Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Эдвин Диндер — вице-президент Huawei Technologies, автор концепции превращения безопасных городов в умные — First Safe Then Smart. Он считает, что безопасностью пользователей должно заниматься государство. А фундамент умного города основан прежде всего на умных жителях, и лишь затем на технологиях. «Хайтек» поговорил с Диндером на конгрессе Moscow Urban Forum о том, насколько близко к умном городу приблизилась Москва, и отличается ли менталитет россиян от жителей других стран в вопросах безопасности.


Эдвин Диндер — вице-президент по государственному и коммунальному сектору в отделе глобальных отраслевых решений Huawei Enterprise. Он занимается инициативами по экономике умных и безопасных городов, электронному правительству и правительственным облакам, аналитике больших данных и цифровым преобразованиям для умных городов.

В 2016 году он представил концепцию First Safe Then Smart. В 2005 году Диндер разработал и запустил в Европе проект Secure Converged Communications («Безопасные конвергентные коммуникации»). В 1998 году создал и выставил на продажу одну из первых в Нидерландах платформ для IP-коммуникации.


Нет общих правил для умного города

— Как вы думаете, как будут храниться и обрабатываться данные в умных городах?

— А как мы храним и обрабатываем данные в обычных городах? Как их хранят компании и правительства? Данные — это данные. Способ, с помощью которого они собираются, архивируются, анализируются и распределяются, не сильно отличается в умном городе, в умном банке или больнице. Но, конечно, умный город — не то же самое, что банк или университет. На самом деле умный город — это ничто!

Никто не знает, что можно из окружающего нас мира определить как умный город. Поэтому очень сложно оценить объем данных, проходящих в каждый момент. Все работает по определенным правилам, в которые вовлечено множество систем и сервисов, управляемых различными хозяйствующими субъектами — департаментами, подразделениями, агентствами. Но общего свода правил для умного города просто не существует. А те, что есть, не совсем применимы к той идее.

— И что делать?

— Хорошенько поразмыслить, прежде чем наклеивать ярлык на то, что мы хотим назвать умным городом. Если будем двигаться вперед, работать с системами и сервисами, постепенно придем к этому пониманию. Большинство данных, о которых сейчас говорим, не новые. Они уже собирались и обрабатывались. Вопрос в том, как ими делиться с различными департаментами, и что будут делать с этими данными.

Технически у нас есть файервол — механизм аутентификации, который отсеивает неавторизованных пользователей. У нас есть система по предотвращению вторжений, которая определяет: ведут ли себя авторизованные пользователи в соответствии с правилами. Разнообразные атаки, вирусы, вымогательства — все самые ужасные вещи технологии уже сегодня позволяют предотвращать, анализировать, чистить. Можно даже привлекать людей к ответственности, если они нарушили закон.

Платформа для интеграции

— Какова ваша роль в процессе создания умного города?

— Мы — элемент цепочки создания стоимости, как и остальные. Основной компонент безопасности — это люди. И они — самое слабое звено. В умной городской среде жители должны быть на очень высоком уровне понимания вопросов безопасности. Необходимо повышать уровень осведомленности в этом вопросе. Люди должны понимать, чем делятся, как они контролируют то, что разместили. Следующее звено — это системы и службы, которые дают контроль.

Станислав Красильников/ТАСС

В роли систем, вероятно, выступят поставщики услуг — те, у кого вы купили смартфон, операционную систему или какие-то технологические компоненты для себя или организации. Это то, что называется «безопасность на уровне дизайна», то, что встроено по стандарту безопасности. В частности, он предусматривает открытый интерфейс. Чтобы быть открытыми к тому, что происходит сегодня, а завтра разработать то, чего не хватает.

У нас есть центры компетенции и технологические центры по всему миру, занимающиеся безопасностью данных. Кроме того, работаем на нескольких уровнях с лидерами мнений в мире безопасности. Организации, агентства и фонды заседают по всему миру, обсуждают и заключают соглашения на тему регулирования стандартов. Законодательство идет вперед, и это глобальный процесс, в котором задействованы ISO (Международная организация по стандартизации), NEN (Netherlands Standartization Institute), Интерпол, Глобальный институт кибербезопасности. Они привлекают поставщиков технологий для участия в тестировании и проведения измерений.

«Умный город — это платформа, абстрактная система, в которую можно интегрировать программы и инициативы, позволяющие городам перемещаться вверх по цепочке добавленной стоимости быстрее и эффективнее».

Тырин Денис / Фотохост-агентство ТАСС

О Москве, России и цифровой безопасности

— На каком уровне находится Москва, если принять эту идею умного города?

— На очень высоком. В цифровую инфраструктуру сделаны огромные инвестиции. Министр Артем Ермолаев (министр правительства Москвы, руководитель департамента информационных технологий — «Хайтек») берет на себя огромные риски. Но все это приносит выгоду не только москвичам, но и гостям города. Я, например, с технической точки зрения настолько же охвачен цифровой инфраструктурой, как и любой москвич.

Но остальные города России пока не могут этим похвастать. Думаю, дело не в том, что в Москве больше денег. Это всего лишь город — такой же, как и любой другой. В Санкт-Петербурге, не менее прекрасном, тоже живут люди, которые платят налоги. Но деньги налогоплательщиков можно эффективно реинвестировать. В Москве сильная команда людей с сильным видением, которая инвестирует, а не тратит деньги.

Второе, что Москва делает очень хорошо, — подает пример, обучает другие города, чтобы им не пришлось наступать на те же грабли. Умный город должен соединять не только программы и инициативы для себя, но и все вокруг. Цепочка из нескольких инициатив создает умную нацию, умный регион и умный континент — и в конечном итоге умный мир.

— А что скажете о российском менталитете в вопросах безопасности?

— Не думаю, что есть какая-то разница между россиянином и представителем любой другой страны в этом вопросе. У каждого в этом мире есть связь с компьютером, смартфоном, каждый оставляет цифровой след.

Станислав Красильников/ТАСС

Мы думаем, что безопасность — большая проблема в Facebook, Instagram, Snapchat и Twitter. Но мы соглашаемся с условиями бесплатного Wi-Fi в каждом магазине и торговом центре, даже не понимая, что это все значит, что происходит в этот момент. Вот где все начинается. И в этом вопросе ни одна страна не отличается от другой. Если вам нужен бесплатный Wi-Fi, вы сделаете почти все, чтобы его получить.

Правительства должны устанавливать правила и положения, которые не позволят выйти за рамки, приняв слишком много условий бесплатного Wi-Fi. Поэтому необходим встроенный механизм напоминания, который будет спрашивать самым дружелюбным образом: точно все в порядке, ты согласен с этим и этим? И даже если вы его отключите, в какой-то момент он снова включится, потому что вы забудете, а система — нет.

Правительство может принять правило о запрете хранения, например, персональных медицинских данных в смартфоне. Даже если вы входите в систему со своим номером социального страхования, конфиденциально, через VPN, и все данные зашифровываются, сразу после завершения сеанса все будет удалено. Задать правила — задача правительства, а частный сектор будет следовать им. И дело — не в людях и их менталитете.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды