Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Журналист Елизавета Осетинская в новом выпуске ютьюб-шоу «Росские норм!» взяла интервью у сооснователя «Евросети» Тимура Артемьева. Бизнесмен, как и его партнер Евгений Чичваркин, живет в Лондоне, однако занимается совсем другими вещами — покупкой криптовалюты, инвестициями в биохакинг и колонизацией Луны. «Хайтек» публикует самое интересное из их разговора.

О криптовалютах

— Биткоин и любые другие криптовалюты уже нашли свое применение. Биткоинами пользуется огромное количество народов, стран, где есть гиперинфляция. Венесуэла, например, вся сидит на биткойнах. Есть страны, где экономический кризис, гиперинфляция, где люди не могут купить себе доллары по какой-то причине или не покупают, они покупают себе криптовалюту. Например, Litecoin — одна из самых удобных криптовалют просто для перебрасывания денег с системы на систему. Эфир используется при многих ICO.

— Ripple используется банкирами, NEO — это полуофициально в Китае наиболее признанная крипта. Разные валюты имеют разные маркетинговые стратегии выхода на рынок, но они занимают ту же долю рынка, что евро, доллар, фунт, рубли, то есть это рынок денег. Они этот рынок займут на 1-2%. Уже заняли. Люди будут хранить свои деньги в криптовалюте. Так или иначе эта криптовалюта будет использоваться. Вначале — в наименее прозрачных целях, но в будущем для быстрых переводов. И банки ничего не смогут с этим сделать.

— (Отвечая на вопрос Осетинской об инвестициях в Telegram) Уверен, что [его криптовалюта] по крайней мере вначале пойдет вверх... Криптовалюта точно будет [в будущем], децентрализация всего точно будет, государства исчезнут, империи исчезнут. Люди будут жить маленькими образованиями, и будет много частных военных компаний, которые заменят армии. И будет система сдержек и противовесов. Это все будущее. Вопрос — это все будет через 20 лет или через 120?

Инвестиции в космос

— Я вложил деньги в раунд-финансирование компании Moon Express, которая участвовала в призе Google на первое частное космическое прилунение. И этот приз он вроде как почил в бозе буквально несколько дней назад. То есть Google не стал его продлевать. То есть сейчас компания просто хочет приземлиться. Нет, это хороший признак по одной простой логической причине. Google не стал это продлевать, потому что Трамп объявил, что бюджет NASA теперь чуть ли не наполовину заточен на создание колонии на Луне. И теперь Google со своим призом не нужен, потому что $30 млн Google против 20-миллиардного бюджета NASA — это ерунда. И сейчас практически все компании в space industry, которые могут это сделать, так или иначе объявили о своих лунных или окололунных программах, потому что огромное количество денег NASA пойдет в частный сектор для того, чтобы создать колонию американцев на Луне.

— Мальчики, которые с восхищением в свои девять лет в 1969-м году смотрели на то, как Армстронг сказал про большой шаг всего человечества, в свои 59 лет здесь и сейчас хотят, чтобы была колония на Луне. Эти мальчики сейчас в Конгрессе США, ну и много где еще. Во-вторых, Луна (это уже доказано) — это источник ракетного топлива. То есть вода при помощи солнечных батарей расщепляется на водород и кислород. Хранить в условиях абсолютного космического минуса этот водород и кислород стоит дешево, не то что на Земле.

— Частные компании планируют прилуняться, и добывать воду, и посылать ее в космос, и есть даже заказ очень серьезный на большое количество воды на орбите Земли или в точке Лагранжа. Это точка, где равновесия между Землей и Луной, где гравитация уравновешена и можно просто висеть, условно говоря. То есть не падаешь ни на Землю, ни на Луну, никуда. Вот есть заказ на большое количество тонн воды. Для того, чтобы ее расщепить, превратить в ракетное топливо и улететь предположительно на Марс или куда еще.

— Ну и потом, это реальный все-таки бизнес в том плане, что на Луне не надо ничего копать, то есть весь космический набор таблицы Менделеева падает туда. То есть ты просто берешь, собираешь регалит весь, перемалываешь его и просто золото в одну сторону, бриллианты — в другую. Ну, вот так.

— (Отвечая на вопрос об инвестициях в компанию по добыче ископаемых на Луне) Компания называется Moonshot, я вместе с Навином вложил 5 млн. А всего в Moon Express (не знаю, могу ли я говорить эту цифру или нет) вложено несколько десятков миллионов. Она пока ни во сколько не оценивается, потому что компания должна в начале сделать что-то. Компания прошла какую-то эволюцию в своих спускаемых аппаратах, так как очень быстро эволюционировала ракетная отрасль, и сейчас буквально в эти 14 дней должен быть коммерческий запуск ракеты Electron, которая стоит всего лишь $5 млн. И эта ракета может вывести наш модуль, который может прилуниться.

— Например, есть человек, который хочет телескоп на Луну притащить. Это его благотворительная история. И он соответственно будет транслировать с телескопа картинку к себе в благотворительную какую-то организацию, университет. Сейчас я покажу картинку, потому что это класс.

О Ричарде Брэнсоне и своем билете на орбиту от Virgin Galactic

— Суборбитальный полет, да. Он именно суборбитальный баллистический полет, это не орбита. Благодаря этому билету как раз я познакомился с Ричардом Брэнсоном и купил землю на том самом острове, и познакомился с огромным количеством будущих астронавтов, и открыл для себя Америку. Билет до сих пор есть, на нем можно слетать. И я надеюсь, что Ричард скоро полетит со своей мамой в космос. Ей 95 лет или что-то в этом роде. И она полетит одной из первых. Так что это для всех.

— Это же не космос. Вернее, космос, но это не разгон до орбитальной скорости, это именно баллистическая. Там меньше нагрузки — как будто подбрасываешь камешек, он вылетает в космос и падает назад. То есть по энергозатратам это гораздо меньше. Но это же потрясающая идея. Если мне, например, сейчас отсюда лететь в Австралию, это сколько — тысяч 15 км лететь по воздуху. Буровить воздух 15 тысяч км. А если я лечу отсюда в Австралию через космос, то это 100- 200-300 км подниматься по спирали в стратосферу и 100 км над Сиднем спускаться, а все остальное время — по космосу, где нет никакого воздуха и нет никакого трения. Так дешевле. То есть летать из Лондона через космос в Сидней дешевле, чем по воздуху.

— Я думаю, что лет через 20 появятся первые рейсы в начале на несколько десятков человек. То есть 20-30 человек летит из Лондона в Сидней за три или четыре часа через космос.

О биохакинге

— Химик Михаил Щепинов создал стартап, который называется Retrotope, это было 10 лет назад. И сейчас уже мы в этом стартапе зафайлили, подали в FDA разрешение на, скажем так, последнюю стадию испытания на людях. Надеемся получить разрешение на лекарство, которое защищает людей от повреждения, вызванного трансжирами. И самое интересное — это уже работает. Уже есть, например, ребенок, который был очень уязвим, и очевидно положительное воздействие на ребенка в течение года идет. То есть принимается лекарство, оно безопасно и оно очевидно работает.

— Одна из причин угасания человеческого функционала в старости — это именно повреждение наших клеток свободными радикалами, в частности трансжирами.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Тренды
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Мнения
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения