;
Мнения 17 января 2020

Шон Карни, Royal Philips — о том, как снизить стоимость лечения благодаря дизайну

Далее

Несколько десятилетий назад люди не могли подумать о взаимодействии медицины и дизайна, акцент делался на лечении. Однако в 2019 году большое внимание уделяется эстетической стороне объекта. При лечении человека важен не только сам процесс, но и обстановка. Медицинская техника должна быть максимально удобной для пациента и медперсонала, а интерьер больницы — вызывать положительные эмоции, тогда лечение будет по-настоящему эффективным. Шон Карни, главный дизайнер холдинга Royal Philips, рассказал «Хайтеку», как его компания работает над дизайном медицинской техники и интерьера в больницах, какие разрабатывает мобильные приложения для пациентов и каким видит будущее дизайна в медицине.

Эстетика влияет на цену, а ощущения пациента — на эффективность

— Услуги хороших дизайнеров стоят немало. Но как именно дизайн больницы влияет на стоимость медицинских услуг?

— Для того, чтобы дизайн был эффективным в медицинской среде, он, очевидно, должен быть еще доступным. Существует ряд критериев, которые нам приходится соблюдать: оборудование должно быть функциональным, легко очищаемым и выполнять ту работу, на которую рассчитано. Существует еще пара факторов, которые мы также должны учесть и встроить. Здравоохранение — это дорогая индустрия, и в ней много неэффективности и непродуктивности. Если мы собираемся улучшить доступ к лечению и предоставить лечение большему количеству людей, необходимо сделать здравоохранение финансово более доступным. Решить вопрос, как мы можем снизить стоимость инноваций, стимулировать эффективность и продуктивность в медицинской среде, в то же время заботясь об ощущениях пациента и в конечном счете помогая лечить его наиболее эффективным способом. То, что мы делаем, — уникальный подход компании Philips. Мы собираем дизайнеров, генераторов идей и клинических консультантов и вместе несем коллективную ответственность за продвижение этих инноваций в системы здравоохранения по всему миру.

— Можно ли сказать, что чем выше уровень опыта пациента, тем ниже финансовые показатели медицинских учреждений?

— Да. Мы работаем по системе «четырехкомпонентной цели». Во-первых, мы начинаем с пациента и его впечатлений. Следующий шаг — ощущения персонала. Третий компонент — убедиться в том, что пациент будет вылечен самым эффективным способом, то есть стимулирование лучших результатов. И четвертый — снижение стоимости, улучшение доступа к лечению и стимулирование эффективности во всей системе.

Мы принципиально верим, что, отведя пациенту центральную роль и предоставив возможность персоналу быть эффективным, вы простимулируете лучшие результаты, продуктивность и снизите стоимость лечения. Поэтому часть проектировочного процесса — это внедрение и планирование путей лечения во всей системе здравоохранения, чтобы выявить наши недостатки, отыскать те способы улучшения продуктивности, которые сможем найти, и помочь рационализировать процесс, снизить стоимость и улучшить эффективность, ощущения как персонала, так и пациентов.

Дизайн оборудования для удобства пациента

— Оборудование нового поколения полностью переходит на сенсорные панели. Например, новый сканер для компьютерной томографии Philips Incisive CT. Это вопрос дизайна или же удобства использования в больницах?

— Сегодня существует потребность в кардинальных изменениях — с помощью новых технологий можно пересмотреть дизайн медицинского оборудования. Если подумать о контексте использования, — это процедурные отделения больницы, в которых, безусловно, чрезвычайно важна гигиена. Старые технологии, включающие кнопки или ручки управления и тому подобное, было очень сложно содержать в чистоте. А сенсорные панели сами по себе намного легче сохранять чистыми. Однако на самом деле это просто этап в развитии. Мы работаем над тем, чтобы выйти за пределы сенсорных панелей, чтобы получить больше управления жестами и голосом. Уже есть решения, благодаря которым вы делаете жест и можете поднять стол, задвинуть или выдвинуть пациента в аппарат для томографии. В данный момент мы тестируем голосовую активацию и управление в определенных обстоятельствах.

Шон Карни

— А с чем связано то, что томографы стали тихими и менее массивными? Это забота о тех, кто страдает клаустрофобией, попытка улучшить впечатление пациента от процедуры?

— Это восходит к нашей общей философии дизайна — когда мы создаем дизайн, пациент занимает центральное место в нем. Если пациент меньше беспокоится и волнуется насчет процедуры, которую он проходит, это помогает получить правильный снимок с первого раза. И не нужно давать пациенту успокоительные. Забота о пациентах, уверенность в том, что их эмоциональные потребности наряду с физическими действительно осознаются нами — это всё важная часть нашего подхода к дизайну.

Мы делаем это в контексте следующих факторов: во-первых, смотрим на ощущения пациента, во-вторых, клинического врача, оператора или сотрудника клиники, который проводит процедуру, чтобы убедиться в том, что взаимодействие было плавным и интуитивным. Поскольку это улучшает ощущения пациента и стимулирует большую эффективность процесса.

— Дизайн рентгенографической системы Eleva Tube Digital Diagnost C90 был отмечен престижной премией iF Design Awards. Что именно в нем такого инновационного и чем этот рентген отличается от других подобных устройств?

— Когда наши дизайнеры и инженеры создают новый продукт, мы помещаем их в рамки использования. Дизайнеры на самом деле приходят и проводят время в радиологических отделениях или интервенционных кабинетах больницы.

В случае с этим цифровым рентгеном мы поняли, что, когда пациент проходит рентген, врач-рентгенолог, безусловно, должен быть защищен от излучения. Врачи бегают туда-сюда — из кабинета управления к пациенту, размещают его и бегут обратно, чтобы убедиться в том, что снимок получится именно таким, какой нужен. Затем снова выходят из кабинета и, к примеру, меняют положение пациента, чтобы получить снимок получше. Это занимает много времени, что не очень хорошо для больного, потому что происходит много задержек, а пациенты находятся в неудобном положении. При этом стоит помнить, что они могут испытывать боль, например, если у них сломана кость. Посмотрев на все это, понаблюдав от первого лица и проявив эмпатию как к пациенту, так и к радиологу, мы подумали: почему бы нам просто не поместить камеру на головку трубки и не сделать настройку изображения действительно легкой?

Фото: Royal Philips

С помощью камеры на головке рентгеновской трубки врач может, находясь возле пульта управления, оценить проекцию будущего снимка, как если бы он снимал происходящее на смартфон или цифровую камеру. Все кажется очень простым и логичным, но раньше такого не было сделано, поэтому мы были первыми.

Это и в самом деле поможет нам улучшить ощущения пациента, ощущения оператора, клинического врача, радикально улучшить эффективность и рабочий процесс в радиологическом отделении. Именно такой дизайн, по сути, рационален.

МРТ — это и для детей тоже

— Многие исследования, например, МРТ, требуют долгого нахождения пациента в замкнутом пространстве. Для детей применяют наркоз. Как уменьшить количество случаев, в которых это необходимо?

— Мы полностью осознаем эту проблему. Даже пару лет назад, чтобы получить хороший снимок маленького ребенка, приходилось использовать общий наркоз, а это всегда плохая идея. Если можно избежать этого, следует это сделать. Потому что всегда существует риск, связанный с анестезией, особенно для маленьких детей. Так что мы искали способ успокоить их, снять стресс, убедиться в том, что они не будут чувствовать сильную тревогу. Мы сделали это с помощью сочетания аудио и визуального контента. Наше решение включало в себя проекции на стенах кабинета, мониторы внутри томографа, световое и музыкальное сопровождение. Мы даже дали им возможность слышать этот контент, когда они были внутри томографа или за дверью, и увидели мгновенное снижение стресса и тревожности.

Увеличение количества правильных снимков, полученных с первого раза, положительно влияет на эффективность отделения и снижает стоимость лечения, поскольку больше не нужна дорогая анестезия. Конечно, при этом пациент ощущает себя гораздо лучше. Но приходится это делать еще до того, как ребенок придет в больницу. Объяснить ему, что это за процедура, как мы собираемся посмотреть на него через томограф, чтобы выяснить, в чем проблема. Он должен выбрать себе героя, это может быть слон, курица, рыба или крокодил. Когда дети приезжают в больницу, мы даем им этого персонажа и помогаем действительно понять весь процесс, позволив им самим выполнить подобную процедуру на этом маленьком животном. У нас есть мини-версия аппарата МРТ в комнате ожидания. Дети проводят маленькую репетицию МРТ прямо там. Кладут своего слоненка на стол и помещают его в томограф. Затем на экране над аппаратом появляется изображение слоненка. Допустим, вы видите рыбу внутри слона, а мы знаем, что на самом деле слоны не должны есть рыбу. Это шутка, и дети могут посмеяться над этим. Потом мы говорим: «Что нам хотелось бы сейчас сделать, так это положить тебя на стол и поместить тебя в томограф. Ведь там мы увидим, ел ли ты рыбу или еще что-то неподходящее». Так мы вовлекаем детей в процесс, погружаем их в историю, делаем их участниками, что снижает уровень стресса.

Как дизайн больниц связан с менталитетом

— Психологи утверждают, что чисто-белый цвет вызывает повышенную утомляемость и раздраженность. Какие цвета в медицинском дизайне успокаивают пациентов и создают комфортные условия для работы врачей?

— Помимо дизайна оборудования, наша команда также занимается дизайном больниц. Мы проектировали больницы по всему миру — от Африки до Среднего Востока, в Китае и США. Сейчас мы ведем переговоры о работе в России. Я недавно был в вашей стране и обсудил эту тему с Минздравом и Федеральным агентством по управлению государственным имуществом.

При разработке дизайна больницы следует убедиться в том, что вы понимаете местную культуру, язык дизайна, поскольку существует некий универсальный общепринятый взгляд, выраженный на уровне менталитета, на цвета, материалы, виды отделки, покрытие стен и пола, освещение и прочее на одном уровне. Также нужно удостовериться, чтобы дизайн был локально уместен.


Основное свойство белого цвета — отражение до 80% дневного света и повышение освещенности помещения. Он лишен агрессивных эмоций и создает благоприятный фон для других цветов.

Цвет чистоты воспринимается человеком как пустой. По этой причине жизнь в помещении с этим цветом стен может вызвать депрессию, повысить утомляемость, ухудшить память, снизить скорость мыслительного процесса.


Недавно мы закончили проект в Саудовской Аравии. Там существует богатая культура дизайна, основанная на исламской графике, цветах и материалах. Смешение некоторых из этих графических элементов в контексте лечебной обстановки оказывают успокаивающий эффект на человека. Не только на пациентов, но и на персонал, потому что сотрудники работают там каждый день и тоже хотят быть в красивой обстановке. Если говорить о том, как я подошел бы к этому в России, стоит посмотреть на характерные черты дизайна в русской культуре, цвета, материалы, графические элементы, которые можно включить в проектирование, вплести в дизайн, чтобы чувствовалось, что этот дизайн русский. Это является важной частью того подхода, которому мы следуем.

Фото: Royal Philips

— В больничных палатах вы используете три типа освещения — скрытые светильники по периметру, яркие точечные лампы и огромный светильник по центру палаты. Для чего столько ненаправленного света?

— Свет — чрезвычайно важный элемент дизайна в контексте любой медицинской обстановки. На это существует две точки зрения. Первая — функциональное освещение. Например, в операционной вам нужен чистый белый свет, который позволяет увидеть любые нюансы всего, что происходит с пациентом. С более практической стороны, если вы пытаетесь взять кровь у пациента в палате, правильное качество освещения у кровати, цвет и температура света позволят вам четче увидеть вену через кожу, а также оценить состояние пациента, основываясь на цвете его кожи. Он может выглядеть бледным и утомленным, а может желтушным.

Функциональные процедуры проходят в определенное время, но большую часть времени человеку нужен более эмоциональный взгляд на свет. Это включает в себя пару моментов. Во-первых, освещение влияет на ваше самочувствие. К примеру, во время радиологической процедуры в кабинете МРТ мы можем позволить пациенту выбрать наиболее комфортный для него свет.

Уже было доказано, что свет улучшает результат и помогает эффективнее выздоравливать даже в палате интенсивной терапии. Нами также доказано, что он еще и предотвращает бредовое состояние в палате интенсивной терапии. Мы выяснили, что очень большой процент пациентов в итоге проводит в палате интенсивной терапии больше времени, так как страдает от бредовых состояний, поскольку их природные режимы сна и пробуждения нарушаются из-за всех процессов, процедур и освещения в обычной палате интенсивной терапии старого образца. Когда мы внедряем освещение нового типа, то избегаем возникновения таких состояний и улучшаем показатели выписки.

— Получается, освещение настолько важно, что не только способствует выздоровлению, но и позволяет пациенту оставаться в прямом смысле в своем уме?

— Да. Мы разработали персонализированную систему светотерапии под названием VitalSky . Это сочетание технологий, сенсоров и освещения, которое активно реагирует на нужды пациента и на клиническую ситуацию, чтобы обеспечить лечебную обстановку. И, в первую очередь, улучшает качество сна пациентов.

Телемедицинские приложения и помощь пациентам

— Современный пациент зачастую идет не к врачу, а начинает самостоятельные поиски информации в интернете, где попадает в ловушку ненаучных блогеров и псевдоврачей. Что можно сделать с этой тенденцией?

— С одной стороны, хорошо, что пациенты лучше информированы, чем когда-либо раньше, учитывая самодиагностику. Естественно, врач тратит много времени, чтобы пройти полный курс обучения. Поэтому невозможно просто зайти в онлайн и надеяться, что вы сможете поставить себе диагноз, просто прочитав парочку сайтов. Есть много информации низкого качества, а также крайне специализированная информация, которая требует интерпретации. Если у вас определенное заболевание, может быть сложно понять, как его исследовать. В этом случае мы можем помочь пациенту и частично компенсировать его недостаток знаний на этом пути.

Фото: Royal Philips

— Сегодня существует множество мобильных приложений, помогающих пользователю в лечении. Ваша компания выпускает что-то подобное?

— У нас есть пара продуктов, которые мы тестируем. Конечно, речь не идет о хронических и тяжелых болезнях. На данный момент у нас есть решение для беременных — мобильное приложение под названием Pregnancy Plus (в российском App Store и Play Маркет можно найти под названием Беременность+ — Хайтек). По сути, оно ранжирует информацию и затем, зная вас, ваш срок беременности и ее течение, предоставляет контекстуально подходящую и своевременную информацию. Мы курируем его, чтобы убедиться в том, что эта информация подтверждена и подкреплена клиническим заключением, в том, что пользователи получат верный совет. Таким образом мы исключаем возможность дезинформации. Более того, мы насчитали много активных пользователей, участвующих в этом проекте, — около 2,5 млн в месяц. Сейчас оно уже доступно для скачивания, а наши разработчики стремятся обновлять и улучшать функционал приложения.

Когда мы запустили это приложение, у людей еще были вопросы: «Знаете, я прочитал ваш контент, но всё еще опасаюсь». Поэтому сейчас мы также внедрили кнопку, с помощью которой вы можете получить настоящую консультацию медицинского специалиста, возможно, гинеколога или акушерки в режиме реального времени в нашем приложении. Так что вы на самом деле сможете поговорить с кем-то о вашей проблеме, обсудить волнующий вопрос, любые затруднения. Они могут ответить: «Вам не о чем беспокоиться», — либо скажут: «Вам следует записаться к врачу, сходите в больницу и проверьте ваши опасения».

Здравоохранение будущего

— Как вы думаете, какие направления в медицинском дизайне будут самыми перспективными в будущем?

— Здравоохранение имеет широкий спектр областей, но с точки зрения проектирования больниц, думаю, дизайн станет намного более пациентоориентированным и намного более сервисноориентированным. Полагаю, мы перестанем думать исключительно о процедурах для пациентов и начнем воспринимать пациента как потребителя услуг. Мы можем получить хороший опыт. Очевидно, что никто не хочет попасть в больницу, но если все же это произойдет, медицинская помощь должна быть минимально травматичной. Всё это на самом деле повлияет на дизайн, на планировку наших больниц. Что касается возникающих технологий, думаю, что голос будет играть более важную роль в том, как мы взаимодействуем с технологиями здоровья, будь то связано с медицинскими записями, какой-то медицинской технологией или даже с чем-то настолько простым, как управление техникой.

Я считаю, что голос — это одна из функций , которая облегчит разные способы взаимодействия с оборудованием. В данное время мы много работаем над дополненной и смешанной реальностью в интервенционном пространстве. К примеру, у нас есть отличные примеры, когда мы работали с очками смешанной реальности Microsoft HoloLens 2 в случае сомнений при сердечно-сосудистых вмешательствах. То же самое мы применяли в ортопедии с некоторыми продвинутыми приложениями, по сути, позволяющими вам заглянуть внутрь пациента, чтобы провести минимально инвазивную операцию с тем же уровнем видимости, который возник бы при полостном хирургическом вмешательстве. В итоге, интеграция с технологиями для здравоохранения — одно их самых перспективных направлений, в том числе для нашей работы.

Загрузка...