;
Кейсы 24 января 2020

«Программируем играя»: как научить детей кодить и сохранить их мотивацию

Далее

Взрослые сетуют, что дети много времени проводят за компьютерами. Не всегда это плохо — существует много познавательных и обучающих программ и приложений. Но что, если через игру обучить школьников программированию и даже созданию собственных программ? Крымский стартап «Программируем играя» создал собственную игру, которая только выглядит обычной стратегией по освоению космоса. На самом деле пользователь, выполняя задания миссии, учится программированию. Номинант премии «Headliner года», основатель образовательного проекта Сергей Михнев рассказал, как появилась идея привнести элемент игры в обучение программированию, о конфликтах между идейностью и необходимостью зарабатывать и о том, чем образование отличается от инфобизнеса.

Подросток сидит за компьютером и строит космическую базу на новой планете. Со стороны может показаться, что это игра в очередную стратегию, но на самом деле он учится программированию.

«Программируем играя» — разработка команды молодых севастопольских преподавателей во главе с Сергеем Михневым. Каждому ученику разрабатывают индивидуальную образовательную траекторию в зависимости от его запросов. Выполняя игровые задания, шаг за шагом, ребенок меньше чем за два года осваивает основы программирования: геймдизайн, С# и Python, разработку игр. По мере освоения новых навыков его космический корабль открывает новые планеты, космонавты изучают их и строят космические станции. Когда обучение закончено, ребенок может написать свою игру и выложить ее на AppStore или Google Play.

Со стройки ушел в преподаватели

Когда Сергей получил диплом программиста, устроиться по специальности у него не получилось — в Севастополе в 2002 году почти не было ИТ-компаний. Тогда он пошел в компанию, занимавшуюся строительными работами. Однажды поступил срочный заказ — покрасить длинный коридор в Севастопольском университете ядерной энергии и промышленности. «Мы уложились в сроки, и ректор спросил, чего я хочу, — вспоминает Сергей. — Я сказал, что вообще-то по специальности программист и хочу преподавать. И он взял меня на работу».

Первое время Сергей продолжал работать на стройке — она приносила основной доход. Но со временем работа в университете затягивала всё сильнее, особенно когда появились наглядные результаты — реакция студентов, их отношение к программированию и результаты учебных проектов. Студенты с непрофильных специальностей, экологи и метрологи, доходили до уровня программирования, который был выше у студентов-айтишников.

В итоге Сергей ушел со стройки и полностью посвятил себя преподаванию. Он стал работать на кафедре компьютерного эколого-экономического мониторинга, которая была связана с ИТ. Там же он впервые познакомился с олимпиадным программированием. «Нас случайно пригласили принять участие в соревнованиях, но в это время мне попались толковые первокурсники, и мы неожиданно заняли третье место. Нам понравилось», — с улыбкой вспоминает Михнев.

Фото: «Программируем играя»

Сергей вместе со студентами начал посвящать программированию всё свободное время. Такая увлеченность нравилась не всем. Например, нередко приходилось ругаться с охраной вуза, которая пыталась выпроводить заработавшихся допоздна программистов домой. Далеко молодой преподаватель не заглядывал, но в какой-то момент понял, что сильные ребята не дают остальным развиваться — у слабых учеников терялась мотивация. Что с этим делать, он пока не знал, но догадывался, что со временем это может превратиться в проблему.

Почему школьники не понимают программирование

Судьба первых выпускников сложилась удачно — они устроились работать годы в Яндекс. «Сейчас в Яндексе работают пять из девяти выпускников. Еще один — в Америке, и трое работают в других крупных компаниях», — вспоминает Михнев. Но Сергею как преподавателю пришлось решать непростую задачу: сильные ученики ушли, а замены им не оказалось. По мнению Сергея, остались лишь немотивированные. «По техническим навыкам уровень у оставшихся был выше среднего, но не было мотивации достигать большего. А за оставшееся в университете время обучения это было сделать сложно», — вспоминает он. Тогда Михнев решил обратить внимание на школьников. «Я и мои ученики, участвовавшие в организации школы, пошли по классической схеме и потерпели свой первый крах, — описывает Михнев свое первое фиаско. — Мы взяли обычных школьников 5–7 класса и пытались преподавать им программирование, организовав первую летнюю школу для подростков. Набор был порядка ста человек, но за полтора месяца до финиша дошли только пять».

