;
Мнения 25 марта 2019

«Блокчейн — это всегда работа большого числа контрагентов», — Константин Гольдштейн, Microsoft

Далее

После спада массового интереса к технологии блокчейн ее коммерческое применение только идет на подъем: Microsoft анонсировал сразу несколько проектов, обещающих изменить представление о цифровой личности пользователя и промышленном контроле за выбросами углерода в атмосферу, а также побороться с низким качеством продовольствия в бедных странах. Специалист по блокчейну, эксперт Microsoft Константин Гольдштейн рассказал «Хайтеку» о горизонте массового использования технологии, успешном сочетании решений интернета вещей и блокчейна и российских энтузиастах, влияющих на развитие технологии по всему миру.


Константин Гольдштейн — ведущий эксперт по стратегическим технологиям Microsoft в России. Уже несколько лет в рамках конференций объясняет предпринимателям в России, Центральной и Восточной Европе, как и зачем внедрять блокчейн в свои бизнес-потоки. А также занимается непосредственно внедрением блокчейна в бизнес.


Цикл хайпа для блокчейна

— В декабре 2016 года в России провели первую сделку с использованием блокчейна. Когда вы в Microsoft начали заниматься этим?

— Компания Microsoft работает с технологией блокчейн с 2015 года. На конференции DevCon мы объявили о том, что теперь Ethereum будет доступен в Azure Marketplace (маркетплейс компании для разработчиков — «Хайтек»). Я начал заниматься блокчейном с 2016 года — когда пошла волна заинтересованности технологией. Тот год был ознаменован тем, что проекты были скорее теоретические, чем практические. А уже потом начали появляться даже не пилоты, а MVP (минимально жизнеспособные проекты — «Хайтек»), прототипы.

— Что сейчас считаете самым интересным в развитии технологии?

— В 2019 год мы входим с несколькими основными векторами развития.

Первое — это стандартизация. Рынку необходимо понимать, как работать по общим стандартам, чтобы реализовать такие решения, ответить на вопросы мультипротокольности, работу с off-chain.


Транзакция по типу off-chain — это передача информации за пределами блокчейна. Транзакция типа on-chain обычно называется просто транзакцией и осуществляет операции в рамках блокчейна, завися от него. Off-chain transaction, в свою очередь, опирается на прочие методы записи и валидации. Их сходство состоит в том, что в обоих случаях все стороны должны прийти к согласию относительно механизма работы сети. Вопрос остается в том, каким образом убедить участников в правомерности и необратимости операции по модели off-chain. Такие сервисы были реализованы таким образом, чтобы контрагенты могли доверять блокчейну в связке с off-chain (у Microsoft для этого, к примеру, есть Enterprise Smart Contracts).


Второе: чтобы эти решения взлетели, нужна работа консорциумов и альянсов. Потому что блокчейн — это всегда про работу большого числа контрагентов.

Пожалуй, самое интересное с точки зрения технологии — это нарастающий «баттл платформ», или конкурентность. Мы видим, что технологии начинают конкурировать друг с другом. Есть платформы корпоративной разработки: Corda, Hyperledger, Ethereum, сейчас вот Vostok появился в прошлом году, и мы узнаем, кто из них займет лидирующие позиции.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

— Интерес к блокчейну падал с 2018 года. Как это повлияло на восприимчивость компаний к технологии?

— Я бы не сказал, что есть падение интереса. Наоборот, если в 2017 году это было что-то новое и непонятное, то со временем те, кто принимает решения, получили достаточно знаний для понимания блокчейна. Поэтому, скорее, речь не про падение интереса: сейчас мы говорим про прагматичность, где действительно можем применить это. Бизнес смотрит на технологию не с точки зрения «Как здорово: новая история!», а обращая внимание на то, где можно войти в цифровой мир и осуществить цифровую трансформацию с применением этой технологии. Последние пару лет — это прагматичный подход к технологиям.

— Что значит «прагматичный» здесь?

— Это говорит о том, что рынок повзрослел с точки зрения понимания технологии. Компании смотрят, где она действительно может принести пользу.

Второй момент: ничего нового на самом-то деле не происходит. Если посмотреть на цикл хайпа (кривая, описывающая принятие новой технологии — «Хайтек»), мы увидим, что все технологии проходят через период разочарования. Новостной шум проходит, все переключаются на что-то другое. Меньше новостей, но больше дела. В конце концов эта кривая выводит на практическое применение. Пройдут эту линию самые сильные, те, кому нужна технология и кто готов в нее инвестировать.

— Какие возникают проблемы при внедрении блокчейна в России?

— Я бы не стал искать различий в процессах внедрения в России или где-то еще: это технологии, и они плюс-минус идентичны для всех. Если сравнить по трендам применимость того же искусственного интеллекта, увидим, что это происходит по тому же циклу хайпа — например, массовое внедрение ИИ предположительно произойдет будет в районе 2025 года. Говоря про блокчейн, из цикла понятно, что коммерческое внедрение начнется примерно с 2021 года, и уже к 2029-2030 годам мы увидим массовое развитие технологии.

Вопрос, чем отличается одно от другого. Если мы внедряем ИИ или все, что связано с машинным обучением и различными алгоритмами, то задача прикладная. Мы берем какие-то данные и работаем с ними.

С блокчейном сложнее, потому что это не только про технологию, это также про существующие процессы, которые нужно оцифровать и подготовить. То есть если мы делаем проект, где участвуют десять компаний, не связанных между собой, все их нужно привести к одному знаменателю, подготовить все процессы, понять их взаимодействие с друг другом, как с работать с новыми бизнес-моделями в данном формате. Это сейчас одна из самых существенных сложностей при внедрении технологии.

Защита личности и контроль качества еды

— Расскажите об удачных примерах внедрения блокчейна.

— Одна из индустрий, которая взяла флаг внедрения блокчейна, — это финансовая индустрия. А если говорить об удачных кейсах, это интересная история, в которой мы принимали участие — работа с MasterCard в рамках проекта Digital Identity.


В декабре 2018 года Microsoft рассказал о совместном проекте с MasterCard: компании пересмотрят практику использования цифровой идентичности.

Текущая система подтверждения личности в интернете во многом зависит от наличия физических документов или необходимости запоминать десятки паролей от разных сервисов. Кроме того, практика подтверждения личности в одной стране может отличаться от аналогичной системы в другой.

Компании предлагают перейти к универсальной системе цифровой идентичности на базе технологии блокчейн, доступной для всех людей отовсюду. Пользователи сами смогут решать, когда они хотят внести в нее изменения или поделиться со своих электронных устройств.

Переход к такому решению, по мнению Microsoft и MasterCard, сможет упростить работу с финансами, процедуру оформления документов. Кроме того, система позволит снизить риски кражи личности и даст доступ к необходимым сервисам миллиарду человек, которые сейчас не могут подтвердить, что они — это они.


— Вы на AI Conference говорили, что блокчейн по-настоящему полезен, когда используется вместе с другими технологиями. Что имелось в виду?

— На самом деле речь идет про ценность решения. Основная задача блокчейна — это аттестация фактов. То есть технология говорит: событие произошло, и я это подтверждаю. Есть транзакция из точки А в точку С, и я ее подтверждаю. Но когда мы столкнемся с реальной имплементацией решения на блокчейн, это будет лишь одним из элементов целостного решения.

Если мы посмотрим на те инновационные решения, которые есть в рамках цифровой трансформации, то увидим как раз связку ИИ, интернета вещей и блокчейна. Вот это сочетание действительно приносит возможность той самой трансформации, новых бизнес-моделей и оптимизации различных процессов.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Один из примеров, который я приводил на конференции, — это проект Microsoft вместе с швейцарской компанией Bühler. Тема контроля качества еды — очень модная сейчас для технологии блокчейн. Помимо использования еды, также очень важен момент, удостовериться, что продукты или ингредиенты, в данном случае зерновые, не испорчены.

Проект Bühler позволил объединить технологии интернета вещей, блокчейн и ИИ. Они сделали решение на базе Microsoft Azure Workbench: построили логистическую цепочку таким образом, что на каждом этапе виден переход этой продукции от производителя, соответственно, до конечного пользователя. И на каждом этапе с помощью телеметрии, когда перевозится этот груз, есть понимание, где он находится и какое у него состояние. Если что-то не соответствует заявленным метрикам по той или иной причине, система это сможет отследить и сказать: «Знаете, данная часть этой поставки испорчена, она не может быть применена в производстве». Работает как раз интернет вещей: сенсоры, которые всю дорогу позволяют отслеживать этот продукт, передавая информацию, тот самый блокчейн, который, принимая информацию, тестирует: «Да, принял, перешел на другой этап», переводя из одного состояния в другое. Мы видим прозрачно всю эту историю и можем динамично принимать решения.


Разработка Bühler нацелена на выявление зерен, зараженных грибами, которые вырабатывают афлатоксин: опасный канцероген, который связывают с риском развития рака печени. Чаще всего вспышки заболеваний, вызванных афлатоксином, возникают в развивающихся странах, где кукуруза — одна из главных частей рациона. В 2003 году такая вспышка привела к смерти 120 человек в Кении, а исследование 2014 года показало губительное влияние токсина на печень еще не родившихся детей, матери которых питались зараженной кукурузой в Бангладеш и Непале.


— Если это зерновые, то исключительно b2b-решение? Плохо себе представляю, что кто-то пойдет в магазин и купит себе зерно.

— Это ничего не меняет по сути: b2b или b2c. Если кто-то придет в магазин, отсканирует и посмотрит, что продукт свежий или несвежий, то тут необходимо добавить один этап к решению: условно, мобильное приложение.

Еще один кейс на стыке IoT, ИИ и блокчейна — российский проект Airalab. Эта тема называется «робономика».

Мы уходим в мир, где роботы будут общаться с роботами. То есть интернет вещей с одной стороны, интернет вещей с другой стороны. Они уже передают телеметрию куда-то, но мы уходим в мир, где между ними также есть договоренности.

