;
Мнения 26 сентября 2019

Юрий Хаит, «Технологии долголетия» — об антиэйджинге, сроках создания терапии от старения и сектантских подходах

Далее

Статистика говорит, что средняя продолжительность жизни в большинстве стран растет. С 1990 года в мире эта цифра увеличилась на 7 лет. Этому способствуют выросший уровень жизни и медицинских услуг, качество питания и другие факторы. Однако до сих пор возраст в 100 лет для многих является недостижимой планкой, даже в странах-рекордсменах по количеству долгожителей — Гонконг, Япония, Италия, Швейцария и Сингапур, где средняя продолжительность жизни 82–84 года. В России этот параметр — примерно 71,5 лет, причем женщины живут почти на 11 лет дольше, чем мужчины (76,1 и 65,9 лет соответственно). Соорганизатор проекта «Технологии долголетия», прогрессор радикального продления жизни Юрий Хаит уверен, что человек в будущем сможет жить намного дольше. Он рассказал «Хайтеку», на чем основываются его убеждения и что необходимо сделать для того, чтобы в этой области произошел прорыв.

Борьба со старостью — сверхзадача, требующая серьезных вложений

— Миллионы ученых бьются над проблемой долголетия, миллиарды долларов выделяются крупнейшими корпорациями на исследования, и вдруг откуда-то появляются 15 человек, обещающих вечную жизнь. Первое, что хотелось бы спросить: ну и как успехи? Живого долгожителя покажете?

— Начнем с того, что если кто-то предлагает надежный способ дожить до 100 лет и более, то это шарлатан или «честно заблуждающийся». Наука сейчас не знает ни одного способа, который бы позволил человеку серьезно продлить жизнь. Нормальная среда и разумный образ жизни, качественная медицина существенно увеличивают ваши шансы дожить до 80–90 лет. Но это все, на что мы можем рассчитывать.

Вопрос «Сможет ли человек жить вечно?» — неправильный. Правильно спрашивать: «Когда люди смогут жить неограниченно долго?». Мы считаем, что для победы над смертью выделяется несоразмерно мало ресурсов. Американцы тратят на празднование Хэллоуина один раз в году около $8 млрд, а годовой бюджет Института старения Бака — всего $40 млн. Я не говорю о военных бюджетах разных стран, которые направлены на противоположную задачу — убийство как можно большего количества людей. Это как, не имея ни одного здорового зуба, тратить на стоматологию три рубля в год и ожидать голливудскую улыбку.

Фото: Егор Цветков / «Хайтек»

— Ваша фраза «Чтобы проблема старения была решена, необходимо сделать так, чтобы ее решение стало важным» — без преувеличения, гениальна! Но в чем измеряется степень важности? И сколько же потребуется денег для вечной жизни?

— Старение, как и любой эволюционный механизм, создавалось миллионы лет, и очень наивно считать, что удастся простым способом взломать этот хитрый замочек для такой сложной биологической системы, как человек. Сложность задачи неимоверная. Ни одна лаборатория, ни один институт, даже ни одно государство не решит ее в одиночку. Это задача масштаба всего человечества.

В США существует национальная программа по борьбе с онкологическими заболеваниями. На поиск технологии лечения ежегодно выделяются десятки миллиардов долларов. Это позволило достичь определенного прогресса, многие виды рака на сегодня более-менее успешно лечатся или болезнь переводится в хроническое состояние, в котором можно жить достаточно долго. То есть на лечение онкологии потрачено более сотни миллиардов и десятки лет. А ведь онкозаболевания проще, чем старение!


Американская ассоциация исследований рака (AACR) была основана в 1907 году в Вашингтоне. Сейчас базируется в Филадельфии и насчитывает более 42 тыс. членов из 120 стран. Согласно докладу Ассоциации, в США общая смертность от рака с 1991 по 2015 годы снизилась на 26%. Пятилетняя относительная выживаемость с середины 70-х годов выросла на 30% — с 49 до 79%.

В 2018 году впервые за 50 лет исследований обнаружили способ лечить редкую форму рака щитовидной железы — анапластическую карциному с мутацией BRAF V600Е. При использовании новых препаратов у 61% людей опухоль исчезала или значительно уменьшалась. Также появилось первое средство для повышения выживаемости при редкой форме саркомы — десмоидной фиброме. Положительная динамика зафиксирована у 87% пациентов. Разработан новый препарат, помогающий бороться с гастроэнтеропанкреатическими нейроэндокринными опухолями — смертность пациентов снизилась на 79%.


Так что и денег, и времени потребуется очень много. Нужны ученые, сделавшие изучение старения своей профессией, и исследовательские организации, готовые включиться в проекты, а также поддержка общественного мнения.

С шарлатанами нам не по пути

— И, конечно же, рецепт вечной жизни является секретным ноу-хау, который передается из уст в уста только избранным и исключительно на платных встречах? Кстати, сколько у вас реферальный процент за «приведи друга»?

— Все ресурсы, которые потрачены на развитие проекта — личные деньги организаторов и нескольких друзей, которые нас поддерживают. Встречи, которые мы иногда проводим, открыты для всех, и если мы и собираем какие-то деньги, то только на покрытие организационных расходов. Что касается ноу-хау и секретов для избранных, — все обстоит с точностью до наоборот. Чем больше людей будут понимать текущие возможности, трезво их оценивать и быть в состоянии отделить зерна от плевел, тем больше шансов получить поддержку для перспективных технологий.

Что касается сектантских подходов и реферальных ссылок за приведи друга, — это четкий признак шарлатанства и псевдоантиэйджинга. Если говорить о «Технологиях долголетия», мы стараемся основываться на максимальной открытости. Любая закрытость только вредит прогрессу.

Фото: Егор Цветков / «Хайтек»

— Давайте перейдем в практическую плоскость: когда «Технологии долголетия» начнут продавать сенолитики, геропротекторы и сенесцентоциды широким народным массам?

— Сенесцетоциды — отличное слово, это вы придумали, типа «инсектициды», да? Сенолитики — это и есть сенесцентоциды, то есть вещества, избирательно уничтожающие сенесцентные клетки. Для тех, кто еще не гуглил это слово, скажу, что это клетки, которые по разным причинам прекратили делиться и стали как бы старыми. Беда в том, что это не просто клетки-бездельники, они еще выделяют в окружающее пространство целый комплекс сигнальных молекул, устраивающих хаос и воспаление. В том числе, провоцируют возникновение онкологии. Сенолитики — это совсем недавний хайп.

Казалось бы, вот оно, средство омоложения, поубиваем все старые клетки, остальные заживут как в молодости. Все оказалось не так просто. Мало того, что обнаружение сенесцентных клеток — это проблема. Просто по анализу крови этого не сделать.


Сенолитики — препараты, избирательно уничтожающие старые клетки. Первые препараты были созданы молекулярными биологами в США и прошли испытания на мышах. Пожилые грызуны, принимавшие препарат, прожили на 36% дольше, чем мыши из контрольной группы.

В январе 2019 года исследователи опубликовали результаты пилотного испытания на пациентах, страдающих тяжелым легочным заболеванием. 14 добровольцев принимали препарат в течение трех недель, после чего у них было отмечено улучшение физического самочувствия — они могли проходить более длинные расстояния, увеличилась скорость передвижения. При этом серьезных побочных эффектов выявлено не было. Однако в этом исследовании не было контрольной группы и не проверялся эффект плацебо, поэтому официально эффективность терапии не может считаться доказанной.

Чаще всего для диагностики сенесцентности используют окраску на ассоциированный с клеточным старением фермент — бета-галактозидазу, активность которого в сенесцентных клетках значительно возрастает. Но этот метод может давать ложные результаты. Недавно израильские ученые в качестве биомаркеров предложили использовать белки HMGB1 и γH2AX. Первый обычно находится в ядре, но в сенесцентных клетках перемещается в межклеточное пространство. Наличие второго свидетельствует о повреждении ДНК и начинающемся клеточном старении.

Еще один вариант — измерять активность генов, ответственных за блокировку гибели клеток. Третий способ — выявить специфический набор молекул, которые сенесцентные клетки выделяют наружу.


Да и вообще те самые молекулы, по которым вроде как определяли сенесцентность, выделяют еще и макрофаги — клетки, способные к захвату бактерий, в том числе отмерших, и других чужеродных тел. И эти макрофаги уже «разделались» с сенесцентными клетками. Появились соображения, что, наверное, добиваться тотального уничтожения старых клеток неразумно. А тут еще и подоспели результаты первых клинических испытаний, в которых пытались повоздействовать сенолитиками на остеоартритные колени. Должно было помочь, но результаты, прямо скажем, не вселяют большого оптимизма.

Проект «Технологии долголетия» — информационный, и нам важно сохранять максимальную объективность. Это невозможно, если ты заодно еще и пытаешься заработать денег. Допустим, я интересуюсь новостями и поверил в эти самые сенолитики. И у меня есть свободные $10 млн. Я их вложил в это дело, заплатил кучу денег химикам-биологам, чтобы они научились синтезировать это вещество в промышленных масштабах. А тут подоспели не очень оптимистичные вести из других лабораторий. Что делать? Правильно, впаривать свою историю тем, кто еще верит, и делать вид, что сам веришь. Так рождается очередное фуфло в красивой обертке, с регистрацией как БАД, наукообразной легендой и эффективностью на уровне плацебо. На антиэйдж-рынке каждый первый препарат такой.


К сегменту антиэйдж относятся косметологические процедуры, направленные на борьбу с возрастными изменениями внешности, пластическая хирургия, трихология, а также детокс, клеточная и пептидная терапия, диетология. Среди популярных препаратов — препараты с вытяжками из человеческой плаценты, содержащие жирные кислоты (например, омега 3), антиоксиданты (коэнзим Q10, карнозин), микро- и макроэлементы (железо, кальций, магний).


Наша миссия — просвещение и поиск единомышленников

— Но сегодня нам хочется жить вечно и бесплатно, и мы вдохновленно изучаем материалы об этом, в том числе и ваши. А они носят довольно широкий спектр — это и юмор, и литература, а не только научные статьи. Не сильно понятно, причем тут ненаучные материалы.

— Мы не даем никакого готового рецепта вечной жизни, его пока нет. А когда будет, мы станем не нужны. «Технологии долголетия» — школа для тех, кто открывает для себя научный подход к здоровью, грандиозный мир биотехнологий, медицины будущего. Наша аудитория чрезвычайно разнообразна по интересам и уровню готовности к восприятию. Поэтому у нас материалы очень разные по степени своей научности и сложности. Мы стараемся поддерживать определенный баланс, чтобы любой мог найти для себя что-то интересное по теме.

Я знаю людей, которые работают в нашей тематике, и у них такая высокомерная позиция. Ты веришь в гомеопатию — я тебя отпишу из френдов. Ты написал в профиле «Православный» — боже, зачем ты подписан на научный паблик?! Или — не нужен ваш дурацкий юмор, давайте только хардкор про митохондриальную дисфункцию при старении.


Митохондриальная дисфункция — нарушение нормальной работы митохондрий из-за повреждения их ДНК. Популярная теория последних лет о том, что причиной старения являются окислительные процессы, берущие начало в митохондриях — микрочастицах, которые отвечают за сжигание углеводов и выработку энергии. Побочным продуктом этого процесса является выработка активных форм кислорода, которые считаются одной из основных причин старения. Также митохондрии участвуют в процессе уничтожения старых клеток. Информацию о том, какие клетки нужно уничтожить, поступает через специальные сигнальные молекулы, попадающие в кровь. Если механизм дает сбой, уничтожаются не только старые клетки, но и здоровые. Также нарушения в функционировании митохондрий приводят к недостаточному энергообеспечению клеток и нарушению обменных процессов.


Моя личная позиция очень простая. Когда-то я верил в Деда Мороза, потом в йогу, а сейчас в способность человека победить болезнь Альцгеймера. Я заранее не знаю, во что верят подписчики, когда впервые открывают публикации в наших сообществах. Но мы стараемся, чтобы через некоторое время они обрели нашу уверенность в победе над той частью эволюции, которая подарила нам старение и сопутствующие болячки.

Фото: Егор Цветков / «Хайтек»

— «Каждый может взять для себя самое ценное из этого знания». Какого знания? Набора околонаучных статей на вашем сайте?

— Знаю достаточно много людей, которые за несколько лет прошли большой путь от эзотерических практик и бестолкового ЗОЖ к глубокому пониманию научных основ долголетия. Поэтому мы даем людям ту информацию, которую они готовы воспринимать в данный момент. Для кого-то это тексты про британских ученых, которые доказали, что три чашки кофе — это вредно, для других — влияние бега на функцию митохондрий, а для третьих — отчет с последней научной конференции об испытаниях веществ, замедляющих процесс старения, или обзор текущего состояния биогеронтологии.

Для большинства обычных людей уровень, который мы даем в нашем паблике, является нормально воспринимаемым. Кому и это тяжело — аудитория не наша, продление жизни научным методом их не интересует, они так и будут верить, что рак — это грибок и его нужно лечить содой. Есть и те, кому подавай первоисточники на английском. Их не пугает специализированная терминология биотеха и профессиональной медицины. На сайте нашей экспертной группы мы делаем обзоры научных публикаций, которые касаются возможности продления жизни тем или иным способом.

Возможное бессмертие — сбывшаяся сказка для каждого

— Хорошо, с Мафусаилами пока проблема. Вам это не напоминает старую дилемму Насреддина про «или ишак сдохнет, или султан»?

— При нынешнем положении дел неизбежно сдохнут и ишак, и султан, и Насреддин, и вообще мы все. В отношении старения и смерти от старости большинство людей находится в ситуации выученной беспомощности. Все знают, что старость победить невозможно! Тогда зачем пытаться. Именно против такого подхода мы выступаем.

У человека уже есть опыт решения подобных сверхзадач. Способность летать не присуща человеку от природы. То, что сейчас летать может любой человек, какие-то лет триста назад казалось безумием и магией.

Фото: Егор Цветков / «Хайтек»

Чтобы решить сверхсложную задачу, люди должны признать ее важность и ценность. Победа над старением — самая амбициозная задача в истории человечества с момента полета в космос.

Мы пытаемся донести до людей мысль, что современное состояние науки и технологий позволят изменить ситуацию. Причем в относительно близком времени. 30–60 лет — таковы средне-оптимистичные оценки сроков. Вы лично дотянете? Если это случится лет через 30 — наверняка. А если через 60? Представьте, что вам не хватило каких-то несколько лет для получения специфической терапии антистарения. Подобные технологии будут омолаживать организм, а не консервировать старость. Так что вы умрете дряхлым и больным, а тот, кто немного моложе вас — сможет молодым, здоровым прожить еще много лет. И такая разница будет просто потому, что вам немного не хватило времени. Мы считаем, что это время можно очень сильно сократить. Увеличить наши с вами шансы успеть.

— Думаете, государство и сильные мира сего искусственно тормозят процесс развития технологий долголетия?

— Не думаю, что кто-то из государственных мужей всерьез озабочен проблемами достижения бессмертия и возможными последствиями. Как и для большинства людей, для них это из области бабушкиных сказок или фантастики. Причем эта ситуация не только про Россию, во всем мире так. И это скорее плохо, чем хорошо. Если бы было активное противодействие — значит, к этому относятся серьезно. Например, опасаются, как криптовалют или технологий генетических модификаций. При этом оглядываясь — а что там другие? А другие уже эмбрионы геномодифицируют. И в мире обязательно найдутся места, где можно будет сделать то, что нельзя в условиях этических и иных государственных ограничений. Особенно при наличии денег.


В ноябре 2018 года китайский ученый Хэ Цзянькуй объявил о том, что сумел создать генетически модифицированных девочек-близнецов с врожденным иммунитетом к ВИЧ. Он рассказал, что редактировал эмбрионы пар, проходящих процедуру ЭКО, и одна из семи попыток оказалась успешной. Однако публике новорожденные предъявлены не были — Хэ сослался на то, что родители хотели сохранить анонимность. Эксперимент вызвал новую волну дискуссий об этичности вмешательства в генетический код человека.


С технологиями продления жизни будет ровно также. Еще недавно те, кто заикался о возможности бессмертия или хотя бы победы над старением, относились к категории фриков. Сегодня эти темы не стесняются обсуждать мировые визионеры и бизнесмены масштаба Илона Маска или Билла Гейтса. Так что близко то время, когда это станет повесткой государственных структур. Действительно, если принять, что люди будут способны жить и полноценно трудиться не до 50–60 лет, как сейчас, а хотя бы до скромных 150 — подобная ситуация перевернет и сломает множество привычных государственных институтов и социальных обычаев — пенсионные системы, страхование, образование и институт брака.

Есть одно важное отличие технологий продления жизни от других технологических новаций. Они лично затрагивают нас всех. Каждый человек, в том числе те, кто принимает стратегические решения в государствах, будет стоять перед выбором. Принимать ли и поддерживать технологии и исследования, которые, возможно, дадут лично ему, его близким перспективу очень долгой, здоровой жизни, реального омоложения, прямо как в сказках? Просто зажмурьтесь и представьте ощущения.

Загрузка...