Сергей начал анализировать причины неудачи и пришел к выводу, что классический подход к программированию не подходит школьникам. Его смогли выдержать только те, кто очень любил математику и кому не была важна красота конечного продукта, главное было создать работающую программу.

Сергей и его команда стали собирать обратную связь. Спрашивали у детей, которые не смогли дойти до конца, что им не понравилось. Так удалось выявить основные барьеры: английский язык, клавиатурный набор и непонимание происходящего.

Фото: «Программируем играя»

Следующей задачей стал поиск вариантов, которые помогли бы преодолеть эти трудности. Тогда же начали появляться первые проекты, в которых программирование смешивалось с игрой. Одним из них стал проект канадского студента LightBot. В этой игре персонаж для исполнения своих миссий использовал простые команды на виртуальном языке. В итоге всё сводилось к тому, что нужно решить алгоритмическую головоломку.

Этот проект взяли за основу, но расширили его возможности. Сергей со своими студентами решил доработать идею и механику языка программирования этой игры. Студенты и стали первыми разработчиками коммерческого продукта. «В итоге так получилось, что большая часть разработчиков проекта — выпускники этого проекта, то есть мы создавали программистов сами для себя», — комментирует Михнев.

В такой ситуации были и плюсы, и минусы. Положительная сторона — уверенность в команде, негативная — молодым студентам часто не хватало профессионального опыта. Но в итоге увлеченность идеей для Сергея оказалась важнее опыта. Создавая первую версию игры, разработчики вообще не думали про прибыль, а хотели найти толковых школьников, чтобы агитировать их поступать в Университет ядерной энергии и промышленности.

На этом этапе никаких вложений в проект не требовалось. Понадобилось только договориться с университетом о предоставлении помещения. Тогда еще не была распространена дистанционная работа, и Сергею даже не приходило в голову, что не обязательно собираться в одной комнате, чтобы что-то создать. Его команда организовывала мероприятия в виде летних школ программирования и мини-чемпионатов. В основном проект держался за счет взносов участников, но этих взносов хватало только на организационные расходы.

Фото: «Программируем играя»

«Летние школы (двухнедельный лагерь) проходили с 2010 по 2013 годы, стоили 600 гривен с человека (около 1 500 рублей — “Хайтек”). Чемпионаты идут с 2011 года и по сегодняшний день бесплатно», — рассказывает Сергей.

Первые гранты и акселераторы

Переломным годом стал 2014-й. Сергей подал заявку на программу «Умник», которую проводил Фонд Бортника. «Для нас было дикостью — мы не понимали, как так: дают деньги и ничего не просят взамен. Мы не привыкли к системе грантов. Но всё получилось», — вспоминает он.


Фонд содействия инновациям, или Фонд Бортника — государственная некоммерческая организация, оказывающая поддержку молодым инноваторам и малым предприятиям, которые занимаются высокотехнологичными, потенциально прибыльными разработками.

Программа «Умник» рассчитана на поддержку ученых не старше 30 лет. Участники защищают проекты, которые могут быть рассчитаны максимум на два года. Победитель получает грант 500 тыс. рублей, он выплачивается частями. Первые 200 тыс. рублей выдаются сразу. Чтобы получить следующий транш, победителю через год нужно защитить разработки, которыми он занимался, после чего ему выдадут еще 200 тыс. Оставшуюся сумму победитель получает, только если достиг поставленных задач, а средства можно потратить лишь на участие в аккредитованных акселераторах.


Выигранный грант открыл новые возможности и одновременно стал серьезным испытанием. «У нас не было бизнес-мышления, мы не понимали, что делать с деньгами и как их вложить, чтобы проект развивался», — рассказывает Сергей.

Разработчики даже не поняли, куда ушли полученные деньги. Фактически их тратили на организационные вещи: на зарплату и командировки. Грант дал возможность расширить кругозор и позволил выйти на федеральный уровень. Сергей с командой увидели, что их технологии интересны людям из других регионов. До этого они думали, что в других регионах все ушли вперед, и вдруг с удивлением обнаружили, что это не так, а проект интересен многим.

Кроме того, после «Умника» стало расти количество пользователей. Но создатели всё еще не получали доход от проекта, это было скорее привлечение детей в университет.

«Играть за деньги не нужно было. Это было бесплатно. А обучения и не было как такового. Просто люди стали обращаться с просьбой обучить их программированию и начать именно с игровой формы, так как в ней проще было понять, как устроены основные элементы программирования. И уже в это время нашим тестовым набором уровней начали пользоваться учителя информатики в школах», — вспоминает Сергей.

Фото: «Программируем играя»

Так коммерческий проект стал кристаллизоваться, когда Михнев и команда поняли, что люди интересуются им не только с точки зрения социальной направленности.

В это же время появились первые клиентские продажи. В детском лагере нужно было сделать развлекательную программу. Знакомые, дети которых участвовали в олимпиаде, проводимой Михневым, сказали, что это хороший проект, и он будет интересен детям. Это была одноразовая акция, но всем понравилось. А команда получила первый чек на 36 тыс. рублей. «После этого стали приходить люди, которые хотели у нас учиться. Мы подумали: почему бы нет», — рассказывает Сергей.

«Программируем играя» принял участие в конвейере стартапов. Во время одного из выступлений на проект обратил внимание представитель ФРИИ и пригласил принять участие в акселераторе. «Откровенно говоря, когда мы в него пришли, то вообще не понимали, что это такое. Это был просто очередной конкурс. Только к середине акселератора мы стали понимать, что происходит», — вспоминает Сергей. Тогда же случились первые кадровые потери: не все члены команды были готовы принять, что проект теперь будет не только про идею, но и про деньги.

Оставшимся членам команды это дало возможность найти способы заработка на обучении программированию. Но даже после этого идейная составляющая осталась на первом месте. По признанию Сергея, для переговоров с инвесторами это было не очень хорошо: те были больше нацелены на инфобизнес.

Образование vs инфобизнес

Сравнивая образование и инфобизнес, Михнев отмечает: «Инфобизнес берет терминологию образования, но нацелен на короткую дистанцию и больше работает с мотивацией. Мы решили сделать нашей изюминкой именно работу на длинном этапе. Поставили задачу, чтобы человек перешел от игровой формы к фундаментальной подготовке и научился решать более широкие задачи, чем просто кодить».

Еще одной причиной недопонимания с инвесторами стала длительность процесса. Сергей убежден: невозможно обучиться чему-то за короткий срок. Но мало кто из инвесторов верит в длительное образование. Поэтому уговорить их вложить деньги в проект, качественный скачок в котором произойдет только через несколько лет, очень сложно.

Кроме поиска инвесторов, проблемой остаются кадры. Подготовить хорошего наставника для детей очень сложно. Необходимо, чтобы преподаватель чувствовал, чего хочет ребенок, какие у него проблемы и как помочь ему их решить. Обучение в «Программируем играя» очень персонализировано. Здесь нет тематического плана как такового, он строится исходя из запросов ребенка. Задача наставника — закрыть эти запросы и подтолкнуть ученика в сторону образования. Чтобы ребенок захотел чего-то добиться, например, сделать какой-то качественный продукт, который по уровню выходит за рамки детского проекта.

Фото: «Программируем играя»

Сейчас ядро компании составляют 15 преподавателей, которые не только преподают, но и вместе с детьми разрабатывают новые курсы и выбирают новую траекторию. Остальные сотрудники меняются. Коллектив разработчиков — всего три человека, и все они — бывшие ученики Михнева.

Работа на будущее

Само название «Программируем играя» появилось в 2016 году — на первом Крымском региональном акселераторе. «До этого мы назывались SNILBot, так как начиналось всё в Студенческой научно-исследовательской лаборатории информационных технологий (СНИЛ-ИТ), — рассказывает Сергей. — Хотя, на самом деле, это был кружок по интересам без официального статуса в университете, просто ректор выделил помещение с мебелью для того, чтобы мы могли где-то работать. Оборудование и доступ к интернету были полностью нашими, на что-то скинулись за личные средства, что-то получилось приобрести в рамках организации летних школ из взносов. Кроме меня, были первые студенты. Постоянный костяк — девять человек — и еще примерно столько же было приходящих и уходящих».

Сейчас «Программируем играя» включает две составляющие. Коммерческую — дистанционные обучающие курсы и идейную — чемпионаты по программированию и образовательные программы для школ. В коммерческом проекте детям преподают основы алгоритмизации и геймдизайна, программирование, разработку игр. Обучение проходит в виде квестов, а итогом становится создание собственного игрового приложения. Второй момент — идейная составляющая. «Программируем играя» организует чемпионаты для детей и не собирается отказываться от этой идеи, несмотря на то, что с точки зрения денег это не окупается.

«Мы считаем, что таким образом работаем на будущее, — объясняет Сергей. — В какой-то момент мотивация неизбежно гаснет и приходится делать осознанный выбор: перестать этим заниматься или идти дальше. И те, кто выбрал продолжать, об этом не жалеют. Они лучше понимают, чего хотят. Это тот стержень, вокруг которого все существуют».

Образовательный проект включает сотрудничество с учителями информатики общеобразовательных школ. Сейчас такое сотрудничество проходит в Крыму, Севастополе, Москве и Владимирской области. В 2020 году добавятся еще Брянск, Белгород, Иркутск и Волгоград. По наблюдениям Сергея, когда ребенок переходит из начальной школы в среднюю, действующая программа по информатике ему не очень интересна. И бывает так, что дети, у которых есть способности, не интересуются предметом и учитель не видит в них потенциал. Использование платформы «Программируем играя» позволяет выявить детей, у которых есть способности к программированию. На базе этой платформы уже четвертый год проводятся этапы Всероссийской олимпиады школьников по информатике для 5-6 классов.

Команда проекта «Программируем играя» проводит мастер-классы, которые носят, скорее, профориентационный характер. Но здесь приходится учитывать вертикаль власти: проведение занятий требуется согласовать с директором школы. Некоторые из них отправляют за разрешением в местный департамент образования.

Фото: «Программируем играя»

«Сейчас обучение — это длинный курс с наставником в онлайне. Обучение ведется в 4-5 тематических этапов по персональной программе. Пересечения есть у разных учеников, но в итоге у каждого свой путь, — объясняет Сергей. — Курс состоит из микромодулей, которые сшиваются в длинную траекторию, не обязательно линейную. Можно перескакивать на параллельные направления или углубляться в ответвления. Дальше в рамках выпускных проектов начинается работа в микрогруппах — 2–4 человека. Обязательный элемент — защита проекта не только внутри, но и на внешних мероприятиях — олимпиадах, конкурсах и хакатонах). Так и рождаются наши чемпионы. Средний цикл обучения около 4-5 лет. Это не массовый продукт, но он действительно помогает формировать навыки людей: пришел, увидел, победил».

К образовательному направлению относится и сотрудничество с детским лагерем «Артек». Там для детей Сергей и его команда проводили тематические программы по веб-дизайну или дополненной реальности. Кроме российских школьников, в «Артеке» были дети из Украины, Франции и Кипра. Сергей говорит: «Я убедился, что российское образование ругают зря. Оно очень хорошее, а главное, что детям не запрещают думать и высказывать свое мнение».

Рассказывая о планах на будущее, Сергей говорит, что хотел бы увеличить количество детей, участвующих в его чемпионате. Сейчас в конкурсе участвуют 10 тыс. школьников, из которых до финальной части доходят около 500. Михнев хочет, чтобы на чемпионат заявлялись 50 тыс. детей, а до финиша доходили 5 тыс.

Сергей осторожно оценивает перспективы выхода на международную арену. Проблема здесь не в патриотизме, а в том, что этот шаг сопряжен с серьезными финансовыми вложениями. В ближайших планах — сделать пробные предложения ребятам из Франции и Кипра поучаствовать в чемпионате по программированию. Пока это несколько десятков человек, которые учат русский в своих странах и хотя бы немного понимают его.

Загрузка...