;
Кейсы 4 октября 2019

Cтать аналогом Netflix: почему люди ходят в VR-парки и как стартап ARena Space внедряет VR в развлечения россиян

Далее

Технологии виртуальной реальности все шире проникают в сферу развлечений. Теперь дело не ограничивается трехмерной картинкой, которую человек наблюдает в статичном положении. Все чаще он становится активным участником виртуального действия. Сегодня прямо в центре Москвы можно стать капитаном космического корабля или смелым воином, спасающим мир от нашествия зомби. VR-парк совмещает в себе и кинотеатр, и квеструм, и компьютерный клуб, где собираются подростки, чтобы сыграть вместе в Dota. Создатель виртуального парка развлечений ARena Space в Москве Василий Рыжонков рассказал «Хайтеку», как ему пришла эта идея, с какими трудностями пришлось столкнуться и почему этот вид досуга, в отличие от многих других, не надоедает.

Виртуальный Диснейленд

Представьте, что вы попали в другой мир, населенный зомби или гоблинами, и вам предстоит сражение с ними. Или оказались в кресле пилота звездолета, несущегося сквозь пространство. Нет, это не очередная история про попаданцев и не съемки нового эпизода «Звездных войн» — героем приключений на свой выбор может стать каждый благодаря виртуальной реальности.

Именно такие впечатления ожидают посетителей ВДНХ, решивших лично познакомиться с этим видом развлечений. Небольшое пространство, поделенное на несколько зон — VR-куб, симуляторы, зона квестов и мультипользовательских игр — преображается, стоит только выбрать сценарий, надеть шлем и взять в руки джойстики. Человек сразу попадает в игровой мир.

Полетать на параплане или оказаться за рулем гоночного болида проще простого с помощью специальных симуляторов. А покататься на горных лыжах летом теперь можно не только в Дубае, но и в VR-кубе. Контент постоянно меняется по аналогии со схемой, которую применяют в кинотеатрах. Кроме того, он рассчитан на все возрасты — от самых маленьких до пожилых. Пострелять из лука, погрузиться на морское дно и даже уничтожить конфетными пулями пряничных человечков — благодаря фантазии разработчиков в VR-парке можно провести целый день.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Погружение в VR бывает не только сольным — в мультиплеерных играх компания друзей или коллег может отправиться в виртуальные миры вместе. Аватары повторяют любое движение, поэтому можно дружно исследовать новую реальность и на ходу разрабатывать командную тактику для отражения атаки монстров. Чувство локтя здесь — не просто красивая фраза. К виртуальному двойнику можно прикоснуться и почувствовать прикосновение партнера по игре.

Для любителей головоломок подойдут виртуальные квесты — современные гаджеты создадут атмосферу, но смекалку придется подключать самим, чтобы разминировать бомбу или пройти живыми и невредимыми мистическую локацию.

Парки виртуальной реальности — новый, но быстро набирающий популярность вид досуга. Используя современные технологии, разработчики выводят компьютерные игры на новый уровень. Теперь даже люди, напрочь лишенные воображения, оказываются внутри сюжета — мчат по трассе в болиде, как гонщики «Формулы-1», сражаются с зомби или взбираются на скалу. Со стороны кажется, что человек в шлеме с двумя контроллерами в руках движется под какую-то только ему слышимую музыку или выполняет тайные команды. А он в это время исследует новую планету или отбивает летящие в него огненные шары.

Потенциал в погружении

VR-технологии заинтересовали Василия Рыжонкова, когда он занимался сопровождением технических стартапов в фонде «Сколково». Предприниматель задумался о создании VR-аналога Диснейленда, правильная реализация которого, по его мнению, принесла бы практически неограниченные возможности в создании развлекательного контента. Отчасти он был прав. Но внедрение любых технологий, особенно завязанных на переменчивые вкусы людей, крайне рискованное дело — как с точки зрения финансов, так и попадания в тренды контента, воспроизводящего современную массовую культуру.

Василий видел в своей задумке несколько преимуществ перед другими видами развлечений. С одной стороны, VR-очки позволяют человеку полностью погружаться в абсолютно любую реальность — от мира во время апокалипсиса до далеких галактик. С другой, наличие выбора контента дает эффект новизны. Традиционные аттракционы и игровые комнаты быстро надоедают. Но стоит загрузить в шлем новый ролик — человек с азартом включается в новую игру. Отсюда и универсальность VR — подобные развлечения подойдут под любой возраст и вкус, от борьбы с инопланетными захватчиками до виртуального покорения горных вершин.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Парки виртуальной реальности достаточно компактные, а возвести их и подключить к необходимой инфраструктуре можно в относительно короткие сроки. В отличие от реального Диснейленда или даже городского парка аттракционов, гектары земли попросту не нужны, как и сложные конструкции. А для обслуживания всех систем потребуется весьма скромный по количеству штат.

Но тогда, в 2015 году, идеи Василия казались инвесторам хоть и заманчивыми, но малоперспективными. К тому же стоял вопрос, как их реализовать. Молодой человек начал с разработки софта для VR-аттракционов, а закончилось все появлением полноценных VR-парков.


Василий Рыжонков — родился в городе Жуковском, в 2008 году закончил факультет информатики и систем управления МГТУ имени Баумана с красным дипломом. Параллельно с учебой работал программистом в Schneider Electric, а затем — в технологических компаниях «Энвижн Груп» и «Т-Платформы». Руководил Центром мобильных технологий фонда «Сколково».

Василий Рыжонков начал работать программистом еще во время учебы. За пять лет обучения он успел попробовать себя в разных компаниях, даже в таких гигантах, как «Газпром».

В 2011 году Василий решил расширить свои компетенции и получить степень MBA. Для этого он поехал в Европу и два года проходил обучение в европейских школах Милана, Мадрида и Стокгольма. В это время он начал серьезно изучать стартапы и даже принял участие в одном из них. «Это был виртуальный бизнес-инкубатор, — вспоминает Василий. — Этой же теме была посвящена моя выпускная работа». Но проект скоро прекратил существование.

После возвращения в Москву Василию пришлось выбирать: инновации или консалтинг. «Так получилось, что меня пригласили в фонд “Сколково”, и я фактически стал совмещать оба этих направления», — рассказывает Рыжонков. В его обязанности входила консультация ИТ-компаний, специализирующихся на мобильных технологиях, интернете вещей и дополненной реальности. Одновременно он сопровождал портфель проектов внутри фонда — гранты, привлечение денег, выход на зарубежные рынки и другая помощь начинающим предпринимателям.


В бизнесе друзей нет

На старте проекта Василий был один. Да и конкретных идей не было — молодой человек просто занимался изучением рынка, чтобы понять, куда он будет двигаться. Когда сформировалось представление о потенциально востребованных продуктах, Рыжонков стал искать партнеров для воплощения своих идей в жизнь.

Свой проект он видел как ИТ-платформу, которая погружала бы пользователей в VR: полностью оцифрованные аватары, с точностью до миллиметра передающие движения человека. По задумке Рыжонкова, на площадке VR-парка одновременно могли бы погружаться в другую реальность до 50 человек. А все объекты — от оружия до окружающих предметов — предельно точно отображаться. Такого на российском рынке еще просто не существовало.

«Я, кажется, совершил все ошибки, которые свойственны начинающему предпринимателю, — самокритично признается Рыжонков. — Например, пригласил в сооснователи однокашника по вузу, который хотел сменить род деятельности. Он должен был заниматься менеджментом и управлением».

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

С сооснователями Василий начал работать над ПО для VR-шлемов. За несколько месяцев они сделали прототип продукта, альфа-версию которого презентовали в мае 2016 года на мировой выставке DevGamm. Это стало прорывом: провели более 500 показов. Но были и недочеты с точки зрения модели и бизнеса: Василий недооценил масштабы поставленной задачи и ресурсы, которые потребуются для ее воплощения. К тому же владельцы уже существующих парков развлечений сомневались, что новинка окажется рентабельной.

За месяцы, потребовавшиеся на разработку пилотной версии, Рыжонков вложил около 4-5 млн рублей из собственных средств. Его сооснователь также принимал участие в финансировании, но этих денег катастрофически не хватало для реализации всех задумок. Василий начал активно искать инвесторов, но допустил стратегическую ошибку — искал людей, готовых сразу вложить большую сумму. Но рынок был новым, и инвесторы плохо понимали его ценность и перспективы продукта. Чтобы продемонстрировать возможности разработки, требовалось построить настоящий парк.

На горизонте появился инвестор, основатель фонда VRTech Георгий Тушинский, готовый вложить средства. Василий общался с ним около двух месяцев, даже составил предварительное соглашение. Но потенциальный инвестор просто переманил к себе всю команду во главе с бывшим одновузовцем Рыжонкова и начал создавать аналогичный продукт.

«Расставание вышло конфликтным. Каждый был по-своему прав. Ситуация выглядела так: я со своими идеями, но без денег. И фонд, готовый выкупить компанию и продолжить работу над проектом прямо сейчас», — вспоминает Василий. Команда, которую переманил конкурент, превратилась в компании Play VR и «Нейрогейминг».

Таким образом, в июне 2016 года, вложив много денег и сил в создание проекта, Рыжонков оказался без команды и без средств. Встал вопрос, что делать дальше. Да и стоит ли вообще продолжать борьбу.

Падали, но поднимались

Василий быстро скорректировал планы. «Изначальная разработка касалась платформы для создания VR-парка. А почему бы не изменить гипотезу и не проверить, есть ли спрос на такие парки», — решил он. Быстро собрал нескольких разработчиков и новую команду, куда позвал знакомых из «Сколково», и начал строить парк на территории ВДНХ.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

«Первые инвестиции — миллион рублей — я подписал буквально на салфетке, — со смехом вспоминает Василий. — Инвестор уезжал в отпуск и сказал, чтобы к его возвращению парк был готов. Мы построили объект через два месяца, в октябре 2016 года». Он был небольшим — всего 40 кв. м, и представлял собой два куба, внутри которых были оборудованы зона для виртуальных квестов и VR-кинотеатр с обзором 360°. К слову, этот парк работает до сих пор. Чтобы понять потребности посетителей, Василий в первые дни сам стоял на кассе.

«Проблем было много, но ключевая заключалась в том, что VR-парков тогда вообще не существовало, и надо было одновременно с открытием придумывать продукт, — вспоминает Василий. — Вторая проблема была в том, что в России не было нужного оборудования: официально VR-шлемы вышли только в сентябре 2016-го, и мы даже организовывали логистику из США, чтобы привезти сюда первую технику. Третья проблема — вынужденная оперативность: нужно было быстро и в сжатые сроки создать первую версию нового управляющего ПО и будущего платформенного софта, который назывался Arena Park Manager».

В итоге продукт состоял из нескольких частей: аттракционы, их операционное обеспечение и ИТ-платформа для управления парком. Свой проект предприниматель назвал ARena Space.

Параллельно Василий и его команда продолжали поиск оптимальных форматов. За время работы было закрыто около 15 парков: создатели постоянно экспериментировали, что неизбежно приводило к ошибкам в управлении и формате работы. Зато они создали уникальные для мира форматы — например VR-шатер, предназначенный специально для курортных побережий.

Разработчики пришли к выводу, что содержание парков площадью менее 150 кв. м неэффективно. Средний и приемлемый формат парков — 600 кв. м, с плановой проходимостью 5-6 тыс. человек в месяц.

В 2018 году Arena Space получила инвестиции в размере $7,7 млн от процессинговой компании «Рукард». Структурировал сделку венчурный фонд IP Fund. Инвестор получил 50% акций, остальное было распределено между кофаундерами проекта. Средства планируется вложить в создание нового формата парков и развитие проекта для открытия новых парков.

VR-парки — новый формат индустрии развлечений

Основная проблема большинства досуговых центров, по мнению Василия — их условная одноразовость. «Аттракционы быстро устаревают и становятся неинтересными, — объясняет он. — Например, люди редко долго играют в боулинг или бильярд». Особенность VR-парков в том, что контент аттракционов можно менять, таким образом поддерживается интерес посетителей. Оборудование при этом менять не приходится. Василий сравнивает это с кинотеатром: выпуск новых фильмов каждый раз приводит зрителей, и чем интереснее фильм, тем больше кассовые сборы. Точно так же можно менять и наполнение контентом VR-парков.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Отчасти VR-аттракционы похожи на квеструмы. Но этот формат развлечений, по сути, одноразовый — мало кто проходит один и тот же квест повторно. Контент VR легко меняется, так что каждый раз человек оказывается в новом пространстве. «Мы погружаем наших посетителей внутрь игры, контента, фильма. И дарим незабываемые и яркие впечатления», — объясняет Василий.

Еще одна особенность ARena Space — модульность. Комбинируя разные игры, можно даже на относительно небольшой площади создать парк развлечений, который будет интересен разным категориям посетителей. Сейчас у компании более 100 игр в парке, среди них — виртуальный куб с VR-шлемами и специальными контроллерами, интерактивный скалодром, симуляторы летательных аппаратов и беговых дорожек, а также панорамное кино 360°.

От 6 до 106 лет

Залог популярности виртуальных парков развлечений, по мнению Василия, — в их универсальности. «Нашим клиентам — от 6 до 106 лет», — говорит он. Сценарии продуманы таким образом, чтобы среди них могли найти подходящий люди любого возраста и с разными интересами.

Клиентов Василий условно делит на несколько групп. Первая — родители, которые хотят организовать семейный досуг. Затем — сами дети и компании друзей, ищущих способ интересно и азартно провести время. Еще одна категория — влюбленные и семейные пары, желающие подарить интересный досуг второй половинке. Наконец, это организаторы праздников — как семейных, прежде всего дней рождения, так и корпоративных мероприятий.

Часто приходится бороться с опасениями родителей о том, что VR может каким-то образом навредить их детям. Но когда они видят, что VR — это не только игры, но и, к примеру, освоение какой-то профессии или совместное творчество, то успокаиваются. Были случаи, когда ребенок приходил со скептически настроенной бабушкой, а в итоге бабушка увлекалась аттракционом намного сильнее внука.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Одним из направлений дальнейшего продвижения Василий называет продажу франшиз. Рыжонков планирует открывать свои парки развлечений не только в России, но и за рубежом. «Но здесь необходимо учитывать особенности менталитета, — подчеркивает он. — Например, в Германии не популярны шутеры, в Испании нельзя обойтись без контента, связанного с теннисом, мотогонками и футболом. А вот в США, Австралии и Великобритании сейчас пик увлечения охотой на зомби. Поэтому и сценарии надо подбирать, исходя из интересов».

Несмотря на то, что в мире существует уже тысячи подобных парков, рынку еще далеко до насыщения. Василий рассчитывает, что уже в ближайшие пару лет будет открыто около 20 парков на территории СНГ, построены объекты в Великобритании и США, также ведутся переговоры по открытию крупного крытого парка в одном из ТРЦ Москвы.

Платформа ARena Park Manager — авторский продукт, полностью отвечающий за все процессы в парке. Она не только обеспечивает работоспособность всех аттракционов, но и собирает статистику по посетителям: в какие игры играют люди, кто основной клиент. Чуть позже возможности планируется дополнить системой лояльности и мобильным приложением.

Еще один проект — стать своеобразным аналогом Netflix. «Мы будем собирать контент со всего мира и ретранслировать его», — объясняет Василий. Также в планах компании совместно с другими лидерами отрасли разработать стандарты. Цель — создать маркетплейс лицензированного контента, которым будем пользоваться в том числе сама ARena Space. Ничего подобного на мировом рынке пока нет.

Загрузка...