;
Иннополис 26 января 2019

«Лучше, чем люди»: что робототехники думают о российском сериале о будущем

Далее

Действие фантастической драмы «Лучше, чем люди» происходит в Москве 2029 года. Роботы приобрели человеческие черты и плотно вошли в повседневную жизнь. Они подменяют людей на работе, варят кофе, смотрят за детьми, трудятся на опасных производствах, а некоторые заменяют друзей и любовников. Эксперты Центра технологий компонентов робототехники и мехатроники Университета Иннополис посмотрели сериал и высказали свое мнение о том, получит ли искусственный интеллект свободу воли, станут ли люди робофобами и смогут ли роботы искоренить проституцию.

Почти как человек

Роботы сегодня помогают людям на производстве, убирают квартиры и так далее. Но в сериале показано недалекое будущее, в котором когнитивные (распознающие эмоции — «Хайтек») роботы живут среди людей. Далеко ли нам до этого?

Александр Климчик, руководитель Центра технологий компонентов робототехники и мехатроники: «До технологий, которые показаны в фильме, нам не очень и далеко. Однако прогресс нужно разделить на два направления: механика, мехатроника и управление, а также искусственный интеллект. В первой области мы не так далеко продвинулись, несмотря на то, что периодически видим ролики с трюками двуногих роботов. До таких человекоподобных навыков, как ходьба, перемещение, манипулирование и автономность, еще очень далеко. В области ИИ человечество находится на грани тех технологий, которые показаны в сериале».

Павел Хакимов, инженер-исследователь Лаборатории мехатроники, управления и прототипирования: «Я считаю, что, насколько глубоко бы ни продвинулись сегодня технологии, нам еще далеко до изобретения человекоподобных роботов, способных жить среди людей. Но дело не только в технологиях — людей необходимо подготовить с моральной и этической стороны. До сих пор идут споры о критических ситуациях и о том, как робот должен себя вести в них. Приведу несколько примеров. Вопрос равенства. Должен ли у робота быть владелец? Если да, то как он должен себя вести, если кто-то проявляет агрессию к его владельцу. Другая ситуация: робот-водитель везет детей и понимает, что сейчас неизбежно произойдет авария. Как ему минимизировать потери? Снести толпу, стоящую на остановке, или врезаться в заправку? Или как реагировать роботу, если он видит, что человек поступает неправильно? Делать ли ему замечание? Например, стоит ли продавцу-роботу отказывать мне в покупке чизкейка, если у него будут данные, что у меня повышенный уровень сахара в крови».

Станислав Михель, младший научный сотрудник Лаборатории промышленной робототехники: «Далеко. ИИ пока умеет решать только частные задачи. Создание робота с человеческим поведением займет минимум десятилетие, а может, и не одно».

На экране мы увидели роботов-санитаров, роботов-грузчиков, роботов-консьержей. В каких профессиях внедрение роботов неизбежно и остается лишь вопросом времени?

Александр Климчик: «Робот-консьерж — уже сегодняшний день. Вопрос только во внешней сущности. В ближайшее время профессиональных водителей на 90%, а может, и на все 100% заменят роботы, встроенные в автомобиль, но этот вопрос в сериале игнорировался. До 80% низкоквалифицированного труда будет основано на использовании роботов: транспортировка, обслуживание станков, покраска, сварка, выдача ключей и регистрация в отелях, управление личным и общественным транспортом».

Павел Хакимов: «Конечно. Это профессии, которые представляют собой повторение одних и тех же манипуляций и не требуют взаимодействия с людьми напрямую. Например, повар фаст-фуда, рабочий фабрики, мерчендайзер и другие.

Станислав Михель: «Если говорить о роботах в повседневной жизни, это разные сервисные службы — доставка, мойка окон и продавцы-консультанты. Думаю, что в будущем искусственный интеллект с голосовым интерфейсом заменит службы поддержки».

Секс и свобода воли

В сериале озвучен вопрос киберсекса. Возможно ли появление подобных роботов? Аморально ли это?

Александр Климчик: «К счастью или к сожалению, в Японии это уже реальность. И лишь вопрос времени, когда технологии распространятся в другие страны».


Аналитики из YouGov выяснили, как американцы относятся к идее сексуальных контактов с андроидами. В среднем 16% допускают мысль о таком формате интимных отношений. Об этом задумывается каждый четвертый мужчина (24%) и лишь 9% женщин. В то же время 71% женщин не стали бы всерьез оценивать эту перспективу. Среди мужчин этот показатель составляет 58%.


Павел Хакимов: «Появление таких роботов, конечно, возможно. Насколько это аморально, каждый человек должен решить самостоятельно. К тому же, появление и распространение таких роботов может снизить популярность проституции».

Врезка

Станислав Михель: «Уже существуют прототипы. Думаю, что такие роботы не более аморальны, чем резиновые куклы, но могут привести к психологическим проблемам у людей».

Один из главных героев — экспериментальный бот, который с помощью квантового процессора имитирует свободу воли. Как считаете, что может придать поступкам робота непредсказуемость и человечность?

Александр Климчик: «Непредсказуемое поведение может произойти, если в робота заложить несколько типовых сценариев развития одних и тех же ситуаций. Это позволит ему на основе определенных факторов самостоятельно принимать решения. Например, чтобы добраться из одной точки в другую, робот может пройти это расстояние пешком или воспользоваться транспортом. Человечность робота может развиться через привязанность к людям, месту и даже другим роботам».

Павел Хакимов: «Робот может принимать оптимальные решения с точки зрения алгоритмов. Например, передвигаться с минимальными энергозатратами или пройти дистанцию быстро — все зависит от того, что для него важнее. В машинном обучении существует стандартный подход — перед принятием оптимального решения робот с вероятностью 5% делает любой допустимый выбор. Такой подход как раз и способен симулировать свободу воли».

Станислав Михель: «Людей делает более человечными то, что мы не только логико-математические, но и химические машины. На наше поведение влияют гормоны и разные процессы в организме. Роботу нужен некий подобный механизм, который на строгое логическое рассуждение будет накладывать влияние нелогических факторов, тогда он будет казаться более естественным. В некотором смысле нейронная сеть работает именно так. Поэтому программа на ее основе сможет адекватно, но непредсказуемо имитировать эмоции».


Инженеры из Йельского университета создали ИИ, способный усвоить социальные нормы и принять право на собственность. Исследователи научили ИИ различать принадлежащие и не принадлежащие человеку вещи, лишь несколько минут подержав их в руках. Робота обучали на основе двух моделей — четких инструкций («не бери мои вещи», «можешь взять мои вещи») и на основе его собственного опыта и попыток завладеть вещью.

Понимание общих социальных концепций — права собственности или просьбы попользоваться тем или иным объектом — важно для работы роботов в домах, школах и офисах.


Без пробок, но с робофобами

Москва будущего показана без пробок — в небе летают такси-квадрокоптеры. Но при этом наземный транспорт все еще управляется людьми. Правдива ли такая картина будущего?

Александр Климчик: «Такая картина очень оптимистична. Сложно представить растущий мегаполис без пробок и интенсивного движения, тем более если за рулем автомобиля человек».

Павел Хакимов: «Уже сейчас ученые делают огромные успехи в сфере автономного наземного транспорта: беспилотные такси успешно ездят в некоторых городах. Правда, это пока происходит лишь в присутствии инженера, который в случае необходимости перехватит управление транспортом. Но я считаю, что осталось ждать совсем недолго до того момента, когда начнут ездить полностью беспилотные автомобили. Если весь наземный транспорт станет автономным, то ситуация на дорогах станет намного безопаснее. Автомобили смогут обмениваться нужной информацией, предупреждая друг друга о плохой погоде и предотвращая ДТП».

Станислав Михель: «Думаю, да. Скорее всего, человечество пересядет на беспилотный транспорт, но для тех, кто любит водить, будут отдельные дороги или выделенные полосы».

В сериале вместо смартфонов люди используют специальные браслеты, которые проецируют изображение на запястье. А как, по-вашему, будет выглядеть коммуникация в будущем?

Александр Климчик: «То, что было показано в сериале, — реалистичный сценарий. Человечество движется в этом направлении: технологии смешанной и дополненной реальности уже напоминают то, что мы видим на экране».

Павел Хакимов: «Я считаю, что очки или линзы дополненной реальности — самый вероятный вариант общения будущего. Управлять устройствами можно будет с помощью жестов и голоса, но самое главное — информация будет отображаться в удобном для человека виде. Для этого не нужно фокусировать внимание на определенный предмет, как мы делаем сейчас. Это даст нам дополнительные возможности, например, навигация будет отображаться прямо на местности. Но такие технологии налагают дополнительную ответственность на разработчиков — информация не должна мешать и надоедать пользователям».

Станислав Михель: «Чтобы появились устройства, показанные в сериале, нужно решить несколько проблем: зависимость от освещения и поверхности, приватное использование. Но сама концепция смартфона, который нам показали, выглядит реальной. Однако функционал таких устройств будет шире: смартфон станет универсальным идентификатором, заменяющим паспорт и прочие документы, что уже происходит сейчас. Общение будущего либо не изменится, либо смартфон эволюционирует в очки дополненной реальности или устройство с экраном, наушниками и микрофоном, которые мы будем носить на голове».

Сюжет повествует о группе агрессивно настроенных людей, которые выступают против роботов и их отношений с людьми. Как считаете: полюбят люди похожих на себя роботов или, наоборот, будут ненавидеть?

Александр Климчик: «Всегда будут защитники и ненавистники».

Павел Хакимов: «Я считаю, что картина, описанная в сериале, вполне имеет право быть и в реальной жизни: даже при условии, что большинство людей полюбит роботов, найдутся те, кому они покажутся непригодными для жизни рядом с человеком. И они будут выражать недовольство своими способами».

Станислав Михель: «В нашем обществе много тех, кто ненавидит других за национальность или расу. Число же робофобов будет пропорционально степени сходства робота и человека».

В сериале мы узнаем о действиях ОБКП — отдела по борьбе с киберпреступлениями. Это подразделение расследует дела, связанные с пропажей ботов или преступлениями с их участием. Есть ли подобные службы сейчас?

Александр Климчик: «Такие подразделения уже существуют, но занимаются другими задачами».

Павел Хакимов: «Сейчас подобных служб, конечно же, нет. Но это лишь иллюстрация того, что с появлением чего-то нового возникают и новые профессии, которые не нужны были человечеству до этого. Говоря о ботах, это могут быть ремонтники роботов, киберпсихологи (посредники между человеком и машиной), инженеры-дизайнеры нейропластики и многие другие профессии, мысль о которых сейчас даже и не придет к нам в голову».

Станислав Михель: «Сейчас вся киберпреступность в России связана исключительно с хакерами. Но когда роботы появятся среди людей, такое подразделение обязательно появится в полиции, как и робопсихологи, описанные Азимовым. В его романе “Я, робот” они занимались разрешением противоречий и изучением поведения роботов».

Сериал называется «Лучше, чем люди». Кроме отсылки к английскому сериалу «Люди», который является ремейком шведского сериала «Настоящие люди», здесь обозначен главный вопрос: смогут ли роботы превзойти человека как вид?

Александр Климчик: «В выполнении конкретных задач, распознавании эмоций и чувств — да, роботы могут превзойти человека. А вот в креативности и создании чего-то нового — вряд ли».

Павел Хакимов: «Все зависит от того, насколько далеко уйдут наши технологии. Мы обучаем роботов тому, что умеем сами. Казалось бы, они не смогут быть лучше того, чему научены. Но ученики любят превосходить учителей, и данный случай, возможно, не станет исключением. Время покажет».

Станислав Михель: «Робот, вероятно, может научиться воспроизводить себя, выживать в разнообразном климате — подражать биологической жизни. Однако он не напишет картину и не сочинит музыку — ему это не нужно».

Загрузка...