Практический кейс, более приземленный. Допустим, компания хочет взять робота в лицензионное использование — лизинг в данном случае. Она берет его условно на год и платит за использование этого робота. Теперь — как компания, которая дала этого робота, понимает, что, допустим, его использовали ровно столько времени, сколько было заявлено? Команда Airalab сделала проект, позволяющий с помощью технологии блокчейн собирать информацию, которая есть у робота, прозрачно ее синхронизировать и показывать контрагентам в цепочке.


Airalab вместе с фондом «Русский углерод» в условиях действия Парижского соглашения по климату предложила перейти к цельной децентрализованной экосистеме углеродных кредитов: универсальной системе подсчета выброса углерода в атмосферу, что позволит контролировать наносимый экологии вред. Кроме того, соглашение позволяет «развернуть маркетплейс» решений.

«В перспективе любой заинтересованный участник рынка в любом конце мира сможет зайти в систему, посмотреть операторов, аудиторов и клиентов, выбрать подходящего и начать работать с ним. Все участники рынка будут работать в едином цифровом пространстве — без главного центрального узла. Потенциальный объем глобального рынка составляет примерно $10 трлн».


— Вы ранее говорили, что решения на блокчейне хорошо подходят для защиты интеллектуальной собственности. Как они могут использоваться?

— Сейчас такая ситуация на рынке, когда, с одной стороны, есть компании, у которых много информации, с другой стороны, есть те, кто разрабатывает алгоритмы. И те, и другие нуждаются друг в друге, чтобы применить данные технологии. Но мы сталкиваемся со следующей проблемой: владельцы данных зачастую чувствительны: они боятся отдавать их кому-то. По разным причинам данные могут уйти, и они потеряют интеллектуальную собственность, либо данные чувствительны.

В то же время есть все более и более развивающийся тренд по монетизации этих данных. Те, у кого есть те самые специалисты data science, которые разрабатывают алгоритмы, им нужна эта необходимая информация, чтобы отточить их.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

И блокчейн может дать ответ на эту проблему. Одна из важных технологий, которая позволяет это реализовать, — так называемое гомоморфное шифрование (homomorphic encryption).

Врезка

Наш исследовательский центр Microsoft Research, который занимается научными задачами, выложил в общий доступ все, что касается наших разработок в сфере этого вида шифрования.

Я, к примеру, делаю вычисления на компьютере и считаю два плюс пять, получается семь. Соответственно, данные принадлежат мне. А действия, вот этот плюс, принадлежат какой-то компании, которая разрабатывает этот алгоритм.

Теперь мы зашифровываем это «два», применяя гомоморфное шифрование, потом — «пять» и получаем результат — зашифрованное «семь». Соответственно, тот, кто разработал алгоритм и использует эти данные, не понимает, что там есть два и пять. Но у того, кто получит вот эту семерку, есть ключ, и когда он расшифрует, то получит нужный результат. Тот, кто обрабатывает данные, используя эту историю, не видит, что внутри, а владелец данных не компрометирует их.

Экосистема блокчейн-энтузиастов

— Чем отличается работа с блокчейном в России и Восточной Европе от остального мира?

— Наш регион характеризовался тем, что было много различных блокчейн-энтузиастов еще с 2016 года, было сообщество.

— Вы имеете в виду предпринимателей?

— Нет, не только, еще разработчиков, тех, кому была интересна эта технология. И когда технология пришла, рынок был не то что готов, но уже была проделана какая-то работа, были те люди, которые подхватили эту инициативу. Как результат, в России, пожалуй, одни из самых сильных разработчиков в мире. Второй момент — действительно очень сильно сообщество блокчейн-специалистов, или энтузиастов, позволило этой волне реализоваться и популяризовать историю. Таким образом, благодаря этим конференциям, активностям, которые произошли, у нас образовался очень большой рынок. Правильнее так сказать: у нас образовалась экосистема, есть разработчики, архитекторы, аналитики, также юристы и люди, которые умеют строить различные бизнес-модели. Работают медиа, которые могут освещать данную технологию, понимая, что для этого необходимо. Если посмотреть на совокупность таких вещей, можно увидеть, что Россия находится в лидерах в мире по данной технологии.

— В каких странах, по вашей зоне ответственности, есть похожая ситуация с устойчивой экосистемой людей?

— Беларусь, Эстония, Украина.

— Что их связывает?

— Там очень похожие факторы. У каждого свои, но в Беларуси, России и Украине, наверное, факторы похожи: энтузиасты и желание. В Эстонии это легло в рамки цифровой трансформации, которая проходит в этой стране на данный момент. Интерес есть везде, но я бы сказал, что центр экспертизы и активностей мы видим в этих регионах.

— Какова динамика этой экосистемы за прошедшее время? Если вы говорите, что пик уже прошел.

— Пик прошел, но специалисты ведь остались. Экспертиза растет, и это говорит о том, что специалисты работают не только внутри — это и международная история. Мы видим, с одной стороны, очень много докладчиков с русским акцентом на конференциях по технологии блокчейн. С другой стороны, мы видим бизнесменов, юристов — и проекты, которые также представлены на разных площадках, на разных конференциях. Это нас выгодно отличает от других.

Загрузка...