Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Никого уже не удивляет, когда после запросов в Google контекстная реклама еще несколько дней надоедает результатами поиска. Но что, если вы просто поговорили с приятелем о чем-то лично, а завтра в Facebook появится реклама о предмете вашего разговора? Кто-то шпионит за вами или это просто совпадение? Сэм Николс специально для Vice провел эксперимент со своим смартфоном и выяснил, что телефоны не только подслушивают за нами, но еще и сливают информацию крупным компаниям. «Хайтек» перевел статью, чтобы и вы знали, о чем можно и нельзя говорить рядом со своим смартфоном.

Facebook знает, как распорядиться вашими данными

Пару лет назад случилось нечто странное. Мы с другом сидели в баре, у каждого в кармане — iPhone. Болтали о недавней поездке в Японию, о том как хотели бы вернуться назад. И буквально на следующий день оба обнаружили в наших профилях Facebook всплывающие окна с рекламой дешевых билетов в Токио. Мы могли бы расценить это как дикую случайность, если бы не тот факт, что каждый владелец смартфона сталкивался с подобной ситуацией. Так что же это — паранойя или наши мобильные устройства действительно нас подслушивают?

По мнению старшего консультанта по вопросам кибербезопасности компании Asterisk, бывшего лектора и научного сотрудника университета Edith Cowan University доктора Питера Ханнея, нас действительно подслушивают, но, это не так ужасно, как может показаться.

Чтобы заставить мобильный телефон записывать разговоры, необходимы ключевые слова, такие как «Эй, Siri» или «Ok, Google». Если такие слова-команды не произносятся, то любые аудиоданные, поступающие от владельца смартфона остаются внутри устройства. И было бы не о чем беспокоиться, если бы не тот факт, что эта «внутренняя информация» доступна любому приложению установленному на смартфоне, тому же Facebook, например. При этом, то как эти приложения распорядятся этой информацией, в действительности зависит только от них.

«Время от времени обрывки аудиообстановки должны поступать на серверы приложений (таких как Facebook), но условия, при которых это происходит, пользователям не разглашаются», — объясняет Питер. «Это может происходить с некой периодичностью, в привязке к местонахождению абонента либо в соответствии с каким-либо иным алгоритмом. Но в любом случае приложения наверняка получают разрешение на доступ к микрофону и делают это постоянно через определенные промежутки времени. Все программные команды внутри приложения проходят в зашифрованном виде, так что определить условия их подключения и понять алгоритм доступа к микрофону очень трудно».


Одним из самых распространенных видов «слежки» со стороны смартфонов за их владельцами является сбор данных о местоположении. GPS-модуль регулярно следит за геолокацией и сохраняет маршруты, по которым перемещаются люди в специальном журнале. Владелец смартфона сам соглашается с сохранением этих данных, принимая условия пользовательского соглашения. Компании Apple и Google уверены, что это необходимо для работы их сервисов: погодные сводки, маршруты, поиск ближайших кафе и пр.

Несмотря на то, что компании утверждают об анонимном использовании данных, многие уверены — это вмешательство в личную жизнь. Правда, и прекратить такой «шпионаж» достаточно легко.

Переключатель «Часто посещаемые места» в разделе с этим же названием в iOS поможет выключить сбор данных, а «Очистить историю» удалит все ранее сохраненные данные. В Android есть переключатель в разделе «История местоположений». Стираются данные кнопкой «Удалить историю местоположений».


Такие приложения, как Facebook или Instagram, теоретически могут быть запрограммированы на тысячи ключевых слов. Банальная болтовня с другом о необходимости покупки новых джинс потенциально могла бы спровоцировать реакцию на определенное слово и активизировать соответствующую команду. Это возможно в теории, но несмотря на технологические возможности, компании подобные Facebook категорически отрицают факт прослушивания ваших разговоров.

«Исходя из того, насколько открыт в этом вопросе Google, лично я бы предположил, что другие компании делают ровно то же самое», — продолжает Питер. «На самом деле им нет смысла этим не заниматься. Это — полезный инструмент для изучения рынка. К тому же это не запрещено условиями договора с конечными пользователями их услуг и не противоречит закону. Так что, я бы предположил, что они используют эти возможности, но быть в этом уверенным до конца нельзя»

«Реклама после моих разговоров повергла меня в шок»

Поверив словам Питера, я решил провести эксперимент. Дважды в день в течении пяти суток я повторял набор фраз, которые теоретически могли бы содержать ключевые слова, способные активировать соответствующие команды в приложениях моего телефона. Использовались фразы типа «я подумываю о возвращении в университет» и «мне нужно несколько дешевых рубашек для работы». Я внимательно отслеживал любые изменения в постах, появляющихся при использовании моего Facebook.

Изменения я ощутил буквально сразу же. Не успел я опомниться, как мне вдруг начали предлагать пройти курсы в различных университетах, а определенные производители одежды стали предлагать дешевые вещи. Частный разговор с другом о том, что у меня может закончиться интернет-трафик, закончился рекламой дешевых тарифных планов с возможностью использования 20 Гб трафика в месяц. И не смотря на то, что все эти предложения были выгодными, сам факт происходящего поверг меня в шок и вызвал абсолютный ужас.

Питер пояснил, что нет таких данных, сохранность которых была бы гарантирована навсегда. Он убедил меня в том, что, по состоянию на 2018 год, ни одна компания не продает имеющуюся в своем распоряжении информацию напрямую рекламодателям. Но, как мы все знаем, рекламодатель хочет не информацию о нас как таковую, он хочет, чтобы мы смотрели его рекламу.


«Вместо того, чтобы указать на тех, кто отслеживает вас, они просят вас заплатить им за то, чтобы они не сливали вашу информацию заинтересованной стороне. Если они будут сливать ее всем подряд, то потеряют к ней эксклюзивный доступ. Так что они пытаются держать ее в секрете на сколько это возможно».


Наши разговоры могут быть использованы против нас

Питер также отметил, что обеспечение сохранности наших данных со стороны IT-компании вовсе не гарантирует их недоступность государственным органам. Большинство IT-компаний расположены на территории США. Исходя из этого, Агентство национальной безопасности или, возможно, ЦРУ могут иметь доступ к информации вне зависимости от того, является ли это законным в стране фактического пребывания человека или нет.

Так что, отвечая на изначально поставленный вопрос, можно ответить «да»: наши телефоны слушают нас, и все то, о чем мы говорим рядом с нашими мобильниками, потенциально может быть использовано против нас. Однако, если верить Питеру, это не то, чего большинству людей следовало бы опасаться.


Некоммерческая организация ProPublica исследует достаточно новое явление в интернете — дискриминация и предвзятое отношение корпораций к людям. Раса пока не указывается в явном виде в Facebook, однако этническую принадлежность легко определить по «лайкам» и подпискам. В результате от пользователя скрывается определенная информация: например, объявления об аренде жилья или вакансии.

Этот тип таргетированной рекламы отличается от традиционной рекламы в печатных СМИ или на телевидении. Фактически, в интернете можно полностью исключить доступ человека к определенной информации, и он никогда об этом не узнает. Просто потому что он «нежелательной расы или пола».


Если вы не журналист, не адвокат и не являетесь носителем секретной информации, то ваши данные достаются исключительно рекламодателям. Если вы, как любой другой человек, живете нормальной жизнью и говорите с друзьями о полете в Японию, то нет ничего удивительного в том, что рекламодатели просматривают историю вашего веб-поиска.

«Это всего лишь развитие того, что из себя представлял рекламный бизнес на телевидении», — уверяет Питер. «Только вместо отслеживания пикового времени аудитории сейчас мы анализируем активность интернет-пользователей. Это не идеальный маркетинговый ход, но я не думаю, что это представляет прямую угрозу для большинства людей».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды