;
Кейсы 23 января 2020

Как воронежский инженер был кузнецом в гараже, а стал главой КБ с госзаказами

Далее

С введением санкций и объявлением курса на импортозамещение государство обратило внимание на российских ученых. На разработку и внедрение новых технологий выделяются гранты, конструкторским бюро оказывается поддержка. «ИнтерПолярис» — конструкторское бюро, в котором небольшой коллектив молодых ученых занимается инженерными разработками и подготовкой сопроводительной технической документации на аутсорсе. Среди проектов воронежской компании — термоэлектрический модуль, преобразующий в электричество тепло, система локальной термостабилизации, а также клапаны для поставщика «Газпрома». Основатель и директор воронежской компании «ИнтерПолярис» Игорь Перевезенцев рассказал «Хайтеку» о том, как коммерциализировать научные разработки и можно ли в этой сфере ожидать быстрой прибыли.


Игорь Перевезенцев — основатель и директор компании «ИнтерПолярис». Родился в семье рабочих. Закончив экстерном 10 и 11 класс в Нововоронеже, поступил в Нововоронежский политехнический колледж, где проучился до 2005 года. Затем уехал в Москву, чтобы продолжить обучение в Финансовом университете по специальности «коммерческий маркетинг». Через год после окончания вуза Игорь прошел Президентскую программу подготовки управленческих кадров. В 2018 году стал лауреатом премии Столля в номинации «Лучший молодежный бизнес». Является наставником молодых предпринимателей в проекте «Молодежный бизнес России».


Разогреть технику за полярным кругом

В 2018 году компания «ИнтерПолярис» совместно с Воронежским опорным университетом (ВГТУ) начала разработку термоэлектрического модуля. Внешне устройство напоминает металлического осьминога в половину человеческого роста высотой. Внизу расположена камера сгорания газа, а внутри — охлаждающие элементы. За счет разности температур образуется электроэнергия.


Термоэлектрические модули (ТЭМ) активно используют для охлаждения разных электронных компонентов и генерации тока. Когда разработки стали делать на базе алюминия, возможности использования расширились. ТЭМ применяют в автомобилестроении, производстве компьютеров, холодильного оборудования, систем кондиционирования, кулеров для воды, для установки генераторов, использующих тепло выхлопов при работе отопительных газовых котлов бытового назначения.

Крупные игроки на рынке термоэлектрических модулей: Laird/Melcor (Великобритания/США), Ferrotec (США/Япония), II-VI/Marlow (США) и Fuxin Technology (Китай). В России лидером считается «Криотерм».


Особенность генератора состоит в том, что он может преобразовывать тепло в электричество даже при очень низких температурах. По мнению разработчиков, модуль пригодится тем, кто работает за полярным кругом. Например, компаниям типа «Газпрома» или «Роснефти», которым необходимо обеспечить автономную работу приборов и оборудования на удаленных или труднодоступных участках. По прогнозам «ИнтерПоляриса», плановый срок эксплуатации прибора составит не менее десяти лет, при этом достаточно будет профилактического обслуживания раз в год.

Фото: Сергей Саврасов / «Хайтек»

Другой совместный проект «ИнтерПоляриса» и ВГТУ — гибридная система локальной термостабилизации. Изобретение станет незаменимым элементом в микроэлектронной промышленности: оно способно как охладить электронику в жару, так и разогреть в лютый мороз. Например, нагреть компьютер при температуре воздуха –60 °С и поддерживать рабочую температуру техники без перегрева.

Еще в 2014 году «ИнтерПолярис» начал производство антипомпажных клапанов для компании «Некст Трейд». Первый из них, НТК-1, был установлен в 2017 году на объекте «Газпрома» в Надыме, а через год была уже создана линейка усовершенствованных клапанов. Сегодня разработан испытательный стенд для их тестирования и система диагностики разрушений, которая при поломке клапана позволяет быстро определить ее причину и починить устройство.

Пройти путь от отцовского гаража до ООО

В 2009 году после учебы в Москве Игорь вернулся на родину — в Нововоронеж. Его первым самостоятельным бизнесом стала самодельная кузница в отцовском гараже. Отсутствие специального образования Перевезенцева не смущало — он брал информацию из интернета и осваивал новую деятельность на практике. По словам Игоря, для ковки он сам себе сделал кузнечный горн из кирпичей и подключил пылесос для выдувания. В самодельной кузнице он выполнял заказы, получал за это деньги, но не считал это полноценным бизнесом. «Бизнес начался, когда появилась организационная структура, расчетный счет, заказы не частные, а коммерческие, когда вышли на B2B-рынок», — говорит Игорь.

Как индивидуальный предприниматель он зарегистрировался в 2011 году. А уже в 2013 году открыл «ИнтерПолярис», в 2015-м запустил еще один проект — «Металл-Маркет», который производит металлоконструкции, продает металлопрокат и оказывает услуги по обработке металлов. Игорь объясняет: «Мы продаем сварочное оборудование и товары для обработки металлов. В широком смысле у нас мелкосерийное производство: есть линия по обработке металлов, высокопроизводительное направление по нанесению порошковой покраски, делаем резиновую плитку, бесшовное покрытие из резиновой крошки, есть аргоновая комната, варим и аргоном, и полуавтоматом, и газом, есть токарный и фрезерный участки».

Увлечение ковкой превратилось в полноценный бизнес. «Металл-Маркет» стал крупнейшим производителем металлических конструкций в регионе — предприятие изготавливает мебель для передвижных госпиталей, спортивные площадки, торговые и остановочные павильоны. Большую клиентскую базу имеют и два других предприятия.

Фото: Сергей Саврасов / «Хайтек»

Для начала первого дела Игорь воспользовался программой поддержки самозанятых. Также 100 тыс. рублей он получил от администрации города за победу в конкурсе на лучший бизнес-проект. Долгое время Игорь вкладывал в дело собственные деньги: на выгодные условия кредитов начинающему бизнесмену рассчитывать было трудно. Сейчас он привлекает заемные средства. Во-первых, банки теперь предлагают более выгодные условия. Во-вторых, по признанию Игоря, при эффективном бизнесе рентабельность оказывается выше банковского процента, поэтому кредиты дают хорошие возможности для расширения и введения новых технологий.

Трудно заниматься наукой на аутсорсе

Сооснователем «ИнтерПоляриса» стал друг Игоря — заместитель завкафедрой ракетного двигателестроения в политехе Воронежа Дмитрий Шматов. По словам Перевезенцева, Дмитрию часто заказывали разработки за 5 тыс. рублей, а когда Игорь открывал тендеры, видел, что заказчики на этом зарабатывали по 5–10 млн рублей. Ему стало обидно за друга, и он предложил открыть свое дело.

Поначалу заказы у «ИнтерПоляриса» были мелкими, половина из которых — убыточными. Вложенные средства не окупались, но, по словам Игоря, они позволяли держать оборот, а главное — людей. Первый крупный заказ появился, когда в цехе было уже 30 работников. Объединенный институт высоких температур РАН попросил разработать парогенератор. Проект был успешно выполнен, но затем наступило затишье. Игорь объясняет это тем, что заказывать разработку техники на стороне в России не принято — исторически этим занимаются собственные подразделения крупных производств. Если же проект отдается сторонним разработчикам, заказчики часто предпочитают крупные конструкторские бюро, где работают опытные специалисты, а не малоизвестные новички, из-за чего последним очень трудно получать заказы. Свою роль как руководителя он видит именно в поиске заказчиков и повышении узнаваемости и авторитета компании.

«Я прежде всего предприниматель, а не ученый, — подчеркивает Перевезенцев. — И понимаю, как работает бизнес: задача в любом случае презентовать себя на рынке. Не важно, чем ты занимаешься, нужно рассказать о себе, чтобы тебя знали». Для повышения узнаваемости и поиска партнеров Игорь посещает все профильные форумы, ведет страницы в соцсетях, размещает статьи о компании и ее разработках в тематических изданиях.

В 2016 году заказы возобновились. «ИнтерПолярис» начал участвовать в проектах вместе с вузами: вуз находит индустриального партнера, которого интересуют его разработки, и обращается в Минобрнауки РФ за финансированием проекта. Если деньги выделяются, вуз и компания разрабатывают продукт, который партнер затем производит и продает.

Фото: Сергей Саврасов / «Хайтек»

Сложнее обстояли дела с открытием «Металл-Маркета». Игорь Перевезенцев ковал в гараже, пока его не познакомили с Алексеем Алексеенко, бенефициаром компании «Дар» — крупного дилера оборудования для детских и спортивных площадок. Алексеенко отдал Перевезенцеву в аренду 700 тыс. кв. м производственных помещений в Нововоронеже и некоторые заказы. К тому времени Игорь работал уже не один, на него работали примерно 10 человек, но ковали всё так же — в гаражах.

«Появилась компания, которая запустила массовое производство металлических ограждений. Они были ниже качеством, но дешевле в десять раз. Естественно, другие игроки были быстро выкинуты с рынка, и партнерство с Алексеенко пришлось очень кстати», — вспоминает Игорь.

Однако позже Алексеенко начал давать понять, что ему «нужно поставлять оборудование в любом случае». Затем начались просрочки по платежам, потом — долговые расписки и договоры займа, следом — обещания всё отдать «как только, так сразу», а в конце — уголовное дело в отношении Алексеенко о преднамеренном банкротстве. В итоге цех так и остался у Игоря как условная частичная оплата долгов. Несмотря на недополученные деньги, компания развивается и сегодня.

Заработать на науке

Чтобы повысить конкурентоспособность своей компании, Игорь привлекает квалифицированные кадры: в «ИнтерПолярисе» есть отдел, который мониторит студентов и молодых конструкторов, оценивает их потенциал и приглашает на работу. По словам предпринимателя, в вузах можно найти много сильных специалистов. Главное — оценить потенциал и реализуемость идей.

Сначала в компании работали 12 человек, потом штат вырос до 60, еще около 50 человек привлекаются на временные проекты. Зарплата, которую компания предлагает своим сотрудникам, выше, чем в конструкторских бюро, в которых они трудились до этого.

«Коммерциализация науки — очень важная часть экономики государства, но эта отрасль сейчас развита слабо», — делится Игорь. Одна из сложностей — длительность процесса внедрения новых изобретений. Ждать быстрого результата не стоит, эффект обычно заметен не сразу. Между идеей и запуском готового изделия в производство существует много обязательных стадий — разработка опытного образца, разработка технологического процесса, мелкосерийное производство. И только после успешного преодоления всех этапов можно полноценно запускать проект и делать на нем деньги.

Фото: Сергей Саврасов / «Хайтек»

Сотрудничество с университетами — сейчас приоритетное направление деятельности «ИнтерПоляриса». Например, с Воронежским опорным университетом они уже сделали три проекта и запатентовали десять изобретений. А в студенческом конструкторском бюро технического вуза разрабатывают жидкостный двигатель для вывода на орбиту небольших аппаратов.

Кроме коммерческих заказов, «ИнтерПолярис» выигрывает государственные тендеры. Чаще всего это касается готовых решений, которые может предложить компания. Среди выигранных тендеров — изготовление и поставка чехла для отработавшего фильтра для Роскосмоса, изготовление и поставка форсунок и тележки для уникальных контейнеров (заказчик — Росэнергоатом), а также сервисной тележки для работы с элегазом (заказчик — САЭР, филиал «Атомэнергоремонта»). Но государственные контракты много денег не приносят — доходов хватает лишь на текущую деятельность. Поэтому при необходимости Перевезенцев берет средства из доходов «Металл-Маркета».

Основная проблема современного производства, по мнению Игоря, в том, что в государстве есть фундаментальная наука, есть производственные мощности, но нет технологий, которые позволили бы наладить массовый выпуск современной техники. И задача стоит в том, чтобы найти людей, которые смогут эти технологии разработать.

«Сейчас есть несколько крупных игроков на мировом рынке, и обычными методами с ними конкурировать невозможно, — объясняет Игорь. — Они предлагают качественный и достаточно уникальный товар, с ними можно договориться о цене. Поэтому здесь нужна помощь государства. Например, сейчас действуют санкции и объявлен курс на импортозамещение. Это создает благоприятное влияние на отрасль — отечественные разработчики получают заказы, которые раньше уходили за рубеж».

Игорь уверен, что даже после отмены санкций его компания сохранит клиентов — наработанные компетенции и репутация позволят это сделать. Также он рассчитывает, что государство и дальше будет поддерживать молодых ученых и вкладывать деньги в научные разработки.

«Заниматься научными разработками намного сложнее, чем просто открыть магазин, — признается Игорь. — Но это перспектива. Каждому человеку хочется делать что-то значимое, и доходы — далеко не главная цель. Любой проект для меня — вызов и личностный рост. Сейчас мы хотим организовать собственное производство. Пока все наши разработки идут на продажу, и после того, как проект сдается заказчику, прибыли с него мы больше не получаем».

Загрузка...