Кейсы

Виртуальный опыт работы: как симуляция взрывов и смерти на рабочем месте помогает обучать будущих сотрудников

Далее

Очки виртуальной реальности из развлечения для гиков превратились в серьезный инструмент, который применяется в промышленности, банкинге, ритейле и вооруженных силах. Но именно в образовании VR стал настоящим открытием. Помимо проведения уроков для школьников в VR-классе, виртуальная и дополненная реальности помогают подготовить будущего сотрудника к экстремальным условиям работы — в шахте или на буровых вышках, проработать с ним все непредвиденные ситуации — пожар, взрыв и даже смерть, а также показать молодому специалисту цену его возможной ошибки. Станислав Старых из VR Professionals рассказал о том, кто в мире использует технологии виртуальной реальности для обучения, какими функциями обладают образовательные VR-платформы, а также о стоп-факторах и точках роста российского рынка.

Сегодня образование попало в тройку направлений, где активнее всего применяется виртуальная реальность — сразу после игр и маркетинга. В США, Европе и Китае VR-платформы для обучения практическим навыкам уже успели стать мейнстримом во многих отраслях. В России же область их применения в основном ограничивается образованием в промышленности, но есть попытки внедрения и в других сферах.

Если говорить о мировых масштабах, то основными потребителями VR- и AR-технологий стали:

  • Вооруженные силы. Например, армия США заказала оборудование дополненной реальности почти на $500 млн, а в Великобритании VR-тренажеры используют для тренировки экипажей субмарин.

В России, если и ведутся эксперименты, то они засекречены, и сторонние подрядчики к ним не привлекаются. Государство только начинает проявлять интерес к этой теме — пока со стороны Минпрома, а не Минобороны.

  • Отрасль здравоохранения. Одни из самых ярких кейсов по внедрению VR-обучения в мире связаны с медициной: американские хирурги уже давно учатся проводить сложные операции на сердце, принимать роды, изучать мозг человека в 3D-объеме.

В России существуют устойчивые проблемы в этой сфере, связанные с финансированием. Тем не менее, первые шаги сделаны: Росэлектроника недавно запустила серийное производство нейротренажера на базе виртуальной реальности ReviVR для реабилитации пациентов, перенесших инсульт.

  • Психологическая реабилитация. Виртуальная реальность помогает страдающим паранойей справляться со своими фобиями.

Самолетостроение и воздухоплавание. Известно, что Airbus использует VR при тренировке пилотов, а смешанную реальность — при сборке фюзеляжа, и в целом много экспериментирует с технологией в специально созданной под эти нужды лаборатории.

  • Школы и вузы. VR вошла в обиход систем образования в Европе, США и Китае. В Азии с ней начали экспериментировать даже беднейшие развивающиеся страны вроде Мьянмы.

В России тоже есть отдельные попытки внедрить VR в школьное образование — в частности, несколько московских школ закупили виртуальные очки и используют на уроках контент, разработанный Московским институтом открытого образования.

  • Музеи и культурное просвещение. Большинство западных и азиатских крупных музеев создают виртуальные экспозиции, например, канадский музей Telus, Музей науки в Бостоне, Научный музей Гонконга и другие.

В России тоже есть несколько подобных инициатив: например, интерактивный кинотеатр «Москва — город образования» в Еврейском музее и центре толерантности.

  • Ритейл. Торговые сети обучают линейный персонал на VR-тренажерах: например, Walmart использует технологию с 2017 года, чтобы подготовить новичков к распродажам Black Friday c толпами и длинными очередями.

Российские ритейл-компании тоже начинают проявлять интерес к технологии — пока только в виде консультаций с разработчиками программ. Здесь мотиватором выступает не столько эффективность инструментов VR, сколько более дешевое решение. Дело в том, что одной из головных болей ритейла стала высокая сменяемость линейного персонала — в некоторых компаниях проходят два-три цикла за год. Обучение этой массы сотрудников стоит больших денег. VR-тренажеры же позволяют обучать персонал на местах ежедневно без отрыва от работы, снижая зависимость от тренеров и позволяя экономить на помещениях, транспорте и других организационных моментах.

  • Строительство и архитектура. Компания Iris VR разработала специальную платформу для архитекторов, позволяющих им создавать виртуальные модели городов.
  • Банки. Кредитные организации на Западе и в странах Персидского залива используют VR не только для маркетинга и продвижения, но и для обучения персонала.

В России подобным опытом может похвастаться разве что Сбербанк, который открыл целую лабораторию виртуальной реальности, где создает лекции, обучающие ролики и 3D-модели для тренинга сотрудников.

Сегодня в развитых странах с активной экономикой трудно найти отрасль, которая бы не применяла обучающие VR-платформы. Что касается образования, культуры, здравоохранения и непроизводственных сфер бизнеса, то здесь российские кейсы пока единичны. Самым мощным драйвером и основным заказчиком обучающих технологий на основе VR в нашей стране на данный момент стала промышленность, в частности, отрасль добычи полезных ископаемых.

Пионеры внедрения в России — отрасли со сложной средой

Классическое очное образование для технических специальностей в России построено таким образом, что в основном студенты изучают теорию, сидя в аудиториях, в результате чего выпускники не обладают необходимыми практическими компетенциями. Эта проблема характерна не только для промышленных специальностей, но в целом для всей отечественной системы образования.

Исследование Сareer говорит о том, что число работодателей в России, готовых нанимать молодых специалистов, год от года снижается, а четверть компаний вообще объявили табу на вчерашних студентов.

