Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

В начале 2000-х Роман Аранин сломал позвоночник и, казалось, потерял возможность передвигаться — но придумал коляску-вездеход и сразу начал получать заказы от других инвалидов. Отсутствие доступной среды диктовало требования: простота в управлении (хоть джойстиком, хоть дыханием через трубочку), компактные размеры, надежность. Сегодня его компании Observer ежегодно производит несколько десятков колясок — и готовится открыть фабрику мощностью 2,5 тыс. колясок в год. Роман Аранин рассказал «Хайтеку», в чем уникальность его изобретения, чем плохи коляски по доступным ценам и почему он верит в государство, хотя и хотел бы «выдавить» его из социальной сферы.

Про технологию

Человеку, у которого не работает спина, нужна опора, которая будет сохранять свое положение при перемещении по любой поверхности. Если посадить такого человека на табуретку, он будет стекать с нее как вода. Чтобы он сидел, его надо крепко к табуретке привязать. А чтобы не заваливался на неровной поверхности, надо, чтобы эта табуретка постоянно оставалась горизонтальной. Вот это мы и сделали.

Во всем мире только «Обсервер» делает такие уникальные коляски — потому что больше нигде нет таких проблем с доступностью среды. Зарубежная коляска не пройдет ни в какие ворота, а наша может развернуться на площадке любой российской хрущевки. У финской коляски есть джойстик для ручного переноса центра тяжести, а наша делает это в автоматическом режиме. Законодатели мод в технических средствах реабилитации — шведы, датчане, немцы, чуть-чуть американцы. Но у них уже полностью создана доступная среда для инвалида. В России безбарьерной среды нет — именно поэтому 80% продаж у нас в России. Кроме того, наша коляска дешевле — всего 7 тыс. евро в рознице (у финнов, для сравнения, — около 15 тыс. евро).

Мы делаем вещи, за которые другие не берутся: управление движением с помощью дыхания например.

Мы сейчас делаем складную коляску. Ее можно складывать по 5 раз в день, она простая и надежная, помещается в багажник стандартной «Рено Логан». Стоит такая в рознице 97 тыс. рублей, а государству отдаем за 87 тыс. рублей.

Хотим заменить механизм стабилизации на мобильник — сейчас в каждом телефоне есть акселерометр, который тоже может отслеживать положение в пространстве и передавать сигнал на мотор под сиденьем.

Я езжу на новой коляске из опытной партии. Если что-то где-то заедает — техотдел сразу вносит изменения. Этим мы занимаемся все время, чтобы у конечного пользователя к коляске не возникло вообще никаких вопросов.

Про бизнес

Я понял, что производство колясок может быть бизнесом, когда сделал коляску для себя и выложил видео в сеть. Сразу стали поступать заказы, по 10 звонков в день: «Я готов отправить деньги вперед, только сделайте». Когда мы начинали, весь бизнес «Обсервера» находился фактически у меня дома, в команде было 3 человека — я, мой помощник и мой друг Борис Ефимов, который вручную нарезал нужные детали в гараже, — а сейчас на производстве работают 25 человек.

Сервисов для таких колясок в стране не было — и нам пришлось их открыть. Сейчас у «Обсервера» 7-8 мастерских в России (работают по франшизе), и мы почти единственные, кто этим занимается. Делаем любые запчасти, программируем и т.д.

По условиям франшизы франчайзи должен трудоустроить инвалида; у нас на производстве из 25 сотрудников 8 — в колясках. Трудоустройство меняет жизнь: человек сидел дома, ел с ложечки — а стал востребованным специалистом, приносит домой зарплату.

Сейчас мы готовимся открыть фабрику, которая будет выпускать 2,5 тыс. колясок в год, хотя изначально я не планировал связываться с большим производством. В запуск первого небольшого цеха я вложил 10 тыс. евро. В 2012 году выиграл приз журнала «Генеральный директор» — 3 млн рублей — и на них построил демо-зал. А два года назад губернатор Калининграда выделил нам землю для фабрики. В комплектующие и оборудование мы уже вложили 50 млн рублей. У нас будут работать 72 человека, половина из них инвалиды-колясочники.

Про государство

Государство закупает около 10 тыс. электроколясок в год, каждая в среднем стоит 100 тыс. рублей. В итоге 1 млрд рублей ежегодно уходит в Китай, Голландию, Германию, которые являются основными производителями колясок. Ну я и подумал, что надо откусить от этого пирога кусочек.

Продавая коляски государству (а это 90% наших продаж), мы должны выигрывать у дешевых китайских колясок. Да, я могу поставить дешевый китайский редуктор, который придется потом постоянно ремонтировать. Но братья-инвалиды придут ко мне, плюнут в лицо и скажут, что я делаю говно! Мы хотим делать не «Жигули», а, как минимум, Kia среди колясок. И мы делаем — настолько неплохо, что и в Англию продаем, и в Испанию, и в Новую Зеландию.

Социальная сфера у нас застряла в Советском союзе. В Германии больше 90% социальной сферы — частная. Я добиваюсь, чтобы у нас было так же, — тогда в ней будет такое же изобилие, как в супермаркетах, где весь бизнес частный.

Лет 10 назад у меня появилось ощущение, что государство — это не что-то отдельное от меня. Россия — это я. И мне не стыдно за страну, когда я приезжаю куда-то, потому что у меня хороший английский и отличные инженеры в команде. Когда смотришь на государство с этой точки зрения, даже чиновники и бюрократы начинают относиться к тебе иначе: ты сам ведешь их в светлое будущее. Государство — это мощь, надо просто правильно использовать его ресурсы.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Тренды
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Кейсы
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения
Сооснователь «Евросети» Тимур Артемьев: «Мы будем летать из Лондона в Сидней через космос. Так ближе»
Тренды
Новый стандарт рекламного рынка: что нужно знать о programmatic, чтобы рекламироваться эффективно
Тренды
Иван Горшунов, Etcetera, — о мобильных приложениях, стартапах и «внутренней девятиэтажке», которая мешает заглянуть за горизонт
Мнения
Билетный IT: как построить технологическую платформу вокруг билетного бизнеса
Кейсы
Cognitive Technologies: как российское бездорожье поможет искусственному интеллекту водить машины лучше, чем люди
Кейсы
Кейсы
10 предпринимателей — о том, как им помогают новые технологии в жизни и бизнесе
Don’t open the doors: как сделать игру из пластилина в одиночку (и привлечь инвестора на следующий проект)
Кейсы
Софт, бот, нейросеть: айтишники объясняют, почему не боятся автоматизации, роботизации и ИИ
Кейсы
Специалист по лучевой диагностике Сергей Морозов: искусственный интеллект возьмет на себя 30% функций врача и до 60% функций лаборантов
Мнения
Системный архитектор Алексей Усов — о Red Hat, международных стандартах, Linux и «Платоне»
Мнения
Microsoft впервые за три года обогнала Google по капитализации. Теперь компания — в тройке самых дорогих
Тренды
Сельское хозяйство
Российская компания представила систему, которая превращает любой трактор и комбайн в беспилотник
Массачусетский институт показал неопубликованное ранее видео из выступления Стива Джобса
Тренды
Антон Трантин, Pulsar VC: почему вашему стартапу не нужен блокчейн
Блокчейн
Одна распознает, другая проверяет, третья следит, чтобы никто не мухлевал: как нейронные сети работают над изображениями и видео
Тренды
«Ну как бы э-э-э»: почему Google Duplex — не прорыв
Тренды
Ростуризм предложил создать аналог Booking.com в России
Мнения
В Бурятии прошло новое тестирование почтовых дронов. На этот раз беспилотник не разбился
Тренды
Создатели Pokemon Go выпустят новую игру в 2018 году
Кейсы
Кейсы
Большинство популярных витаминов оказались бесполезными
Virgin Galactic провела успешное испытание космического корабля для туристов
Частный космос
В США представили мобильную энергоэффективную деревню, напечатанную на 3D-принтере
Умный дом
Тренды
Сбербанк начнет выдавать биометрические водительские права уже в декабре 2018 года
Китай пригласил любые страны развивать свою околоземную станцию — замену МКС
Частный космос
Samsung открыла в России центр искусственного интеллекта — в нем будут сотрудничать со стартапами и студентами
Тренды
Инженеры BMW и MIT работают над проектом надувного автомобиля
Тренды
Исследование показало, что худшие пароли — названия музыкальных групп, брендов и футбольных команд
Кейсы
Ученые нашли в Антарктиде три огромных каньона, скрытых под 2 километрами льда
Тренды
НАСА отправит на Марс крошечную химическую лабораторию в рамках миссии ExoMars для поисков жизни
Есть ли жизнь на Марсе
Пираты распространили новинки кино через Сhrome Web Store
Кейсы
Ученые решили клонировать северных белых носорогов, чтобы спасти вид
Кейсы
Создатели Vinci запустили гибрид Инстаграма и Снэпчата — сервис CheckYou
Кейсы
«Яндекс» представил умную колонку с помощником «Алиса» — «Яндекс.Станцию»
Тренды
Японский новостной стартап JXPress конкурирует с мировыми СМИ. В его команде нет журналистов
Технологический рывок
Кейсы
Американская армия опубликовала доклад о варп-двигателях. Физики его раскритиковали