Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кейсы

Куэй Во-Райнард — кофаундер и директор по данным HIT Foundation. Текущий проект фонда — создание глобальной платформы для медицинских данных. Люди смогут продавать свои данные, а компании и лаборатории — покупать их для исследований. Система монетизации позволит людям даже из самых бедных регионов оплачивать медицинские услуги. «Хайтек» встретился с Во-Райнард на конференции Future in the City и поговорил с ней о том, как будет работать система хранения медицинских данных на блокчейне и почему именно данные о здоровье создают равенство на планете.


Куэй Во-Райнард — доктор вычислительной биомедицины, магистр управления бизнесом и права. Прошла путь от естественных наук до управления HIT Foundation. Имеет большой опыт управления в качестве вице-декана и бизнес-менеджера стартапа по развитию производства ферментов. По признанию Во-Райнард, ее страсть — привносить инновации в систему здравоохранения, от которых все одинаково выигрывают.


Самая влиятельная женщина в блокчейне по версии Cointelegraph.


Токены за данные о здоровье — равенство для всех

— Как вы пришли к проекту блокчейн-платформы для данных, связанных со здоровьем?

— Моя страсть — создавать и внедрять в общество инновации, от которых все выигрывают в равной мере. У меня есть PhD в биомедицине, я работала в этой области всю свою жизнь. Раньше также занималась трейдингом на криптобиржах. Я хотела создать какое-то решение, которое действительно помогает людям. Токенизацию даннных изначально придумал наш председатель совета директоров, доктор Эберхард Шойер (Dr. Eberhard Scheuer — прим. «Хайтек»).

— Как будет работать система HIT

— Мы создаем здравоохранительную валюту будущего, токенизируя информацию о здоровье. Система использует блокчейн-платформу, чтобы гарантировать безопасность и анонимность транзакции. Мы дадим людям мотивацию оцифровывать свои данные и монетизировать их. Это равенство для всех — в отличие от Facebook, Google и других компаний, которые просто продают ваши данные.

— Вы хотите, чтобы люди отдавали свои данные так же, как сейчас — большим компаниям, но получали за это деньги?

— Да, и пытаемся решить три огромных проблемы с данными в сфере здравоохранения. Централизация — данные не должны лежать на серверах нескольких огромных корпораций. Вторая проблема — отсутствие согласия пользователей. Обычно вы жертвуете приватностью — за бесплатные приложения, бесплатный Wi-Fi. Это вроде как бесплатно, но на самом деле вы продаете свои данные за небольшой доступ к интернету. Третья часть — оцифровка медицинских данных (данных о здоровье), которая пока не очень популярна. Мы хотим стимулировать людей переносить свои данные в электронный вид — это поможет всем.


Health Information Traceability (HIT) — фонд, занимающийся созданием блокчейн-рынка медицинских данных. Создатели намерены с помощью токенов мотивировать людей оцифровывать свои медицинские данные и передавать их клиникам, фарме и страховым компаниям для исследований. Благодаря использованию технологии блокчейн данные пользователей будут храниться децентрализованным образом и иметь одинаковую стоимость. В будущем HIT планирует создать глобальную платформу, объединяющую медицинские данные населения разных стран.


— Будет ли использоваться блокчейн?

— Не полностью. Ни один блокчейн-протокол не справится со всеми транзакциями данных на блокчейне. Блокчейн обычно работает с валютой и токенами. А у нас два потока: один — это токены между покупателем информации и ее владельцем, а второй — сами данные.

— Где будут храниться данные?

— В HIT Foundation точно не будут храниться. Данные будут храниться у пользователей (пациентов) — персональные медицинские книжки в приложениях либо на облачных серверах больниц. Передача данных будет осуществляться напрямую от пользователя к пользователю. Иначе мы опять столкнемся с проблемой централизации данных.

— Кто и как будет использовать эти данные?

— Например, больницы или фармацевтические компании, которые проводят клинические исследования, или страховая компания, выполняющая на основе этих данных маркетинговый анализ. Они могут купить определенный набор данных и проанализировать их. Но они должны получить согласие от владельцев и заплатить им. Мы токенизируем информацию — все будет платным.

У людей будет выбор: делиться данными или нет

— На какой стадии находится проект?

— Мы уже подтвердили работоспособность проекта и сейчас ищем партнеров. На данный момент у нас их 12, включая некоторых национальных. Например, вьетнамский Национальный госпиталь тропических болезней. В этом также заинтересованы страховые компании. Мы одновременно ищем инвесторов и партнеров.

— Это будет интернациональная платформа?

— Именно.

— Когда планируете запуск?

— В сентябре. Мы используем блокчейн-платформу NEM. Она напрямую нас поддерживает. В самом протоколе есть очень важные опции для цифрового здравоохранения. Например, подписи — чтобы подтверждать данные.

Подтверждение правильности данных — это отдельный вопрос. Например, вы — фармацевтическая компания и вам нужны 10 тыс. различных пациентов из Москвы для исследования. Как подтвердите подлинность данных и информацию об их здоровье? Мы планируем сотрудничать с больницами — вы сможете получить что-то вроде электронной печати от вашего доктора. И больницы получат комиссию за подтверждение подлинности данных.


По данным ВОЗ и Всемирного банка, более половины населения планеты — 3,8 млрд человек — не имеет доступа к основным медицинским услугам. Основной причиной является нищета.

54% интернет-пользователей готовы поделиться своими медицинскими данными со страховыми компаниями, если они получат в обмен на это льготы или деньги. 79% немецких онлайн-пользователей хотят, чтобы именно власть решала, кто может просматривать их медицинские данные.

$536 млрд — объем глобального цифрового рынка здравоохранения к 2025 году. Ведущую роль к этому времени в нем будет играть доля монетизации данных отдельных людей.


— Вы сталкиваетесь с трудностями из-за различий в законодательствах разных стран?

— В Европе все просто — можно обратиться к людям. Но в некоторых странах данные принадлежат правительству. Если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн. Скорее всего, государства определят, какие больницы попадут в систему, но в идеале данные все равно будут принадлежать людям. У них будет выбор: делиться информацией или нет. Будет даже возможность отозвать разрешение на использование данных после того, как вы их отправили.

Данные не имеют границ

— Как сейчас развивается сфера цифрового здравоохранения?

— Проблема индустрии здравоохранения — в том, что она почти не оцифрована. Многие больницы, даже в Германии, все еще используют бумагу для своей работы. И препятствие — в том, что у людей нет никакой потребности в оцифровке. Мы пытаемся решить эту проблему: давать бонусы за оцифровку данных. Это, конечно, не решит всего, но поможет. Другая проблема — в передаче данных из больницы в больницу, из страны в страну. Это не очень легко. Я живу в Канаде, переезжаю в Германию, там все будет по-другому. Эту ситуацию блокчейн не решит.

— Будете ли сами анализировать данные?

— Основная наша задача — следить, чтобы все было прозрачно, безопасно и анонимно, чтобы платформа работала. Но в будущем мы собираемся построить систему на искусственном интеллекте для персонализированной медицины. Это наша стратегия на 2019-2020.

— Нужна ли глобальная экосистема здравоохранения?

— Да, нам нужна глобальная платформа и глобальный рынок. У каждой страны — свои правила, но если мы говорим о наборе данных, ценность не связана с границами. Британец, вьетнамец и африканец не отличаются ничем в этом плане. У нас — одинаковое количество данных о нашем здоровье, у этих данных — одинаковая цена. Это и есть равенство. Поэтому мы создаем валюту данных о здоровье, а не валюту какой-то страны.

«Моя компания отличается от большинства — у нас есть женщины в команде основателей. Но говоря шире, нужно больше женщин, работающих в индустрии. Хотя нет, нужно больше людей в индустрии. Пол не имеет значения. Когда мы говорим о работе, важна производительность, а не пол».

— Как должна выглядеть идеальная система здравоохранения?

— Может, через 20 лет у всех будет доступ к сервисам здравоохранения. Сейчас 3,8 млрд людей не хватает доступа к медицине из-за бедности. Мы надеемся, что поможем частично решить эту проблему. Монетизация данных позволит людям в определенных регионах получать медицинскую помощь. Потому что система должна работать для всех, а не только для богатых.

— Как монетизация позволит получить помощь?

— Люди будут получать токены, которые можно обменять на криптовалюту или использовать для получения какой-то услуги. Например, за 100 токенов вы получите бесплатное обследование в определенной больнице.

— Как в будущем изменится роль врача?

— Я не согласна с утверждениями, что врачи потеряют свою работу. Все технологические новшества помогут врачам. Каждый из них сможет помогать большему количеству пациентов. Раньше пациенты обязательно приходили на очные визиты — теперь и коммуникация, и лечение становятся намного проще. Так что в итоге врачи станут более эффективными. ИИ не отнимет их работу, он просто поможет. В конце концов, назначать лечение все равно будет врач. ИИ будет давать советы и поможет врачу принять верное решение быстрее.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн