;
Мнения 20 ноября 2019

Игорь Пивоваров, OpenTalks.AI — о готовности отдавать детей в школу с роботами и беспилотниках на дорогах

Далее

В октябре в России утвердили национальную стратегию развития искусственного интеллекта. Документ сообщает, что мировой рынок технологических решений на основе ИИ к 2024 году достигнет $140 млрд. Но объем российских инвестиций в сферу ИИ сегодня не превышает 1% от общемирового. Главный аналитик искусственного интеллекта МФТИ Игорь Пивоваров рассказал «Хайтеку» о том, как России догнать лидеров в области технологий ИИ, в каких сферах применяются эти технологии и стоит ли отдавать детей на обучение роботам.

Бум искусственного интеллекта

— Какая страна лидирует в области разработки, а главное — практической реализации решений с ИИ?

— Лидируют сейчас США и Китай, они на похожих позициях. Но у них разная природа лидерства. В США отрасль растет за счет битвы технологий. В этой стране хорошо работает защита интеллектуальной собственности, поэтому компании соревнуются в разработке технологий. В Китае это не работает вообще. Один изобрел, остальные тут же копируют. Поэтому там идет конкуренция бизнес-команд. Такая конкуренция жестче. Выживают не те, у кого лучше технологии, а те, у кого на них лучше построены бизнес-процессы. В обеих странах сейчас бум, связанный с ИИ. Компании вкладывают огромные деньги, а мы в России пока сидим и смотрим с интересом. Во остальных странах значительно меньше возможностей, чем в США и Китае.


В отчете Data Innovation за август 2019 года лидерство в сфере ИИ остается за США, затем следует Китай, третье место за Европой.

США лидирует за счет:

  • количества стартапов;
  • развитой системы венчурного финансирования;
  • качества научных исследований;
  • элитных квалифицированных кадров.

Китай быстро сокращает разрыв за счет большего доступа к данным, необходимым для машинного обучения.


— И какова роль в России во всей этой истории?

— Хороший вопрос. На него никто не знает ответа. Моя личная позиция — в России должна быть собственная ниша. Нужно сосредоточиться на создании фундаментальных работ и алгоритмов, на основе которых уже будут создаваться конкретные продукты. Любая технология проходит несколько этапов до готового продукта. Сперва научные исследования, потом то, что условно можно назвать прототипом. Например, сенсорный экран — это определенная разработка, которая когда-то была просто базовым прототипом. Но чтобы сделать серийный телефон с сенсорным экраном, нормально работающим с разными пальцами, нужны большие ресурсы и время. Это то, чего мы в России пока делать не умеем. Мы в этой глобальной цепи производства должны найти свою нишу и делать какие-то фундаментальные работы. Вот в этом в России мы сильны. И нужно учиться патентовать, лицензировать продукт, отстаивать свои права. А вот этого в России мы пока почти не умеем.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Государство должно заниматься образованием

— Кто задает целеполагание в области разработки ИИ: государство, университеты, частные корпорации или стартапы?

— Все перечисленные. Каждый преследует свои цели и считает их правильными. Государству интересны одни акценты, большим бизнесам — другие. В этом сложность современного мира. Мы живем во время, когда нельзя сказать, что цель одна на всех, вроде коммунизма. Есть много факторов на рынке. Я скорее верю в цели больших компаний — у них есть ресурсы. Потому что государство не технологический игрок, оно обеспечивает только среду.

— Почему важно заниматься ИИ именно в России?

— Как и у активного человека, у страны может быть много интересов. Если есть духовность, не означает, что не нужно всем остальным заниматься. Группа технологий ИИ несет в себе колоссальный потенциал с точки зрения бизнеса, с одной стороны, и угрозу безопасности, с другой. Поэтому к ней такое внимание. Это совершенно не исключает, что нужны все остальные активности. Страна образованием должна заниматься, а не бизнесом. Государство должно не столько внедрять ИИ, сколько обращать внимание на образование. Если у нас будет достаточно образованных людей, то все остальное будет само собой.

Персональные образовательные траектории

— Если говорить об образовании, насколько можно доверить обучение детей роботам?

— В России пока нет такого опыта, а вот в Китае уже работает такая система, в Америке частично тоже. Сфера образования — вообще чарующий вопрос.

Технологии вкупе с обработкой больших данных — единственный способ правильно организовать образование в России, на мой взгляд. Потому что страна очень большая, города расположены далеко друг от друга, а население распределено неравномерно. Сильные университеты работают только в нескольких городах. Чем удаленнее от сильных центров, тем вероятнее уровень компетентности преподавателей падает. В результате, если талантливый ребенок родился не в Москве или скажем Новосибирске, то его шансы на успешную траекторию падают. Но с помощью больших данных и ИИ можно кардинально изменить ситуацию.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Во-первых, надо собирать данные, начиная с детства, накапливать результаты обучения человека в школе и университете, профессиональному образованию. И потом на этих данных с помощью ИИ анализировать паттерны, и определять вероятные траектории для человека и рекомендовать ему. Тогда у человека появится больше шансов найти «свою» работу, люди смогут получить персональные рекомендации по дополнительному образованию, будут учиться всю жизнь.

Персональные образовательные траектории — это будущее образования.

Другой вопрос, что в России пока большинство школ и вузов да и министерство не очень понимают, как с этим работать, как это оценивать и финансировать. И мы отстаем.


C 2018 года в 600 детских садах Китая работают роботы Keeko. Андроиды отвечают на вопросы, помогают учителю объяснять задания. Если малыш отвечает верно, на экране Keeko загораются два сердечка.

В Финляндии ученики младших классов изучают математику и иностранный язык с роботами. Задача эксперимента — найти индивидуальный подход к каждому ученику с помощью технологий ИИ.


— Развитие систем ИИ — это больше процесс увеличения мощности компьютера, развития технологий или количества задействованных людей?

— Это качество людей. Количеством такие вопросы не решаются. Если мы посадим 100 тыс. программистов, они всё равно не создадут ИИ.

Появился один Эйнштейн, который сформулировал общую теорию относительности, но нельзя Эйнштейна смоделировать при помощи 10 тыс. физиков. Но чтобы один Эйнштейн появился, нужно готовить и выпускать 5 тыс. физиков ежегодно, а для этого подготовить систему образования и поддержки научных школ по всей стране. Этого сейчас не делается.

Нужны сильные люди. Они будут появляться, если правильно организовать систему образования и финансировать науку.

Для технического прогресса нужны еще данные и вычислительные мощности. Вычислительных мощностей у нас полно, с данными хуже. В России данных меньше, чем в Китае. Это сильное стратегическое преимущество Китая. Но если будут сильные люди, способные по-другому проектировать модель обучения, чтобы обходиться без большого количества данных, преимущество будет у нас.

Беспилотники безопаснее

— Вы бы предпочли летать на самолетах, которыми управляет ИИ или все-таки человек?

— Мы ведь уже летаем на самолетах, управляемых автопилотом. Мы все на них летаем. Пилот-человек нужен сейчас для того, чтобы реагировать на внештатную ситуацию в первую очередь, потому что мы не можем обучить автопилота всем возможным вариантам развития событий. Психологически людям пока комфортно, если в кабине сидит человек.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Но если говорить про автомобильное движение, то есть оценки, что если будет 10% беспилотников на дорогах, то они сильно ухудшат дорожное движение. Потому что они ездят по правилам, а люди ездят не по правилам и это будет создавать аварийные ситуации. Но если мы совсем людей уберем с дороги, а оставим только беспилотные машины, то это будет совершенно другая картинка. Тогда аварий будет минимум. Все будут ездить по правилам. В этом смысле я за полностью беспилотное движение.


В России проходит эксперимент по эксплуатации беспилотных автомобилей на дорогах общего пользования. 55 машин Яндекса ездят по территории Москвы и Татарстана. Тестирование продлится до 2022 года. Данные, накопленные в процессе, послужат основой для разработки нормативной документации, и, возможно, модификации ПДД с учетом беспилотных участников движения.


— Своих детей вы бы отправили в школу на такси-беспилотниках? Например, в Москве и Казани уже работают 55 беспилотников.

— Я бы не начинал с детей. Я ездил на беспилотных машинах. Они ездят тихонечко, не рискуют. Я точно могу сказать, что с таксистами куда страшнее. Беспилотник сильно не разгоняется и ведет себя намного приличнее. Поэтому, скорее, да, но мы как общество должны совершать переход к новым технологиям поэтапно. Не сразу брать и отдавать детей роботам на воспитание. Зачем так резко? Давайте начнем с каких-то шагов и постепенно дойдем до определенного уровня. Дети для начала могут ездить на автобусах, которые ведутся беспилотником. Они ездят нормально, по статистике, меньше попадают в аварии.

Загрузка...