Вместе с тем цена ошибки в некоторых отраслях промышленности очень велика, на кону большие убытки и человеческие жизни. Где получить опыт правильного поведения в чрезвычайных ситуациях? Например, в случае взрыва, особенно если организация полноценных практических занятий и тренингов в реальных условиях затруднительна. Добывающие предприятия не могут себе позволить построить отдельные учебные шахты или нефтяные платформы. VR закрывает этот пробел и дает сотрудникам предварительный практический опыт, который невозможно получить никаким иным путем.

Пока неповоротливая машина государства только начинает примериваться к VR-технологиям, промышленность уже вовсю действует. На сегодняшний день значительное число российских предприятий интересуется образовательными VR-инструментами. Часть уже обучает сотрудников на регулярной основе, а кто-то только запускает пилотные проекты. Например:

  • В «Газпромнефть-Ямал» с помощью VR-тренажеров свои навыки оттачивают операторы погрузочных работ.
  • Ассоциация буровых подрядчиков в настоящее время прорабатывает проект по обучению специалистов отрасли. Цель — дать новичкам первичные навыки работы на нефтяных платформах. С помощью технологий VR выпускники вузов еще до начала работы на конкретной нефтяной платформе смогут посетить ее виртуальную копию (3D-модель), отработать основные действия, увидеть и оценить последствия собственных ошибок, научиться вести себя во внештатных ситуациях — при пожаре, разливе нефти или взрыве.
  • АО «СУЭК-Кузбасс» к 2019-2020 году намерена сделать ключевой систему обучения промышленного персонала с помощью VR. Сегодня компания тестирует технологию на основе экспериментального компьютерного класса с VR-очками, где персонал отрабатывает практические навыки в трехмерных моделях шахт.
  • Виртуальные тренинги для новых сотрудников устраивает и компания Biocard — прежде, чем приступить к заправке дорогостоящего биореактора, они должны отработать все действия в симуляции.
  • Подобным же образом тренируют новичков-сталеваров в «Северстали»: с помощью двух джойстиков и VR-очков они могут справиться со своими страхами пребывания в «горячем цехе», научиться брать пробу жидкого металла и измерять его температуру.
  • Весьма вероятно, что вторым крупным заказчиком VR-технологий станет транспортная отрасль. РЖД, например, уже сейчас экспериментирует с VR в образовательных целях. Даже поверхностные расчеты позволяют сказать, что в случае повсеместного внедрения VR-тренажеров на рабочих местах только на организации учебных командировок сотрудников этой крупнейшей транспортной компании удастся сэкономить сотни миллионов рублей.

В числе стоп-факторов российского рынка можно назвать не только слабую вовлеченность государства, но и высокую стоимость VR-платформ. Пока только крупные предприятия могут себе позволить заказать полноценную программу и качественное оборудование. Однако с удешевлением технологии элементы VR-образования будет использовать и средний бизнес. Как правило, промышленные гиганты покупают ПО, устанавливают его на свои сервера и создают виртуальные классы внутри своего периметра — таковы требования служб безопасности. Однако есть и более дешевые решения: например, предоставление платформы для заказчика в виде SaaS-решения по подписке и аренда VR-оборудования.

Из чего состоит и как работает образовательная VR-платформа

Разработка масштабной образовательной симуляции для какой-либо сложной отрасли с нуля требует больших временных и человеческих ресурсов. Оптимизировать процесс помогает подход, при котором создается универсальная платформа с набором неизменных инструментов, которая выделяется в отдельный программный продукт. Это каркас или основа, на которую «нанизывается» виртуальная 3D-модель, разрабатываемая под каждого заказчика и имитирующая нужную среду — нефтяную платформу, шахту, строительную площадку или кабину самолета. Модель сокращает время на создание конкретного образовательного продукта для отдельно взятой компании практически в два раза (как и стоимость самой услуги), ведь половина технического задания, условно говоря, уже выполнена. Программирование виртуальной среды может занять от месяца (для несложных проектов) до одного года.

В зависимости от нужд заказчика, 3D-модель может быть запрограммирована с высокой степенью реалистичности и включать в себя сотни возможных сценариев развития событий. Будущий сотрудник нефтяной платформы может совершить в симуляции множество действий, каждое из которых приведет к определенных последствиям, которые он и другие участники могут оценить наглядно. К примеру, несоблюдение в 3D-модели техники безопасности может вызвать виртуальный пожар, взрыв или достоверную имитацию смерти. Это очень важный момент, заставляющий участников групповых занятий серьезно относиться к происходящему.

Основы VR-платформ, представленных на рынке, могут отличаться конфигурацией и функциональностью. Чтобы в полной мере достичь целей обучения, система должна располагать следующими инструментами:

  • «преподаватель» дает возможность компетентному лицу проводить обучение или экзамен в реальном времени, взаимодействуя с учениками, подключенными к системе;
  • «запись» позволяет записывать и просматривать состояние симуляции, в том числе все действия пользователей и преподавателя за определенный период;
  • «редактор записей» — инструмент редактирования записи, выставления оценок за экзамен или тест, создания автоматизированных уроков;
  • «аналитика» отслеживает успеваемость учеников по курсам обучения, нарушения правил техники безопасности и любые другие аналитические отчеты, необходимые компании;
  • «ученик» позволяет пользователю или группе пользователей подключаться к симуляциям и взаимодействовать с объектами виртуальной среды, а также взаимодействовать друг с другом, используя оборудование виртуальной реальности.
Загрузка...