;
Мнения 24 марта 2020

Повысить ИТ-уровень России: как работает Московская школа программистов

Далее

За последние годы количество учреждений дополнительного образования в России увеличилось почти вдвое: в 2015 году их было 24,2 тыс., а в 2017 — 56,3 тыс. Дополнительное образование охватывает примерно 40% учащихся с 5 по 11 класс. На долю информатики приходится 4% рынка. За последние годы конкуренция на рынке растет, но игроки уверены — так даже лучше для буткемпов и школ программирования. Люди понимают, что без ИТ уже не обойтись, а программирование становится таким же обязательным навыком, как чтение или правописание. Основатель Московской школы программистов Сергей Шедов и директор по развитию Семен Обухов рассказали «Хайтеку», какие качества необходимы будущему программисту, какой конкурс при поступлении в школу проходят дети и педагоги и почему в Школе выступают против краткосрочных курсов.


Сергей Шедов — основатель и директор Московской школы программистов. Закончил МГУ, факультет вычислительной математики и информатики и магистерскую программу MBA. Преподает в МФТИ на кафедре алгоритмов и технологий программирования, входит в Федеральную предметную комиссию авторов ЕГЭ по информатике. В 2001 году основал в Мытищах Школу программистов. Председатель предметно-методической комиссии по информатике Министерства образования Московской области.

Семен Обухов — директор по развитию Московской школы программистов. Окончил факультет компьютерных наук НИУ ВШЭ в 2018 году. С 2018 года учится в Институте образования НИУ ВШЭ. На протяжении пяти лет преподает ИТ-дисциплины в Школе программистов. С 2015 года занимается организацией олимпиад, в том числе школьного, муниципального и регионального этапов Всероссийской олимпиады школьников по информатике в Московской области, а также ежегодная Международная космическая олимпиада.


О том, как стать программистом до того, как это стало трендом

Сергей Шедов:

— Программировать я начал еще в старших классах школы, в начале девяностых. Родители купили компьютер, но без монитора — на него просто не хватило денег. Ждать, когда он появится, я не стал, и начал составлять программы на Basic, ориентируясь на звуковые сигналы системного блока.

После окончания МГУ два года работал в офисе программистом. Но скоро понял, что мне это неинтересно. И когда моя учительница информатики предложила поработать в школе, которую я закончил, сразу согласился. Сначала это были занятия только по субботам, а потом принял решение окончательно поменять работу. Родители это решение не одобрили, потому что я сильно потерял в деньгах — в офисе получал $1 000, а в школе зарплата была всего $50. Но я понимал, что мне это нравится, да и запросы у меня тогда были небольшие — лишь бы хватало на интернет.

Сергей Шедов. Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Я понимал, что не всем ученикам интересно программирование, и что на уроках информатики готовить айтишников невозможно. Тогда решил создать свою школу программистов. Это было в 2001 году. Сначала это был обычный кружок, куда ходили дети из окрестных школ. Мало кто понимал, что такое программирование, это еще не стало трендом.

Постепенно кружок рос, и через шесть лет я зарегистрировал частное учреждение дополнительного образования. Сейчас у нас учатся чуть более 4 000 детей, из них 30% — онлайн. Очно занимаются ребята из Москвы и Московской области — кроме Мытищ, есть отделения в Москве, Пушкине, Королеве и Долгопрудном, всего их девять. Онлайн учатся дети со всей России, есть даже ребята из Казахстана.

О фундаментальных знаниях, музыке и программировании

Сергей Шедов:

— В 2001 году аналогов такой школы еще не было. Нужно было нарисовать идею в голове. Я 10 лет учился в музыкальной школе и решил объединить этот опыт с опытом обучения в МГУ. Так родилась идея, что ребенок должен не просто поучиться несколько месяцев и уйти. Я хотел давать не только прикладную информацию, но и фундаментальные знания, потому что без этого невозможно стать серьезным программистом. Поэтому в школу не принимают 11-классников — за один год дать серьезные знания невозможно, а мы не хотим заниматься профанацией. В школу берут учеников со второго класса и учат их до 11-го.

Есть мнение, что для программирования не нужно высшее образование. Это зависит от того, чем человеку предстоит заниматься. Например, человек, занимающийся машинным обучением, должен закончить вуз, потому что для этого нужны знания по математике, которые не дают в школе. Надо смотреть в перспективе, что будет востребовано в будущем. Сейчас ты будешь писать программы в скриптовом языке программирования, а через 20 лет это будет не нужно. А для поступления в хорошие университеты надо начинать заниматься информатикой еще в школе.

Мы стараемся идти в ногу со временем и постоянно вводим новые дисциплины. Сейчас в школе есть курсы по интернету вещей, блокчейну, кибербезопасности, большим данным — всё то, что появилось относительно недавно, но без чего уже невозможно обойтись.

Кто «зажигает» учеников

Семен Обухов:

— При приеме на работу кандидаты проходят многоступенчатый отбор. Первичное собеседование для преподавателей — открытый урок. В роли учеников выступают наши методисты, которые имитируют поведение детей. Например, если преподаватель собирается работать с пятиклассниками, методисты могут начать драться линейками. Мы смотрим, как человек справляется с такой ситуацией. Тех, кто прошел первичный этап, приглашают на тренинги по педагогическим приемам. Среди тех, кто приходит преподавать, много айтишников и студентов ИТ-вузов, которые до этого не работали с детьми. Поэтому им очень важно дать педагогические навыки. Окончательное решение принимается после финального экзамена, который также проходит в формате открытого урока для методистов. Там кандидаты должны продемонстрировать, насколько хорошо они освоили педагогические навыки, полученные на тренингах.

Семен Обухов. Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Сергей Шедов:

— Уверен, что преподаватель может увлечь ученика только в том случае, если сам «горит» своим предметом. Кроме того, он должен хорошо разбираться в материале и уметь находить общий язык со школьниками. Поэтому подход к подбору преподавателей очень серьезный. Около половины преподавателей — это наши выпускники. Они возвращаются не только преподавать, но и участвуют в разработках и работают аналитиками. Считаю, что анализировать данные очень важно, и за 18 лет у нас накопился большой материал для анализа. Например, дети учатся программировать и делают какие-то ошибки. Если есть база данных, можно пропустить данные через машинное обучение и предсказать, какие у ребенка возникнут через три года ошибки. И заранее выстроить обучение так, чтобы избежать их. Или сказать ребенку: тебе не подходит Python, лучше выбрать Photoshop и веб-дизайн. Чтобы оставаться школой номер один, мы всегда должны заниматься прогрессивными вещами.

О предрасположенности к программированию

Сергей Шедов:

— Я не встречал детей, у которых были бы противопоказания к программированию. Но для успешного обучения ребенку нужно любить и понимать математику. При поступлении мы не требуем начальных знаний по программированию, но проверяем именно математические знания.

Если говорить про личные качества, главное для ребенка, который занимается программированием, — целеустремленность. Он должен не бояться ошибок, относиться к ним спокойно и уметь их исправлять.

Не все хотят быть программистами. Бывает такое, что родители приводят ребенка и говорят, что он будет, например, стоматологом. Но при этом они хотят, чтобы у него были навыки программирования, потому что это пригодится в профессии. В школе готовят не только программистов, выпускники могут работать на стыке наук. Есть примеры, когда дети пришли учиться на программиста, а в итоге пошли в Институт Останкино, потому что им понравился видеомонтаж. Среди наших выпускников есть человек, который увлекся монтажом, уехал в Голливуд и выкладывает фотографии со Спилбергом.

Обучение разбито по семестрам, одновременно в одном семестре у ребёнка, в зависимости от возраста, может идти от одного до трёх предметов. По каждому предмету предусмотрено два контрольных мероприятия — в середине семестра и в конце семестра. Это, в основном, практические работы — нужно написать задачи на программирование или сдать проект. Но бывают и предметы с более сложной, вузовской, системой. Где сначала нужно написать практические задачи, а потом ты сдаешь устную часть. Такого мало, это предметы, связанные с олимпиадным программированием, алгоритмами и структурами данных. Олимпиады не привязаны к предметам и являются отдельным состязанием, независимой проверкой знаний. Они идут, обычно, во второй половине марта — первой половине апреля.

Если ребенок не сдал со второго раза, его могут отчислить. Также ученик может быть отчислен за непосещаемость. Меняются обстоятельства или интересы, он больше не может или не хочет ходить — это нормальная ситуация для дополнительного образования. Но в школе хороший показатель детей, которые остаются — 91%.

Сергей Шедов. Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Семен Обухов:

— Вступительные экзамены различаются по возрасту. Для маленьких детей они проходят в форме открытого урока, когда нужно отвечать на вопросы на компьютере. Начиная с пятого класса — это классический письменный экзамен по математике, у старшеклассников мы проверяем знания школьной программы. Много нестандартных заданий, чтобы проверить умение логически мыслить. Все тесты разрабатываются преподавателями школы. Но многие дети боятся написать что-то нестандартное, что-то, чему их не учили. На собраниях им объясняют, что не надо бояться писать самые нестандартные решения, ведь этому, к сожалению, не часто учат в общеобразовательной школе.

Если ребенок не прошел по баллам, но мы видим, что он хочет заниматься, предложим пройти вступительные испытания еще раз. На каждом экзамене мы раздаем значки как свидетельство того, что ребенок сдавал экзамен. Был мальчик, который ездил по всем нашим отделениям и с четвертого раза все-таки поступил.

В каждом отделении школы кабинеты называются по-разному. Это сделано для того, чтобы мотивировать детей к большим достижениям. Школа должна создавать сказочную атмосферу, куда хочется вернуться. Мы хотим, чтобы дети шли к нам, предвкушая что-то интересное.

