Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Никого уже не удивляет, когда после запросов в Google контекстная реклама еще несколько дней надоедает результатами поиска. Но что, если вы просто поговорили с приятелем о чем-то лично, а завтра в Facebook появится реклама о предмете вашего разговора? Кто-то шпионит за вами или это просто совпадение? Сэм Николс специально для Vice провел эксперимент со своим смартфоном и выяснил, что телефоны не только подслушивают за нами, но еще и сливают информацию крупным компаниям. «Хайтек» перевел статью, чтобы и вы знали, о чем можно и нельзя говорить рядом со своим смартфоном.

Facebook знает, как распорядиться вашими данными

Пару лет назад случилось нечто странное. Мы с другом сидели в баре, у каждого в кармане — iPhone. Болтали о недавней поездке в Японию, о том как хотели бы вернуться назад. И буквально на следующий день оба обнаружили в наших профилях Facebook всплывающие окна с рекламой дешевых билетов в Токио. Мы могли бы расценить это как дикую случайность, если бы не тот факт, что каждый владелец смартфона сталкивался с подобной ситуацией. Так что же это — паранойя или наши мобильные устройства действительно нас подслушивают?

По мнению старшего консультанта по вопросам кибербезопасности компании Asterisk, бывшего лектора и научного сотрудника университета Edith Cowan University доктора Питера Ханнея, нас действительно подслушивают, но, это не так ужасно, как может показаться.

Чтобы заставить мобильный телефон записывать разговоры, необходимы ключевые слова, такие как «Эй, Siri» или «Ok, Google». Если такие слова-команды не произносятся, то любые аудиоданные, поступающие от владельца смартфона остаются внутри устройства. И было бы не о чем беспокоиться, если бы не тот факт, что эта «внутренняя информация» доступна любому приложению установленному на смартфоне, тому же Facebook, например. При этом, то как эти приложения распорядятся этой информацией, в действительности зависит только от них.

«Время от времени обрывки аудиообстановки должны поступать на серверы приложений (таких как Facebook), но условия, при которых это происходит, пользователям не разглашаются», — объясняет Питер. «Это может происходить с некой периодичностью, в привязке к местонахождению абонента либо в соответствии с каким-либо иным алгоритмом. Но в любом случае приложения наверняка получают разрешение на доступ к микрофону и делают это постоянно через определенные промежутки времени. Все программные команды внутри приложения проходят в зашифрованном виде, так что определить условия их подключения и понять алгоритм доступа к микрофону очень трудно».


Одним из самых распространенных видов «слежки» со стороны смартфонов за их владельцами является сбор данных о местоположении. GPS-модуль регулярно следит за геолокацией и сохраняет маршруты, по которым перемещаются люди в специальном журнале. Владелец смартфона сам соглашается с сохранением этих данных, принимая условия пользовательского соглашения. Компании Apple и Google уверены, что это необходимо для работы их сервисов: погодные сводки, маршруты, поиск ближайших кафе и пр.

Несмотря на то, что компании утверждают об анонимном использовании данных, многие уверены — это вмешательство в личную жизнь. Правда, и прекратить такой «шпионаж» достаточно легко.

Переключатель «Часто посещаемые места» в разделе с этим же названием в iOS поможет выключить сбор данных, а «Очистить историю» удалит все ранее сохраненные данные. В Android есть переключатель в разделе «История местоположений». Стираются данные кнопкой «Удалить историю местоположений».


Такие приложения, как Facebook или Instagram, теоретически могут быть запрограммированы на тысячи ключевых слов. Банальная болтовня с другом о необходимости покупки новых джинс потенциально могла бы спровоцировать реакцию на определенное слово и активизировать соответствующую команду. Это возможно в теории, но несмотря на технологические возможности, компании подобные Facebook категорически отрицают факт прослушивания ваших разговоров.

«Исходя из того, насколько открыт в этом вопросе Google, лично я бы предположил, что другие компании делают ровно то же самое», — продолжает Питер. «На самом деле им нет смысла этим не заниматься. Это — полезный инструмент для изучения рынка. К тому же это не запрещено условиями договора с конечными пользователями их услуг и не противоречит закону. Так что, я бы предположил, что они используют эти возможности, но быть в этом уверенным до конца нельзя»

«Реклама после моих разговоров повергла меня в шок»

Поверив словам Питера, я решил провести эксперимент. Дважды в день в течении пяти суток я повторял набор фраз, которые теоретически могли бы содержать ключевые слова, способные активировать соответствующие команды в приложениях моего телефона. Использовались фразы типа «я подумываю о возвращении в университет» и «мне нужно несколько дешевых рубашек для работы». Я внимательно отслеживал любые изменения в постах, появляющихся при использовании моего Facebook.

Изменения я ощутил буквально сразу же. Не успел я опомниться, как мне вдруг начали предлагать пройти курсы в различных университетах, а определенные производители одежды стали предлагать дешевые вещи. Частный разговор с другом о том, что у меня может закончиться интернет-трафик, закончился рекламой дешевых тарифных планов с возможностью использования 20 Гб трафика в месяц. И не смотря на то, что все эти предложения были выгодными, сам факт происходящего поверг меня в шок и вызвал абсолютный ужас.

Питер пояснил, что нет таких данных, сохранность которых была бы гарантирована навсегда. Он убедил меня в том, что, по состоянию на 2018 год, ни одна компания не продает имеющуюся в своем распоряжении информацию напрямую рекламодателям. Но, как мы все знаем, рекламодатель хочет не информацию о нас как таковую, он хочет, чтобы мы смотрели его рекламу.


«Вместо того, чтобы указать на тех, кто отслеживает вас, они просят вас заплатить им за то, чтобы они не сливали вашу информацию заинтересованной стороне. Если они будут сливать ее всем подряд, то потеряют к ней эксклюзивный доступ. Так что они пытаются держать ее в секрете на сколько это возможно».


Наши разговоры могут быть использованы против нас

Питер также отметил, что обеспечение сохранности наших данных со стороны IT-компании вовсе не гарантирует их недоступность государственным органам. Большинство IT-компаний расположены на территории США. Исходя из этого, Агентство национальной безопасности или, возможно, ЦРУ могут иметь доступ к информации вне зависимости от того, является ли это законным в стране фактического пребывания человека или нет.

Так что, отвечая на изначально поставленный вопрос, можно ответить «да»: наши телефоны слушают нас, и все то, о чем мы говорим рядом с нашими мобильниками, потенциально может быть использовано против нас. Однако, если верить Питеру, это не то, чего большинству людей следовало бы опасаться.


Некоммерческая организация ProPublica исследует достаточно новое явление в интернете — дискриминация и предвзятое отношение корпораций к людям. Раса пока не указывается в явном виде в Facebook, однако этническую принадлежность легко определить по «лайкам» и подпискам. В результате от пользователя скрывается определенная информация: например, объявления об аренде жилья или вакансии.

Этот тип таргетированной рекламы отличается от традиционной рекламы в печатных СМИ или на телевидении. Фактически, в интернете можно полностью исключить доступ человека к определенной информации, и он никогда об этом не узнает. Просто потому что он «нежелательной расы или пола».


Если вы не журналист, не адвокат и не являетесь носителем секретной информации, то ваши данные достаются исключительно рекламодателям. Если вы, как любой другой человек, живете нормальной жизнью и говорите с друзьями о полете в Японию, то нет ничего удивительного в том, что рекламодатели просматривают историю вашего веб-поиска.

«Это всего лишь развитие того, что из себя представлял рекламный бизнес на телевидении», — уверяет Питер. «Только вместо отслеживания пикового времени аудитории сейчас мы анализируем активность интернет-пользователей. Это не идеальный маркетинговый ход, но я не думаю, что это представляет прямую угрозу для большинства людей».

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Идеи
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды