;
Кейсы 3 января 2019

Не взлетели: какие технологии, от которых ждали прорыва, на самом деле провалились

Далее

По данным аналитического агентства Loudhouse, около 44% внедряемых в компаниях технологических инноваций не оправдывают ожиданий. По «бытовым» технологиям статистики мало, но сказанное выше актуально для многих направлений. Сценарий всегда один: появляется инновация, о ней много говорят и пишут, затем ажиотаж затухает. Другой вариант — когда технология, от которой ожидали прорыва, становится лишь еще одним способом выполнять определенную работу. Так, например, случилось с нейронными сетями. Эксперты из разных областей — от телекома до каршеринга — рассказали о своих примерах провальных технологий.

Телемедицина и робомобили

Олег Данилов, CEO сервиса удаленной заправки топлива Turbo:

Среди технологий, которые не оправдали надежд в 2018 году, я бы выделил телемедицину в России и робомобили. Причем причина региональных проблем телемедицины заключается в регуляторных механизмах, предложенных государством, которых оказалось явно недостаточно. Закон о телемедицине вступил в силу 1 января 2018 года, но даже в рамках одной организации, между различными информсистемами зачастую не налажено взаимодействие, не говоря уже о комплексной интеграции всех необходимых для телемедицины элементов в общегосударственную инфраструктуру. Но самая большая проблема в том, что закон запрещает постановку диагноза онлайн. Государство пока что проявляет осторожность и не спешит давать слишком много свободы «интернет-врачам».

Что касается робомобилей, то системами автопилотирования занимаются сейчас многие компании, но большинство автопилотов находятся на втором уровне автономности из пяти. То есть абсолютно все транспортные средства с интегрированным автопилотом требуют участия человека-оператора. На пустых дорогах с хорошей разметкой и наличием дорожных знаков робомобили показывают себя очень хорошо. Но в условиях плотного трафика и стертой разметки они не в состоянии работать самостоятельно. Даже сервис роботакси Waymo (подразделение Google — «Хайтек»), где используются робомобили, которые разрабатываются более десяти лет, работает в ограниченном режиме и с оператором на водительском месте. Хотя еще в прошлом году компания Google заявляла о том, что Waymo будет функционировать автономно, без участия людей.


Уровни автоматизации робомобилей по классификации Сообщества автомобильных инженеров SAE:

  • 0-й уровень. Отсутствие контроля над машиной, но может присутствовать система уведомлений.
  • 1-й уровень. Водитель должен быть готов в любой момент взять управление на себя. Могут присутствовать следующие автоматизированные системы: круиз-контроль (ACC, Adaptive Cruise Control), автоматическая парковочная система и система предупреждения о сходе с полосы (LKA, Lane Keeping Assistance) второго типа.
  • 2-й уровень. Водитель должен реагировать, если система не смогла справиться самостоятельно, система управляет ускорением, торможением и рулением, но может быть отключена.
  • 3-й уровень. Водитель может не контролировать машину на дорогах с «предсказуемым» движением (например, автобаны), но быть готовым взять управление.
  • 4-й уровень. Аналогичный третьему уровню, но уже не требует внимания водителя.
  • 5-й уровень. Со стороны человека не требуется никаких действий, кроме старта системы и указания пункта назначения. Автоматизированная система может доехать до любой точки назначения, если это не запрещено законом.

WiMax в телекоме

Никита Панкратов, начальник отдела по развитию бизнеса Orange Business Services Россия и СНГ:

Говоря о технологических провалах, сразу вспоминаются истории с войнами форматов разных периодов: Betamax против VHS, HD DVD против Blu-ray. В обоих случаях решающим фактором становилось принятие одной из технологий крупными игроками кинорынка.

На рынке телекоммуникаций схожая история произошла со стандартом связи WiMax, на который возлагались надежды как на технологическое решение по обеспечению беспроводной широкополосной связью на больших расстояниях, причем и в b2c-, и в b2b-сегментах. На практике тестирование обнаружило проблемы с переключением между сотами, что мешало обеспечению «бесшовности» покрытия, и с распределением полосы для разных потребителей. Произошло это из-за того, что разработчики не учли всех сценариев применения стандарта, а также не просчитали совместимость с распространенными сетевыми архитектурами.

В то же время 3GPP предложила стандарт LTE (на нем основываются текущие сотовые сети 4G — «Хайтек»), который поддержали как операторы связи, так и производители устройств. Важным фактором в пользу этого стандарта стала возможность построения LTE-сети на базе существующей инфраструктуры, с интеграцией поддержки 2G- и 3G-устройств.

Не только технические характеристики, но и реакция рынка обеспечивает успешность внедрения технологии. Необходимо также стараться заручиться поддержкой организаций, занимающихся развитием стандартов. Порой внедрение даже технически более совершенных решений оказывается невыгодным с экономической и организационной точек зрения.

Сверхзвуковые пассажирские самолеты

Дмитрий Витчинка, операционный директор сервиса по планированию путешествий Movista:

В путешествиях и в транспорте было довольно много технологий, о которых не то что говорили, а активно пользовались. Самые яркие примеры таких решений — это дирижабли и сверхзвуковые пассажирские самолеты, которые, несмотря на активную эксплуатацию, закончили свое существование по причине технического несовершенства.

Еще один пример — советская космическая программа многоразовых кораблей «Буран». Я очень хорошо помню, как освещался в СМИ единственный полет этого корабля. Великолепная масштабная работа была, по сути, отправлена в корзину из-за невнимания к внешним изменениям. Мир вокруг поменялся: экономические факторы вышли на первое место, а эпоха соревнований и достижений любой ценой ушла. Конструкторы этого не заметили.

