировать сотрудников, что можно, что нельзя делать на работе, и принимать во внимание российскую действительность. В России знакомства на работе — один из способов создать семью.


Когда рынок маленький

Самое главное наше достижение за пять лет — мы способствовали созданию спроса на рынке, которого не было. Первые два-три года мы рассказывали, что можно использовать видеоинтервью для отбора людей. Мы выжили благодаря тому, что активно продавали и благодаря рекомендациям — они до сих пор приносят порядка 50% клиентов.

Маленький рынок — не значит плохой. У многих компаний в Америке такие же проблемы, как и у нас. У российских компаний очень большой интерес к новым технологиям, они готовы пробовать новое. Американский рынок перенасыщен и там нет такого рвения. На HR-конференциях в России мы уже давно обсуждаем различные технологии (например, чат-ботов), а в Америке и Европе это сейчас самая горячая тема.

Фишка в том, чтобы сделать процесс найма на работу максимально удобным, прикольным для всех — вместо того, чтобы стоять два часа в пробке на собеседование, ты за 15 минут записываешь интервью. Мы будем пробовать пилоты на американском, европейском и российском рынке. В России мы сделали такие проекты, которые не делали офисы этих компаний в других странах. Когда они узнают об этом, говорят «Круто! Мы хотим также».


Арик Ахвердян родился в Москве. В 2007 окончил Московский государственный Строительный Университет (специальность «Экономика и управление»), в 2009 году изучал английский в Сиднейском университете, в 2013-2014 прошел стажировки в Кремниевой долине. Начинал карьеру с позиции рекрутера в компании Adecco (мировой лидер в области подбора персонала). В 2013 году запустил проект VCV.RU, сервис для отбора персонала с помощью голосовых ботов и видеоинтервью.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
Тренды
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения