Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Данил Решетников, культовый киберспортсмен, игрок в League of Legends рассказывает, как он начал играть, есть ли будущее технологий в киберспорте, почему в команде не может быть удаленных игроков и так ли важна хорошая и дорогая техника — или достаточно мышки за 200 рублей и плазмы без впечатляющих характеристик.

О тренировках

— Как часто и в каком формате проходят тренировки? Играете командой или по отдельности?

— Когда тренировки идут хорошо и есть оппоненты, чтобы поскримить, тренируемся командой часов семь-восемь в день. Все остальное время — до 13 часов в день — добиваем солокушками, кто сколько сможет. Скримить — играть «команда на команду» ради взаимовыгодной тренировки, солоку — игры со случайным подбором напарников и оппонентов на рейтинг.

Общий план тренировок примерно такой: сначала игрок долго играет солоку, чтобы хорошо нажимать на кнопки, иметь общее представление о силе «чемпионов» и всех изменениях последних патчей. Потом начинает тренироваться с командой. Солоку становится меньше, но они все равно занимают почти все свободное время, — идеи, которые появляются в эти моменты, можно использовать потом в командной игре.


Данил Решетников
Diamondprox

Играл за Team Empire, Moscow 5 и Unicorns Of Love. Сейчас играет за Gambit Esports (приобретена МТС в 2018 году, базируется в Великобритании). Вместе с командой за последние два года шесть раз становился победителем различных чемпионатов, Gambit заработал 6,83 млн рублей при учете только победных призовых фондов. За свою карьеру Данил 24 раза был чемпионом.

Один из самых интересных «джанглеров», создатель роли лесника в современном ее понимании и один из ключевых игроков в истории League of Legends. Лесник, или джанглер, — член команды, который фармит в лесу, неожиданно нападает и помогает убить вражеского «чемпиона». Основное преимущество — внезапность и наличие дополнительных баффов.


— Как устроена ваша база для тренировок?

— Это большой дом за городом. У каждого есть спальное место — в этот раз по двое в комнате. Компьютеры в отдельной гостиной. На плазме разбираем реплеи. Еду привозят. Мы изолированы от внешнего мира, ничто не мешает тренировкам. В свободное от тренировок время... В городе — ходим в спортзал, за городом — спим и снова тренируемся. Интенсивнее всего тренируемся перед плей-оффами своей лиги и большими турнирами — 4 раза в год по месяцу. А всего тренировки занимают от 9 до 12 месяцев в году.

— Возможно ли тренироваться с командой в удаленном режиме?

— Возможно, но не эффективно. Дома у всех отвлекающие факторы. К тому же, когда общение не вживую, упускается много моментов, которые можно обсудить. Никто не видит реакцию друг друга на происходящее, труднее понять, что у кого на уме. Например, человек молчит — а ты не знаешь, почему: может, он просто молчун и говорит только по делу, а может, расстраивается из-за проигранных игр, — тогда это признак слабого самоконтроля. Долго так тренироваться нельзя.

— Какая часть года самая напряженная?

— Лето. Мы к нему приходим уставшими, потому что всю весну играем, а осенью Чемпионат мира. Это самое трудное для нас время: у тех, кто играет с января, силы заканчиваются, черпать неоткуда.

— Какая экипировка нужна для тренировок? Какие технологии используются уже сейчас и какие будут внедряться в ближайшем будущем?

— Каждый девайс по 200 рублей — и готов к бою. Выбирать — кому что удобнее. По мощности на LoL пока хватает не самых последних I7 c GTX980 видеокартой; мне дома более комфортно с 1070-ой. Плазма у нас примерно дюймов 50, качество ее для нас вообще не важно.

Какие-то особенные технологии не используются. Для скаутинга оппонентов можно написать скрипты, которые будут отслеживать их аккаунты, анализировать, как они готовятся к матчам, тренируются.

Внедрять в ближайшем будущем нужно заботу о физическом состоянии игроков — как в традиционном спорте. Каждому игроку нужно помогать поддерживать себя в приемлемой физической форме, тогда его психологическая устойчивость будет выше — а она у нас в цене.

— Не надоедает все время играть?

— Это требует навыка. Не думаю, что есть люди, которые могут играть всю жизнь в одну игру и наслаждаться — если это не такое чудо, как шахматы. Не уверен, что RIOT смогут вложить в Лигу достаточно, чтобы игра приблизилась к их уровню. Пока что большинству про-игроков в какой-то момент приходится тренироваться не ради удовольствия.

О киберспорте

— Как ты вообще начал играть в LoL?

— Случайно. Я не собирался становиться киберспортсменом, играл не очень серьезно, но ребята позвали, собрали команду, и мы начали **ашить [активно играть].

Если говорить о том, что вывело меня на более высокий уровень, то это была Dota. Игра — шедевр. Не только из-за идеи противостояния команд строго по 5 человек, возможности собрать своего «чемпиона» (игровой персонаж с уникальными характеристиками, доступный игроку по достижении определенного уровня — «Хайтек») и гениального ландшафта. По моему мнению, 50% успеха Dota — это то, что она была сделана на Warcraft III, игры настолько в тот момент эстетически идеальной, что любая хорошая идея на ее основе расцветала.

— Во что играешь кроме LoL?

— Hearthstone нравился, например, но потом сгнил. Это был шедевр своего времени. Было очень интересно играть, пока игроки не разбирались в игре, и каждому приходилось думать своей головой. Но с течением времени появилось 20–30 заметных игроков, которые научили остальных, как и чем играть, и разница между хорошими и плохими резко сократилась.

PUBG — для меня безоговорочно лучшая игра с момента выхода LoL. Идея не нова, но внимание разработчиков к деталям и тому, что интересно игрокам в подобного рода играх, — выше всяких похвал. Уже наиграл в нее с тысячу чистых часов.

Играл еще в десяток ММО, Diablo 3, все новые аддоны WoW и прочий низкосортный мусор, несколько середнячков вроде HOTS, Overwatch и Witcher 3 — но все это удручающий опыт.

— Кто лучший в российском киберспорте сегодня?

— Я бы сказал, лучшие — Gambit Esports: и в CS:GO мажор взяли (киберспортивный чемпионат PGL Major Krakow 2017 CS:GO, — «Хайтек»), и в Лиге Легенд лучшие.


Gambit Esports

Киберспортивная организация, образованная в 2013 году. Дочерняя Gambit.CIS в СНГ одержала победу в финале летнего сплита Континентальной лиги 2017, обыграв команду М19. В январе 2018 организацию купили МТС.


— Давай поговорим о будущем киберспорта. Особенно о роли организаторов и игрового сообщества: как они влияют на развитие индустрии?

— Будущее у киберспорта светлое — дисциплины только начинают развиваться. Я немного знаком с историей становления шахмат как спорта. Один из лучших шахматистов XX в. Роберт Фишер мог не приехать на турнир, если ему не нравились условия. Организаторам приходилось подстраиваться — увеличивать призовые фонды, улучшать быт, — что в итоге повысило благосостояние шахматистов и повысило престижность этого вида спорта. Через что-то подобное суждено пройти и киберспорту.

В какой-то момент киберспорт станет чем-то системным, а не просто набором игр, которые сменяют друг друга, пропадают, и в итоге непонятно, во что тренироваться ради киберспортивного будущего. Появятся киберспортивные школы по играм, которые станут полноценными дисциплинами. Но для этого та же Лига Легенд должна прожить лет 20, не теряя популярности, — гарантии, что это случится, нет, остается довольствоваться малым и надеяться.

Пока что хороших игроков в LoL в нашей стране мало — наверное, только 3% из числа лучших играют в нее, остальные в доту, танки и другие игры. В Европе игроков в LoL — 50% или даже больше, отсюда и разница в уровне подготовки.

— А роль государства? Блокировки от РКН не мешают?

— VPN никто не отменял, так что терпимо. Но блокировки — неправильный подход к решению проблемы. «Железный занавес» — одна из худших вещей, которые могут приключиться со страной.

— Какие технологии должны прийти в игры? Чего ждешь лично ты? Хотел бы играть и соревноваться в VR, к примеру?

— VR как игровую технологию не жду. Я жду, когда технологии в играх начнут массово улучшаться, когда станет больше шаблонов — в хорошем смысле. Допустим, кто-то потратил много времени на реалистичный снег в играх — и через 5-10 лет он появится во всех играх. Когда таких фишек будет больше, игры станут намного круче.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения