Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Иван Горшунов, экс-специалист по мобильным приложениям Google, а теперь партнер образовательной и акселерационной платформы Etcetera, рассказал «Хайтеку», каким компаниям нужны мобильные приложения, почему все «несчастливые» стартапы несчастливы одинаково и как советские панельные девятиэтажки повлияли на российский бизнес.

Об инновациях вообще и мобайле в частности

Компании — например ретейлеры, — которые рассуждают: «Сейчас мы сделаем мобильное приложение и сразу решим кучу проблем», — заблуждаются. По данным исследования Localytics, 63% пользователей перестают использовать приложения в течение первого месяца.

Бессмысленно убеждать людей устанавливать ваше приложение — у них уже есть сформированные привычки, касающиеся поиска новых приложений, их установки, использования. Если у пользователя уже установлен сервис заказа такси или доставки еды, он не будет ставить еще один такой же — он привык к имеющимся.

Человек не станет ставить приложение ради одной покупки. Пиццу в ресторане проще заказать через сайт, за бытовой техникой раз в пять лет можно дойти до магазина. Чтобы сделать полезный продукт, можно объединить несколько услуг на одной площадке, — по такому принципу устроены маркетплейсы. Они повышают шансы поставщиков товаров и услуг попасть в смартфоны пользователей.

В будущем роботы освободят человека от рутины — будут сами искать в интернете, читать отзывы, записывать человека к врачу или в парикмахерскую, смотреть прогноз погоды и расписание транспорта.

У многих компаний стратегия развития основана на копировании. Это нормально. Пример — игровая индустрия: множество студий делают безумное количество копий успешных игровых проектов — и никто не может объяснить, какой клон выстрелит. Но есть и другой путь — созидание нового. Так действуют технические компании-гиганты, которым удается придумывать новое благодаря доступу к технологиям и глобальному рынку.

Я воспринимаю слово «инновации» как нечто плохое, а вот сами инновации я как раз люблю. Это такое заиспользованное слово, что в какой-то момент у него появилась негативная коннотация, и это даже печально. Возможно, это только мое когнитивное искажение.

О стартапах и государствах

Для зарубежных инвесторов плох тот стартап, который не начинает масштабироваться, — а наше законодательство этому не способствует. Мы не слепые и все понимаем, какая сложилась геополитическая ситуация. Если в стартапе есть государственный инвестор, это практически в 90% случаев означает, что для зарубежных частных фондов или инвесторов этот стартап — высокорисковый актив. И поэтому так мало русских стартапов, которые в первую очередь выходят масштабироваться.

Стартап должен заниматься развитием продукта, а не искать финансирование или разбираться в законах. Мы в Etcetera пытаемся решить все эти проблемы — находим зарубежных партнеров, обучаем фаундеров и их команды. В операционное управление не лезем — даже даем стартапам развиваться самостоятельно.

Неважно, в какой юрисдикции находится стартап, — проблемы у всех одинаковые. Не смогли договориться друг с другом или с инвесторами, проблемы в команде, не понимают, что нужно пользователю, не нашли проблему, которую решают, не сформулировали нормальную бизнес-модель, не хватило денег и так далее. Стартап также может забить на продукт, лениться и ничего не делать или в какой-то момент слишком экономить. У всех одни и те же проблемы, которые нужно решать вместе с командой и/или инвесторами.

В России исторически у всех светлые головы. Но человек, окруженный девятиэтажными зданиями, дальше этих девятиэтажек не видит. Амбиции, планы — все погребено под этими панельками, которые не дают заглянуть за горизонт. И цель нашего проекта Etcetera — как раз в том, чтобы дать людям такую возможность. Для этого нужно развиваться, учиться. Даже если не получается — всё равно пытаться вырастить проект и себя.


Etcetera

Платформа для обучения начинающих предпринимателей, цель которой — развивать предпринимательские навыки среди молодого поколения с помощью международной сети наставников, венчурных фондов и других партнеров. Платформа помогает в создании и улучшении продуктов, выведении их на новые рынки, привлечении средств для масштабирования. Она объединяет сеть менторов, венчурных фондов, продакт-менеджеров, маркетологов и других экспертов цифровой отрасли. Весной 2018 года компания стала партнером российского подразделения Google и оператором первого в России буткемпа в рамках международной программы Google Developers Launchpad Start. Являются партнером Google, Яндекс, Оксфорда, United Business Angel.


Наша российская стартап-система находится в зачаточном состоянии. И я говорю даже не столько об образовательных проектах, сколько о юридической и налоговой системах.

В больших странах любые изменения происходят с очень большой болью, с маленькими странами таких проблем не возникает. В Штатах, чтобы продвинуть какой-то проект, нужно пройти безумное количество слушаний, согласований (и в каждом штате свои особенности). Небольшие страны, напротив, легко и быстро адаптируются к нововведениям. В них быстрее внедряются системы электронного документооборота, убирающие всю бюрократию, реформируется законодательство. В этом, в частности, причина, почему все больше стартап-хабов открывается в Чехии, Польше, Эстонии.

Неважно, какие суммы государство выделяет на поддержку стартапов, — все мы прекрасно понимаем, что бюджеты могут перерасходоваться, что-то еще с ними может происходить.

Десять лет назад у нас было хорошее образование, и я надеюсь, что сейчас оно как минимум не хуже. Но мир меняется. Информации слишком много, по каждой теме десятки точек зрения, множество фейков. Задача современного образования — не заучивать факты, а учиться отделять правду от вымысла. Наверное, современным детям в чем-то сложнее, чем нам.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн