Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Тренды

Дмитрий Богданов — профессиональный киберспортсмен, больше десяти лет играющий в Counter-Strike. Он уверен: киберспорт — давно уже не просто развлечение подростков. Команды, играющие в CS или Dota, готовятся к международным турнирам, как сборные по футболу, а победитель может получить более полумиллиона долларов. «Хайтек» поговорил с Богдановым о проблемах киберспорта в России, требованиях к экипировке, и выяснил, как проходят тренировки профессиональных игроков в CS.


Дмитрий hooch Богданов — профессиональный игрок в CS:GO. Один из старейших игроков Counter-Strike. Начиная с 2004 года играл практически во всех топовых командах России и Украины по Counter-Strike 1.6. Многократный победитель турниров WCG Russia, ESWC Russia и ASUS CUP. В очень многих командах был капитаном или ингейм-лидером. В конце 2012 года перешел на Counter-Strike: Global Offensive.

В новой версии дисциплины играл за Nostalgie. В 2015 году сменил ряд команд, пока в октябре не оказался в рядах HS.GG. В январе 2016 года состав был подписан известной организацией Gambit Gaming.

Капитан сборной России по CS:GO. В данный момент является капитаном команды Elements Pro Gaming.


Победа в команде приносит больше удовольствия

— Как ты пришел в киберспорт?

— Я начал играть еще в начале 2000-х. CS (игра Counter-Strike — «Хайтек») привлекла меня тем, что в ней важны и командные, и индивидуальные действия. Она имела удобный формат для игры в школе: мы с одноклассниками играли вместе. Со временем я больше узнавал и понимал, как много здесь интересных моментов и глубины, какое значение имеют личные и индивидуальные способности и одновременно слаженность команды. А мне всегда больше нравилось участвовать в командных играх вроде футбола, баскетбола и волейбола. Почему-то в команде победа приносит больше удовольствия.

— Во что ты играешь в свободное время?

— В последнее время мне нравится PUBG (онлайн-игра PlayerUnknown’s Battlegrounds — «Хайтек»), но в ней есть проблема: многое зависит от неопределенности, от того, в какую зону попадает игрок. Если не повезло — навыки не спасут.

Но после последнего апдейта я заметил, что игра сильно оптимизировалась, с каждым обновлением становится лучше. По поводу оружия: теперь даже слабые пушки более полезны в ближнем бою.


Counter-Strike — многопользовательская компьютерная игра, изначально вышедшая как модификация к Half-Life. Шутер от первого лица с поддержкой сетевых и одиночных игр.

PlayerUnknown’s Battlegrounds — многопользовательская онлайн-игра в жанре королевской битвы, совмещающей выживание с Last man standing.


Тренировки по семь часов в день

— Как часто и в каком формате проходят тренировки? Сколько часов в день они длятся?

— Мы тренируемся в онлайне пять раз в неделю, с четырех часов дня до 11 вечера. Один из членов команды учится в Латвии, ему 18, поэтому нужно ждать, когда он освободится. Это касается командной игры с разбором действий. Мы тренируем тактическую составляющую. Тренировки делятся на теорию и практику. Если есть время, игроки тренируются до и после основных тренировок. В итоге это около семи часов в день минимально.

Есть такое понятие, как сборы в футболе, буткемп. У нас он бывает. Но 90% времени мы работаем из дома, из разных городов. Для нас неудобно находиться в одном месте.

Для начала мы смотрим и анализируем ошибки. У нас есть разобранный раунд, где у каждого игрока — своя роль и часто даже самый маленький нюанс может повлиять на исход поединка. Наша задача — проанализировать и понять, почему конкретно в этой ситуации ничего не получилось. Посмотреть игры других команд, лидеров рейтингов и будущих соперников также очень сильно помогает в подготовке. Естественно, если ты умеешь пользоваться этой информацией.


Буткемп в спорте — лагерь, куда собирается вся команда для многодневной тренировки. Позволяет сделать игру команды слаженной за счет психологического сближения в процессе совместной жизни. Среди киберспортсменов идея буткемпа также популярна.


— Как устроена ваша база для тренировок?

— Киберспортсмены в профессиональных организациях стремятся к максимальному соответствию процессов со спортивными командами. Во время буткемпа есть четкое расписание. Мы просыпаемся, завтракаем, планируем тренировку — обсуждаем, чем будем заниматься, что улучшать, какие проблемы устранять. Только затем переходим к тренировочному процессу и после говорим о результатах. Когда видишь всех перед собой, ответственность выше.

Почти у всех команд уже есть свои гейминг-хаусы, на YouTube сотни видео с обзором таких домов. На буткемпе, как и на сборах, команда проводит много времени вместе и более ответственно относится к делу. Так у участников получается решать проблемы, которые они не могут уладить удаленно. Команда становится одним целым.

— Возможно ли тренироваться с командой в удаленном режиме? Как общаетесь в этом случае?

— Общение выглядит одинаково. Используем сторонние программы — Team Speak, Discord. Одно из преимуществ киберспорта — у людей из регионов или далеких стран и мест есть возможность попасть в хорошую команду и проявить себя, несмотря на удаленность от Москвы.