Я горячий поклонник теории, изложенной в книге Эрика Бринолфссона и Эндрю Макафи «Машина, платформа, толпа». Одна из идей состоит в том, что в мире, где информационный обмен занимает секунды, практически невозможно создать лучший в индустрии продукт или сервис. Тебя тут же скопируют. Успешными могут стать только платформы и бизнес-модели, предоставляющие большому кругу разработчиков возможность оказывать услуги множеству клиентов. И, конечно, компании, которые осознают это, создают подобные модели.

Показательный пример в транспортной индустрии — Uber, появившийся в 2009 году как премиальный такси-сервис, вовремя трансформировавший бизнес-модель в платформу в 2012-м. Технологии, которые базируются на платформенной бизнес-модели, имеют шанс на выживание. Те же, кто пытается создать сервис, не особо рассчитывая на автоматизацию, не продвинутся далеко без трансформации модели. Но и не все платформы одинаково хорошо взлетают: провал Google+, провал Windows Mobile говорят о том, что скорость внедрения и возможность оказаться на рынке раньше других и не сбавлять темп все еще остается критическим фактором.

Виртуальная и дополненная реальность

Екатерина Макарова, сооснователь каршеринга BelkaCar:

Таких технологий немало, но первой в голову приходит виртуальная реальность. Пять лет назад многие пророчили, что виртуальная реальность вот-вот станет частью нашего быта и работы. Аналогичные разговоры продолжились три года назад, а после и в 2018-м. На деле сегодня видеоочками пользуются либо гики, либо ученые. Область применения VR пока что сильно ограничена сферой развлечений, и то — не слишком сложными играми. На контрасте особенно выделяется развитие «родственника» VR — дополненной реальности, которую значительно проще реализовать технически.

Узнать наперед, взлетит технология или нет, не всегда получается. Специалист может просчитать риски и построить какие-то интуитивные догадки, но гарантий никто не даст. Если бы это было возможным, все инвесторы были бы сплошь миллиардерами и никто никогда не терял деньги, основываясь на ложных гипотезах.

Екатерина Макарова, сооснователь каршеринга BelkaCar

Проблема заключается в недоступности технического инструментария. Для полноценного погружения в виртуальность требуется мощное специфическое оборудование с достаточно высокой стоимостью, которое не каждый может себе позволить. Если бы очки Oculus Rift стоили $100 и не требовали использования мощных ПК для полноценной работы, то уже давно стали бы бестселлером и использовались повсеместно в образовательных целях: университетах, автошколах и других учреждениях.

Анатолий Сморгонский, совладелец ИТ-холдинга Ambite:

Более распиаренный продукт, чем Google Glass, трудно вспомнить. Но носить тяжелые очки целый день, еще и постоянно используя подзарядку, слишком неудобно. Спросите любого человека, носящего очки постоянно. Легкость и незаметность — одни из основных качеств. Дополненная реальность — это хорошо, но, видимо, до технологий, которые нужны для человеческой реализации умных очков, пока далеко.

3D

Дамир Латыпов, генеральный директор Cointoco.in:

Начиная с дирижаблей и заканчивая Blu-ray и DVD, технологий, которые должны были изменить мир, но обернулись ничем, всегда было достаточно много. Но если Blu-ray является продолжением DVD, то, например технология 3D-изображения, на мой взгляд, как раз не взлетела.

Еще лет десять назад иметь телевизор с кнопкой 3D на пульте и очками в комплекте считалось очень крутым. Очень много говорили про то, как эта технология изменит мир. У меня, например, даже был телефон с возможностью 3D-изображения. Но не пошло. Возможно, постоянно смотреть что-то в 3D тяжело для глаз, плюс переводить контент в 3D достаточно затратно.

Компаниям важно признавать ошибочность своих моделей и либо совершенствовать и развивать их, либо просто закрывать направление, чтобы не увеличивать убытки до невосполнимых потерь. Отличить технологию, которая взлетит, на мой взгляд, невозможно. Только метод проб и ошибок, время расставит все на свои места. Не думаю, что технологии того же 3D придумывали никчемные люди, должно быть, там были и фокус-группы, и маркетологи, и все выглядело отлично и перспективно. Но почему-то не пошло.

Нейронные сети

Михаил Лифшиц, совладелец, председатель совета директоров АО «РОТЕК»:

Стоит понимать, что главная предпосылка для разочарования — это, в первую очередь, завышенные ожидания. Несбывшейся надеждой я бы назвал переворот, ожидавшийся от масштабного применения нейронных сетей в промышленности. Эксперты всегда корректно оценивали прогресс нейросетей в таких областях, как анализ изображений, звука или видео, и никогда не обещали прорывов в других направлениях. Так и случилось: нейросети не перевернули мир, а стали всего лишь одним из сотен инструментов машинного обучения, анализа и работы с большими данными.

Интернет

Алия Прокофьева, основатель и владелец частной космической компании «Галактика»:

Я разочаровалась в интернете. Все мечтали, что будет сеть, которая всех объединит и создаст единое коммуникационное пространство. В идеальной вселенной это позволило бы добиться значительного технологического рывка.

Но сейчас мы имеем заключение от Всемирной организации здравоохранения, что «интернетомания» — это психическое расстройство и заболевание. Многие люди начали погружаться в виртуальный мир и потеряли связь с реальным.

Эта технология должна была помочь (еще больше, чем сейчас), но создала проблемы многим людям.

Загрузка...