О реальной практике в Яндексе

Сергей Шедов:

— У нас есть завершающий обучение курс — промышленное программирование, аналог производственной практики. Реальное программирование, работа в команде, и мы учим этому ребят. Они выбирают проект и распределяют роли: кто-то будет программистом, кто-то — дизайнером, тимлидом и так далее.

Наш ключевой партнер — Яндекс, с ними мы сотрудничаем с 2014 года. Дети ездят к ним в офис и изучают технологии, например, «Алису», «Яндекс.Карты». Второй партнер — ГК «Основа», с которой мы подписали договор два года назад. Там наши ребята проходят стажировку по блокчейну. Также мы сотрудничаем с технопарком МФТИ.

Все наши ученики делают выпускные проекты за рамками школы, чтобы можно было попробовать применить навыки в реальной жизни. Например, они придумали пауэрбанкшеринг: когда человек на одной станции метро берет пауэрбанк и заряжает по дороге телефон, а потом на другой станции сдает устройство. Это был не просто проект на бумаге: была станция, которая выдавала пауэрбанки, и база, считавшая минуты, виртуальные деньги. Этот и подобные проекты — фактически ИТ-стартап, которые старшеклассники делают в течение года и защищают в офисе Яндекса.

Об олимпиадах и соревновательном духе

Семен Обухов:

— Все ученики школы участвуют в олимпиадах по программированию. У нас два типа олимпиад: личные и командные. На командных детям специально дают один компьютер на троих, чтобы они учились договариваться и распределять работу.

В информатике, кроме программирования и робототехники, есть олимпиады по информационной безопасности, которые очень популярны среди студентов. В 2014 году ее первый раз провели для школьников в Москве, до этого были такие соревнования в Екатеринбурге. В первый год анонсировали за месяц до мероприятия и все поехали с теми знаниями, которые были, потому что никто не знал, как готовиться. Наша команда ее выиграла, и потом в течение четырех лет занимала первые места, при этом вчерашние победители возвращались в качестве тренеров и готовили новых участников. Через четыре года организаторы отказались от проведения этих соревнований. Но за это время сложилось сообщество учащихся, которые хотели заниматься именно этим направлением. И мы на базе технопарка провели новую олимпиаду, которая сейчас — самая большая в московском регионе по информационной безопасности.

Фото: Антон Карлинер / «Хайтек»

Наше последнее достижение — победа во Всемирной олимпиаде по робототехнике. В этом году там было более 70 стран, и команда учеников из нашей школы завоевала для России золотую медаль в самой престижной старшей возрастной группе.

Для ребенка важно участвовать в олимпиадном движении. Во-первых, он будет тянуться за другими, во-вторых, получит навык решения сложных задач. Кроме того, олимпиады дают возможность поступить в вуз без экзаменов. Например, в этом году в ВШЭ, где очень высокий балл на ИТ-специальности, поступило более 50 наших учеников. Пока мы не ведем полную статистику по поступлению наших выпускников в вузы, но в этом году планируем провести наш первый «Alumni day 2020» и пригласить всех выпускников в родную школу, которая дала им путевку в жизнь.


Проходные баллы в 2019 году в крупные вузы на ИТ-специальности*:

  • МГУ: информатика — 440, фундаментальная информатика и информационные технологии — 438;
  • ВШЭ: информатика и вычислительная техника — 275, программная инженерия — 300;
  • МГТУ имени Баумана: информатика и вычислительная техника — 280, прикладная информатика — 279;
  • МФТИ: информатика и вычислительная техника — 389.

*В вузах сдают разное количество предметов, от трех до пяти.


О школьном ИТ-образовании

Сергей Шедов:

— Мировая тенденция — дети начинают программировать всё раньше. Когда я начинал программировать, это делали только старшие школьники, а сейчас уже в начальных классах используют планшет. Со временем базовые навыки написания скриптов станут такими же обычными, как и умение читать и писать. Обучаясь программированию, ребенок развивает алгоритмическое мышление — учится планировать деятельность, разбивать задачу на подзадачи — и получает навыки работы с информацией. Сейчас проблема в мире в том, что информации много, и непонятно, как найти нужные данные и проанализировать их. Поэтому, например, во ВШЭ навыкам работы с данными студентов учат независимо от специальности.

Несколько лет назад появилось много школ программирования. Конкуренция выросла, но для нас это стало только плюсом. Когда много школ, уже не надо объяснять, почему это хорошо — обучаться программированию, достаточно продемонстрировать хорошее качество.

Мы хотим глобально повлиять на ИТ-образование школьников России. Для этого участвуем в разных проектах. Например, в этом году запустили собственный язык программирования «Марк» для школьников со второго по пятый класс. Он строится на базе Python, но в игровой форме. Благодаря этому учащиеся младших классов могут глубоко изучать программирование. Мы хотим в принципе повысить уровень информатики в России, для этого стали партнером Яндекса по новому школьному курсу. