Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Журналист Елизавета Осетинская в новом выпуске ютьюб-шоу «Росские норм!» взяла интервью у сооснователя «Евросети» Тимура Артемьева. Бизнесмен, как и его партнер Евгений Чичваркин, живет в Лондоне, однако занимается совсем другими вещами — покупкой криптовалюты, инвестициями в биохакинг и колонизацией Луны. «Хайтек» публикует самое интересное из их разговора.

О криптовалютах

— Биткоин и любые другие криптовалюты уже нашли свое применение. Биткоинами пользуется огромное количество народов, стран, где есть гиперинфляция. Венесуэла, например, вся сидит на биткойнах. Есть страны, где экономический кризис, гиперинфляция, где люди не могут купить себе доллары по какой-то причине или не покупают, они покупают себе криптовалюту. Например, Litecoin — одна из самых удобных криптовалют просто для перебрасывания денег с системы на систему. Эфир используется при многих ICO.

— Ripple используется банкирами, NEO — это полуофициально в Китае наиболее признанная крипта. Разные валюты имеют разные маркетинговые стратегии выхода на рынок, но они занимают ту же долю рынка, что евро, доллар, фунт, рубли, то есть это рынок денег. Они этот рынок займут на 1-2%. Уже заняли. Люди будут хранить свои деньги в криптовалюте. Так или иначе эта криптовалюта будет использоваться. Вначале — в наименее прозрачных целях, но в будущем для быстрых переводов. И банки ничего не смогут с этим сделать.

— (Отвечая на вопрос Осетинской об инвестициях в Telegram) Уверен, что [его криптовалюта] по крайней мере вначале пойдет вверх... Криптовалюта точно будет [в будущем], децентрализация всего точно будет, государства исчезнут, империи исчезнут. Люди будут жить маленькими образованиями, и будет много частных военных компаний, которые заменят армии. И будет система сдержек и противовесов. Это все будущее. Вопрос — это все будет через 20 лет или через 120?

Инвестиции в космос

— Я вложил деньги в раунд-финансирование компании Moon Express, которая участвовала в призе Google на первое частное космическое прилунение. И этот приз он вроде как почил в бозе буквально несколько дней назад. То есть Google не стал его продлевать. То есть сейчас компания просто хочет приземлиться. Нет, это хороший признак по одной простой логической причине. Google не стал это продлевать, потому что Трамп объявил, что бюджет NASA теперь чуть ли не наполовину заточен на создание колонии на Луне. И теперь Google со своим призом не нужен, потому что $30 млн Google против 20-миллиардного бюджета NASA — это ерунда. И сейчас практически все компании в space industry, которые могут это сделать, так или иначе объявили о своих лунных или окололунных программах, потому что огромное количество денег NASA пойдет в частный сектор для того, чтобы создать колонию американцев на Луне.

— Мальчики, которые с восхищением в свои девять лет в 1969-м году смотрели на то, как Армстронг сказал про большой шаг всего человечества, в свои 59 лет здесь и сейчас хотят, чтобы была колония на Луне. Эти мальчики сейчас в Конгрессе США, ну и много где еще. Во-вторых, Луна (это уже доказано) — это источник ракетного топлива. То есть вода при помощи солнечных батарей расщепляется на водород и кислород. Хранить в условиях абсолютного космического минуса этот водород и кислород стоит дешево, не то что на Земле.

— Частные компании планируют прилуняться, и добывать воду, и посылать ее в космос, и есть даже заказ очень серьезный на большое количество воды на орбите Земли или в точке Лагранжа. Это точка, где равновесия между Землей и Луной, где гравитация уравновешена и можно просто висеть, условно говоря. То есть не падаешь ни на Землю, ни на Луну, никуда. Вот есть заказ на большое количество тонн воды. Для того, чтобы ее расщепить, превратить в ракетное топливо и улететь предположительно на Марс или куда еще.

— Ну и потом, это реальный все-таки бизнес в том плане, что на Луне не надо ничего копать, то есть весь космический набор таблицы Менделеева падает туда. То есть ты просто берешь, собираешь регалит весь, перемалываешь его и просто золото в одну сторону, бриллианты — в другую. Ну, вот так.

— (Отвечая на вопрос об инвестициях в компанию по добыче ископаемых на Луне) Компания называется Moonshot, я вместе с Навином вложил 5 млн. А всего в Moon Express (не знаю, могу ли я говорить эту цифру или нет) вложено несколько десятков миллионов. Она пока ни во сколько не оценивается, потому что компания должна в начале сделать что-то. Компания прошла какую-то эволюцию в своих спускаемых аппаратах, так как очень быстро эволюционировала ракетная отрасль, и сейчас буквально в эти 14 дней должен быть коммерческий запуск ракеты Electron, которая стоит всего лишь $5 млн. И эта ракета может вывести наш модуль, который может прилуниться.

— Например, есть человек, который хочет телескоп на Луну притащить. Это его благотворительная история. И он соответственно будет транслировать с телескопа картинку к себе в благотворительную какую-то организацию, университет. Сейчас я покажу картинку, потому что это класс.

О Ричарде Брэнсоне и своем билете на орбиту от Virgin Galactic

— Суборбитальный полет, да. Он именно суборбитальный баллистический полет, это не орбита. Благодаря этому билету как раз я познакомился с Ричардом Брэнсоном и купил землю на том самом острове, и познакомился с огромным количеством будущих астронавтов, и открыл для себя Америку. Билет до сих пор есть, на нем можно слетать. И я надеюсь, что Ричард скоро полетит со своей мамой в космос. Ей 95 лет или что-то в этом роде. И она полетит одной из первых. Так что это для всех.

— Это же не космос. Вернее, космос, но это не разгон до орбитальной скорости, это именно баллистическая. Там меньше нагрузки — как будто подбрасываешь камешек, он вылетает в космос и падает назад. То есть по энергозатратам это гораздо меньше. Но это же потрясающая идея. Если мне, например, сейчас отсюда лететь в Австралию, это сколько — тысяч 15 км лететь по воздуху. Буровить воздух 15 тысяч км. А если я лечу отсюда в Австралию через космос, то это 100- 200-300 км подниматься по спирали в стратосферу и 100 км над Сиднем спускаться, а все остальное время — по космосу, где нет никакого воздуха и нет никакого трения. Так дешевле. То есть летать из Лондона через космос в Сидней дешевле, чем по воздуху.

— Я думаю, что лет через 20 появятся первые рейсы в начале на несколько десятков человек. То есть 20-30 человек летит из Лондона в Сидней за три или четыре часа через космос.

О биохакинге

— Химик Михаил Щепинов создал стартап, который называется Retrotope, это было 10 лет назад. И сейчас уже мы в этом стартапе зафайлили, подали в FDA разрешение на, скажем так, последнюю стадию испытания на людях. Надеемся получить разрешение на лекарство, которое защищает людей от повреждения, вызванного трансжирами. И самое интересное — это уже работает. Уже есть, например, ребенок, который был очень уязвим, и очевидно положительное воздействие на ребенка в течение года идет. То есть принимается лекарство, оно безопасно и оно очевидно работает.

— Одна из причин угасания человеческого функционала в старости — это именно повреждение наших клеток свободными радикалами, в частности трансжирами.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Телемедицина в гаджетах: смарт-браслеты, киоски для онлайн-консультаций и камеры слежения за пожилыми
Тренды
Дмитрий Филатов, Sistema_VC: стартапы — это в первую очередь про людей, а во вторую — про деньги
Мнения
Эра Data Science: как меняется бизнес с приходом big data и новых технологий
Тренды
Народ против транспорта: почему люди недовольны, когда в городах строят новые станции метро
Идеи
Кейсы
«Лиза Алерт»: как беспилотники и краудсорсинг помогают искать пропавших людей
Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Тренды
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Мнения
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы