;
Кейсы 16 августа 2019

От доставки биоматериалов до собственной патоморфологической лаборатории: как развивался стартап по диагностике рака UNIM

Далее

Рак является одной из основных причин смерти. В 2018 году от онкологических заболеваний во всем мире умерли более 9 млн человек. Врачи по всему миру ищут новые способы лечения онкологии. Однако важно не только правильное лечение, но и точная диагностика. Смертность от онкологических заболеваний можно снизить, если выявлять и лечить их на ранних стадиях. По статистике,  60% диагнозов нуждаются в уточнении, еще 20% изначально поставлены неверно. Основатель медицинского стартапа UNIM по дистанционной онкодиагностике Алексей Ремез рассказал «Хайтеку» о том, как можно снизить эти цифры и почему важно своевременно и корректно диагностировать заболевания.

Цена ошибки

Инженер Алексей Ремез долгое время не имел отношения к медицине. Но в 2011 году на учебе в Хайфском университете (Израиль) Алексей получил совет от одного из преподавателей, бизнес-психолога Яна Зусмана — найти работу на стыке медицины и технологий. Для выпускника архитектурно-строительного университета этот совет показался по меньшей мере странным.

После возвращения в Россию Алексей принял участие в одном из бизнес-проектов, посвященных диагностике раковых заболеваний. Молодому человеку предложили поучаствовать в создании частной патоморфологической лаборатории Laboratoires De Genie. Такие лаборатории проводят диагностические исследования тканей под микроскопом, чтобы выявить происходящие в них изменения. Сначала Ремез занимался только организационными и управленческими вопросами. Однако, как он сам признается, невозможно решать медицинские проблемы, будучи совершенно не в теме. Поэтому со временем Алексей начал немного разбираться в проблеме и с медицинской точки зрения — сказалось тесное общение с врачами-диагностами во время многочисленных поездок по разным лабораториям.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

«Разобравшись в индустрии, я понял, что хорошая морфологическая диагностика не всегда доступна не только в регионах, но даже в столице. И эту проблему смог бы решить перевод диагностики в цифровой формат. Так появилась идея использовать современные цифровые технологии в диагностике рака», — вспоминает Алексей.


Морфологическая диагностика — основной этап диагностирования онкологии, при котором изучаются клетки подозрительных тканей. После выявления новообразования (с помощью УЗИ, МРТ и других методов) необходимо установить несколько факторов — злокачественная ли опухоль и что это за разновидность рака. Процедура забора тканей называется биопсией, ее проводят или амбулаторно под местным наркозом, или в стационаре в виде операции. Именно на этапе морфологической диагностики ставится окончательный диагноз, и от квалификации врача, проводящего исследование, зависит эффективность дальнейшего лечения. В России ее проводят в государственных и частных клиниках и лабораториях. Основная сложность — нехватка квалифицированных кадров и проблемы с оборудованием. Во многих городах наблюдается недостаток мощностей, из-за чего возникают большие очереди, а анализы исследуются в спешке.


По мнению Алексея Ремеза, сейчас большинство врачей не только в России, но и в мире, ставят онкологический диагноз без использования современной техники. Врач изучает гистологические материалы в микроскоп и принимает решение о том, чем болен человек. Исходя из заключения патоморфолога, врач назначает лечение. Если пациент или его лечащий врач сомневается в диагнозе и хочет узнать мнение другого специалиста, приходится отправлять материал для изучения в другую клинику или везти его туда самому.

«Большинство людей считает, что самое сложное в борьбе с онкологией — именно лечение. Однако прежде требуется поставить диагноз, — говорит Алексей. — В силу человеческого фактора (низкая квалификация врачей, усталость и недостаток внимания из-за личных проблем, высокая нагрузка из-за нехватки специалистов) большое количество диагнозов ставится ошибочно. Например, доброкачественную опухоль признают злокачественной и назначают пациенту ненужное лечение. Либо, наоборот, принимают злокачественное новообразование за доброкачественное, и пациент остается без терапии. В разных регионах мира эти цифры колеблются от 5–50%. В России официальной статистики нет, но, по нашим данным, неверные или неточные диагнозы у нас в стране ставят примерно в 40–45% случаев. Значение имеет и локализация новообразований — точность диагностики рака молочной железы выше, чем опухоли мозга».

Кроме того, для точной постановки диагноза требуется узкая специализация патоморфолога — именно на конкретном виде опухолей. Специалисту, занимающемуся раком молочной железы, будет сложнее определить разновидность лимфомы. Врачей высокого класса очень мало, и собрать их в рамках одной клиники и даже в одном городе невозможно. По словам Алексея, по всей стране лабораторий, кому лично он доверил бы здоровье своих родных, не более десятка. Это связано с пониманием того, как работает большинство из них: приоритетно получение прибыли, а не здоровье людей. Поэтому проблема качественной консультации для людей из отдаленных регионов возрастает в разы.

Во время работы в лаборатории Ремез познакомился с сотрудниками ФГБУ «ФНКЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева». В результате Алексей решил вплотную заняться темой диагностики в онкологии и создать компанию, специализирующуюся только на этом направлении.


Национальный медицинский исследовательский центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева (ФГБУ «НМИЦ ДГОИ имени Дмитрия Рогачева» Минздрава России) — российский медицинский центр, созданный на базе НИИ Детской гематологии МЗ РФ. Основан в 2005 году, официально открыт в 2011 году. Здесь лечат детей в возрасте от семи дней до 18 лет со всей России. Ежегодно лечение здесь проходят более 10 тыс. человек. В создании центра принимала активное участие актриса и основатель фонда «Подари жизнь» Чулпан Хаматова.


История становления

В 2014 была зарегистрирована компания UNIM. Сначала она занималась доставкой материалов биопсии из любого региона РФ и стран Таможенного союза в патоморфологические лаборатории, где врачи ставили диагноз. На собственные средства основателей, Алексея Ремеза и Николая Кромана, были заказаны разработка первого программного обеспечения и маркетинговые услуги. Первые вложения в бизнес составили 1,5 млн рублей.

Компания обслуживала примерно 100 пациентов в месяц и была прибыльной — выручка составляла около миллиона рублей. Однако Алексей понимал, что людям в век цифровых технологий требуется больше, чем просто быстрая логистика материалов и помощь в получении результатов анализов. Поэтому в компании начали разрабатывать программу, с помощью которой патоморфологи могли бы ставить диагноз дистанционно. Параллельно компания искала инвесторов для разработки и внедрения этого проекта.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Первые предпосевные инвестиции на разработку в размере 1,4 млн рублей выдал ФРИИ. Как частное лицо в компанию вложил средства вице-президент «Ростелекома» Алексей Басов. Общая сумма инвестиций в UNIM — 14,5 млн рублей.

Так в 2015 году был запущен сервис Digital Pathology — облачная платформа для хранения оцифрованных данных гистологических и иммуногистохимических стекол. Смотря на них в микроскоп (или в случае цифровой платформы — на сканированное изображение этих стекол), патолог видит окрашенный срез тканей опухоли в большом увеличении и по внешнему виду, с учетом клинической информации (пол, возраст, данные КТ, МРТ, длительность заболевания) принимает решение, чем болен пациент. Благодаря тому, что изображения сканируются в высоком разрешении и хранятся в облаке, к ним получают доступ специалисты из любой точки мира. Это дает возможность коллегиального принятия решений в онлайн-чате и значительно сокращает количество диагностических ошибок.

В том же году команда Unim победила на конкурсе «ОнкоБиоМед-2015» в номинации «Система для диагностики». После этого на стартап обратил внимание фонд «Сколково», в котором компания получила статус резидента. Прямых инвестиций это не приносило, но давало возможность пользоваться инфраструктурой технопарка и получать налоговые льготы. В 2016 году Unim вышел в финал конкурса Startup Village, а еще через год удалось привлечь крупного инвестора — компанию MedMe. Совокупно в компании есть несколько инвесторов и общий объем инвестиций за все время находится в районе 100 млн рублей.

Первые два года компания зарабатывала в основном на продаже ПО российским и зарубежным лабораториям. Предлагали два варианта — установка программы за 1,5 млн рублей или оплата диагностики каждого случая (3-4 тыс. рублей).

Не конкуренты, а коллеги

В декабре 2017 года компания получила разрешение на медицинскую деятельность от «Сколково» на самостоятельное проведение исследований (аналог обычной медицинской лицензии, но получается в ускоренном порядке и только резидентами «Сколково» — «Хайтек»), что позволило открыть собственную медицинскую лабораторию на территории технопарка. Она стала третьей в мире организацией такого рода. Две другие находятся в США и Нидерландах. Американская лаборатория — партнер General Electric, голландская — партнер Philips. Причем Алексей называет их не конкурентами, а коллегами. «Сложно говорить о конкуренции в отрасли, до которой технологическая революция еще толком не добралась», — рассуждает он.

Диагностика осуществляется с помощью специальной облачной платформы Digital Pathology. «Это такой гугл-док, только каждый файл в нем весит несколько гигабайт», — объясняет Алексей. В систему загружаются результаты биопсии с высоким разрешением, аналогичным тому, который врач видит под микроскопом. Их исследуют специалисты (не менее двух) и выносят решение о диагнозе.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

«Специалисты — это врачи-патологоанатомы. Они работают в UNIM по трудовым договорам. Врачу платим мы, а нам пациент или ОМС. На данном этапе проблемы с привлечением врачей нет. Врачи знают о нас из конференций, СМИ, рекомендаций коллег и участию в образовательных мероприятиях», — дополняет Алексей.

Весь процесс занимает 72 или 96 часов. При отлаженном «производстве» это минимальный срок на пробоподготовку и непосредственно диагностику. В обычной ситуации для вынесения коллегиального решения может потребоваться несколько недель. В онкологии такая оперативность особенно важна, ведь выявление заболевания на ранних стадиях существенно повышает шансы на успешное лечение.

Всего к платформе подключено около полутора тысяч специалистов из разных стран — России, Германии, Великобритании, США и других. «В нашей практике бывали случаи, когда образцы одного пациента изучали несколько врачей из разных стран. Например, молодая женщина — 30 лет. Дифференциальный диагноз — меланома и невус. В диагностике участвовали 15 докторов из США, Норвегии, Италии, России», — приводит пример Алексей.


Меланома — злокачественная опухоль, развивающаяся из меланоцитов — пигментных клеток, продуцирующих меланины. Относится к злокачественным опухолям кожи. Преимущественно локализуется в коже, реже — сетчатке глаза, слизистых оболочках (полость рта, влагалище, прямая кишка). Одна из наиболее опасных злокачественных опухолей человека, часто рецидивирующая и метастазирующая лимфогенным и гематогенным путем почти во все органы.

Невус или родинка — врожденные или приобретенные пигментированные образования на коже. Они могут располагаться на уровне кожи или возвышаться над ней. В определенный момент клетки кожи переполняются пигментом и превращаются в меланоциты, скопление которых и называется родинкой. Красные родинки представляют собой разрастания сосудов — ангиомы.


В такой консолидации создатели проекта видят еще одну свою миссию: формирование профессионального сообщества. Ведь даже в крупных городах есть дефицит узкоспециализированных специалистов. Платформа дает возможность проводить образовательные семинары и изучать сложные или редкие случаи. Кроме этого, оцифровка материалов помогает формировать базу для обучения ИИ.

«Сейчас очень мало оцифрованных материалов, — отмечает Ремез, — поэтому обучение нейросетей затруднено. В дальнейшем врачи смогут прибегать к помощи ИИ, чтобы увеличить точность постановки диагноза. У нас сейчас есть рабочие нейросети для автоматизации части работ врача, например, распознавания и счета экспрессии ИГХ маркеров, поиска похожих случаев в базе данных по выделенному на изображении паттерну».

Пока в компании в тестовом режиме используют нейросеть, которая автоматически считает индекс активности опухолевых клеток (Ki-67). Чем их больше, тем быстрее растет растет опухоль. Раньше клетки считали вручную, и результаты были лишь приблизительными. Например, если исследованиями занимались два диагноста, то каждый считал отдельно, а затем вычисляли среднее арифметическое. В UNIM индекс Ki-67 считает компьютер. По данным разработчиков, точность подсчета этих показателей нейросетью составляет 95%, при этом время исследования значительно сокращается.

Сейчас лаборатория UNIM, работая семь дней в неделю, проводит исследования для 4 тыс. пациентов в месяц. В компании работают примерно 60 человек. Большая часть локально, однако есть и удаленные сотрудники. Компания состоит из отдела продаж, сервиса, лаборатории, отдела R&D, финансового отдела, проектного офиса, логистики. Более 30 врачей работают в ней удаленно, в том числе и иностранные специалисты. А в лаборатории содержатся данные биопсии из 80 клиник со всей России и стран СНГ.

Особые способности

Компания UNIM одновременно является разработчиком технологий для патоморфологической диагностики и диагностическим оператором. Особенность в том, что компания объединяет в себе высокие компетенции в области разработки сложных программных продуктов и глубокое понимание отрасли.

Сейчас у UNIM есть два базовых продукта. Первый — диагностические услуги, пользователями которых являются государственные и частные лечебные учреждения. За 2018 год объем диагностики вырос в 30 раз. Второй — технологии для патоморфологических лабораторий — Digital pathology system. Это набор ПО, гайдлайнов и стандартных операционных процедур, которые позволяют существенно повысить эффективность работы лаборатории, переводя диагностику в цифровой вид.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

«Этот продукт мы выводим на широкий рынок в этом году. Сейчас находятся в проработке два крупных проекта, когда диагностика цифровизуется в крупных ЛПУ и даже на региональном уровне используя наши технологии», — дополняет Алексей.

С точки зрения лечебного учреждения, врача, пациента технологии дают меньшую вероятность ошибки, снижение сроков диагностики, повышение стандартизации. Все это складывается в продукт другого качества, в отличие от существующих сейчас в мире.

«Подобного диагностического цикла больше нет в РФ, в мире таких лабораторий единицы. Для наших клиентов мы видим ценность в маленьких сроках диагностики, коллегиальности, возможности быстро привлечь лучших экспертов страны и мира и уровне сервиса. Помимо этого, оцифровка дала возможность создать огромную базу случаев пациентов — более 30 тыс. кейсов. Мы используем ее для разработки искусственного интеллекта и обучения врачей», — делится Алексей.

Проблемы роста

Сейчас компания успешно развивается. В среднем количество пациентов лаборатории каждый месяц увеличивается на 50%. Кроме этого, с января UNIM начал работать в системе ОМС, поэтому в компании прогнозируют дальнейшее увеличение запросов. При наличии правильно оформленного направления пациент получает диагностическую услугу за счет средств ОМС, то есть для пациента услуга бесплатна.

В 2017 году, когда основную прибыль приносила продажа ПО, выручка компании составляла 10 млн рублей в год. А уже в конце 2018 года почти такие же цифры удалось получить по результатам одного месяца.

«В месяц мы проводим диагностику для 4 тыс. пациентов, и это количество растет. Средний чек очень зависит от сегмента и колеблется от 3 до 18 тыс. рублей. При этом, несмотря на успех, мы не торопимся открывать новые лаборатории. Приоритет — продажа софта в существующей лаборатории — заключается в вовлечении других врачей в систему диагностики, чтобы дать возможность каждому пациенту получить консультацию высококвалифицированных специалистов», — поясняет Алексей.

Коллектив лаборатории — опытные врачи и лаборанты, прошедшие многоуровневый отбор. Некоторых из них рекомендовали знакомые Алексея по его первому проекту. ИТ-команда UNIM — это технический директор и full stack разработчики с большим опытом в крупных медицинских, финансовых, технологических проектах, а также эксперты по Data Science. Так Алексею удалось собрать команду специалистов, увлеченных своей работой. К тому же, по мнению создателей платформы, качественная диагностика даст толчок к разработке новых методов лечения онкологических заболеваний.

«Тот вид диагностики, которым мы занимаемся, должен претерпеть эволюционные изменения. Причем во всем мире. И в ближайшее время. Так уже было с другими отраслями медицины. Например, лучевая и лабораторная диагностика, офтальмология. Технологическая эволюция патоморфологии — это, без преувеличения, вопрос жизни и смерти для большого количества пациентов во всем мире. Мы стремимся ускорить эту эволюцию. Поэтому в ближайшем будущем можно ожидать открытия партнерских лабораторий, работающих на наших технологиях и стандартах», — резюмирует Алексей.

Загрузка...