Если брать большой киберспорт, раньше было тяжело пробиться из регионов, скорость интернета не позволяла. А сейчас есть такой пример, как два парня из Нефтеюганска и Кургана, Николай Битюков (команда Vega Squadron) и Леонид Вишняков (Vega Squadron). За несколько лет они пробились и стали выступать в одной из лучших киберспортивных команд СНГ благодаря своим способностям. В футболе так будет сложно тренироваться, например, в Оймяконе.


Discord — бесплатный голосовой и текстовый чат для геймеров. Работает как на компьютере, так и на смартфоне.

Team Speak — голосовой чат, работающий посредством технологии VoIP. Возможно участие практически неограниченного количества абонентов, разговаривающих одновременно.


Эмоции как в большом спорте

— Какая часть года самая напряженная?

— Нет какого-то особенно сложного периода. В CS напряженный график соревнований в течение всего года. Есть только один месяц отдыха, летом — это август.

— Как часто проходят соревнования, сколько выигрывают за участие? Что испытываешь, есть ли драйв?

— Соревнования проходят почти каждую неделю онлайн и офлайн. То есть недостатка в турнирах абсолютно точно нет. Средний призовой фонд — в районе $10-50 тыс., а на самых крупных турнирах — от полумиллиона и больше. Естественно, есть драйв, можно посмотреть любую нарезку с крупного турнира и увидеть такие же эмоции, как и в большом спорте.

Дмитрий Богданов на Чемпионате России 2018Фото: Elements Pro Gaming

— Сложно играть продолжительное время или в любом случае испытываешь от этого удовольствие?

— Ответ на этот вопрос кроется в мотивации, желании и отношении к делу, которым занимаешься. Если хочешь чем-то заниматься, — то ты можешь, пока позволяет тело и разум. Я не устал от игры, не чувствую какого-то отвращения к ней. Но с каждым годом такой страсти, как в первое время, меньше. Можно сравнить с футболом: когда впервые берешь мячик, ты горишь, когда достигаешь первых результатов — продолжаешь гореть, но уже не так.

— Какая экипировка нужна для тренировок? Своя клавиатура, мышь, наушники, кресло?

— В игре решает не столько экипировка, сколько умения. Можно с помощью плохой мышки побеждать лучших игроков. Один мой тиммейт (коллега по команде — «Хайтек») купил коврик для мыши в киоске «Союзпечати» и поехал с ним на чемпионат мира, где был одним из лучших игроков. К нему подходили другие геймеры с крутой периферией, думали, на чем же он играет. А у него коврик за 75 рублей. Также есть дешевые аналоги хороших девайсов.

За наши налоги они борются с ветряными мельницами

— Расскажи о будущем российского и мирового киберспорта. Какие есть проблемы, что делается правильно со стороны сообщества, разработчиков и государства? Может ли что-то помешать от государства в играх? Или оно вообще где-то отдельно от киберспорта существует и не влияет?

— Государство наконец-то снова проявило к нему интерес. В 2004 году киберспорт в России он уже был принят в качестве вида спорта, но уважаемый мной Фетисов принял решение киберспорт убрать (Вячеслав Фетисов — советский и российский хоккеист, глава госкомитета РФ по физической культуре и спорту с 2004 по 2008 годы — «Хайтек»). За это время мы отстали — во всем мире шло развитие, а у нас — стагнация.

Потом все увидели, что происходит в мире. Усманов — человек дельный, он не стал бы вкладывать в вещи, которые не принесли бы деньги. (Алишер Усманов — российский предприниматель и меценат, миллиардер, основатель USM Holdings, инвестор; в 2010 году вложил $100 млн в команду Virtus.pro).

Но как все будет происходить дальше, не знаю. Пока киберспорт развивался хорошо во всем мире, у нас люди относились к нему насмешкой. А теперь понимают, что это огромные деньги.

Надеюсь, государство будет развивать киберспорт. Что лучше: чтобы молодежь занималась фигней или играла в командную игру? Для кого-то компьютер — бессмысленное занятие. Но для кого-то бессмысленное занятие — это шахматы или го. Мужчины и женщины любят играть. Это лучше самоуничтожения и причинения вреда другим.

— Блокировки от РКН в играх вообще не мешают?

— Мне мешают — я не могу играть в PUBG, пришлось покупать VPN. И из-за того, что они некачественно и ужасно выполняют работу, я должен заплатить деньги за VPN, чтобы играть в игру, за которую уже заплатил.

Они за наши налоги с ветряными мельницами борются. Смешно говорить про блокировки, когда мы блокируем Telegram, а в ВК можно смотреть порно. Работу они должны нормально выполнять.

— В какие технологии в киберспорте ты веришь? Что будет внедряться? Что из этого — самое интересное?

По технологиям — будущее, наверное, за VR , но мне кажется, еще минимум лет десять в киберспорте будут мышки с клавиатурами. Я верю в прогресс, так что в будущем киберспорт отойдет от них, а как именно это будет реализоваться, я, к сожалению, не знаю.

— Сколько зарабатываешь?

— Достаточно, чтобы продолжать заниматься любимым делом.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн