Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Мнения

Эдвин Диндер — вице-президент Huawei Technologies, автор концепции превращения безопасных городов в умные — First Safe Then Smart. Он считает, что безопасностью пользователей должно заниматься государство. А фундамент умного города основан прежде всего на умных жителях, и лишь затем на технологиях. «Хайтек» поговорил с Диндером на конгрессе Moscow Urban Forum о том, насколько близко к умном городу приблизилась Москва, и отличается ли менталитет россиян от жителей других стран в вопросах безопасности.


Эдвин Диндер — вице-президент по государственному и коммунальному сектору в отделе глобальных отраслевых решений Huawei Enterprise. Он занимается инициативами по экономике умных и безопасных городов, электронному правительству и правительственным облакам, аналитике больших данных и цифровым преобразованиям для умных городов.

В 2016 году он представил концепцию First Safe Then Smart. В 2005 году Диндер разработал и запустил в Европе проект Secure Converged Communications («Безопасные конвергентные коммуникации»). В 1998 году создал и выставил на продажу одну из первых в Нидерландах платформ для IP-коммуникации.


Нет общих правил для умного города

— Как вы думаете, как будут храниться и обрабатываться данные в умных городах?

— А как мы храним и обрабатываем данные в обычных городах? Как их хранят компании и правительства? Данные — это данные. Способ, с помощью которого они собираются, архивируются, анализируются и распределяются, не сильно отличается в умном городе, в умном банке или больнице. Но, конечно, умный город — не то же самое, что банк или университет. На самом деле умный город — это ничто!

Никто не знает, что можно из окружающего нас мира определить как умный город. Поэтому очень сложно оценить объем данных, проходящих в каждый момент. Все работает по определенным правилам, в которые вовлечено множество систем и сервисов, управляемых различными хозяйствующими субъектами — департаментами, подразделениями, агентствами. Но общего свода правил для умного города просто не существует. А те, что есть, не совсем применимы к той идее.

— И что делать?

— Хорошенько поразмыслить, прежде чем наклеивать ярлык на то, что мы хотим назвать умным городом. Если будем двигаться вперед, работать с системами и сервисами, постепенно придем к этому пониманию. Большинство данных, о которых сейчас говорим, не новые. Они уже собирались и обрабатывались. Вопрос в том, как ими делиться с различными департаментами, и что будут делать с этими данными.

Технически у нас есть файервол — механизм аутентификации, который отсеивает неавторизованных пользователей. У нас есть система по предотвращению вторжений, которая определяет: ведут ли себя авторизованные пользователи в соответствии с правилами. Разнообразные атаки, вирусы, вымогательства — все самые ужасные вещи технологии уже сегодня позволяют предотвращать, анализировать, чистить. Можно даже привлекать людей к ответственности, если они нарушили закон.

Платформа для интеграции

— Какова ваша роль в процессе создания умного города?

— Мы — элемент цепочки создания стоимости, как и остальные. Основной компонент безопасности — это люди. И они — самое слабое звено. В умной городской среде жители должны быть на очень высоком уровне понимания вопросов безопасности. Необходимо повышать уровень осведомленности в этом вопросе. Люди должны понимать, чем делятся, как они контролируют то, что разместили. Следующее звено — это системы и службы, которые дают контроль.

Станислав Красильников/ТАСС

В роли систем, вероятно, выступят поставщики услуг — те, у кого вы купили смартфон, операционную систему или какие-то технологические компоненты для себя или организации. Это то, что называется «безопасность на уровне дизайна», то, что встроено по стандарту безопасности. В частности, он предусматривает открытый интерфейс. Чтобы быть открытыми к тому, что происходит сегодня, а завтра разработать то, чего не хватает.

У нас есть центры компетенции и технологические центры по всему миру, занимающиеся безопасностью данных. Кроме того, работаем на нескольких уровнях с лидерами мнений в мире безопасности. Организации, агентства и фонды заседают по всему миру, обсуждают и заключают соглашения на тему регулирования стандартов. Законодательство идет вперед, и это глобальный процесс, в котором задействованы ISO (Международная организация по стандартизации), NEN (Netherlands Standartization Institute), Интерпол, Глобальный институт кибербезопасности. Они привлекают поставщиков технологий для участия в тестировании и проведения измерений.

«Умный город — это платформа, абстрактная система, в которую можно интегрировать программы и инициативы, позволяющие городам перемещаться вверх по цепочке добавленной стоимости быстрее и эффективнее».

Тырин Денис / Фотохост-агентство ТАСС

О Москве, России и цифровой безопасности

— На каком уровне находится Москва, если принять эту идею умного города?

— На очень высоком. В цифровую инфраструктуру сделаны огромные инвестиции. Министр Артем Ермолаев (министр правительства Москвы, руководитель департамента информационных технологий — «Хайтек») берет на себя огромные риски. Но все это приносит выгоду не только москвичам, но и гостям города. Я, например, с технической точки зрения настолько же охвачен цифровой инфраструктурой, как и любой москвич.

Но остальные города России пока не могут этим похвастать. Думаю, дело не в том, что в Москве больше денег. Это всего лишь город — такой же, как и любой другой. В Санкт-Петербурге, не менее прекрасном, тоже живут люди, которые платят налоги. Но деньги налогоплательщиков можно эффективно реинвестировать. В Москве сильная команда людей с сильным видением, которая инвестирует, а не тратит деньги.

Второе, что Москва делает очень хорошо, — подает пример, обучает другие города, чтобы им не пришлось наступать на те же грабли. Умный город должен соединять не только программы и инициативы для себя, но и все вокруг. Цепочка из нескольких инициатив создает умную нацию, умный регион и умный континент — и в конечном итоге умный мир.

— А что скажете о российском менталитете в вопросах безопасности?

— Не думаю, что есть какая-то разница между россиянином и представителем любой другой страны в этом вопросе. У каждого в этом мире есть связь с компьютером, смартфоном, каждый оставляет цифровой след.

Станислав Красильников/ТАСС

Мы думаем, что безопасность — большая проблема в Facebook, Instagram, Snapchat и Twitter. Но мы соглашаемся с условиями бесплатного Wi-Fi в каждом магазине и торговом центре, даже не понимая, что это все значит, что происходит в этот момент. Вот где все начинается. И в этом вопросе ни одна страна не отличается от другой. Если вам нужен бесплатный Wi-Fi, вы сделаете почти все, чтобы его получить.

Правительства должны устанавливать правила и положения, которые не позволят выйти за рамки, приняв слишком много условий бесплатного Wi-Fi. Поэтому необходим встроенный механизм напоминания, который будет спрашивать самым дружелюбным образом: точно все в порядке, ты согласен с этим и этим? И даже если вы его отключите, в какой-то момент он снова включится, потому что вы забудете, а система — нет.

Правительство может принять правило о запрете хранения, например, персональных медицинских данных в смартфоне. Даже если вы входите в систему со своим номером социального страхования, конфиденциально, через VPN, и все данные зашифровываются, сразу после завершения сеанса все будет удалено. Задать правила — задача правительства, а частный сектор будет следовать им. И дело — не в людях и их менталитете.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы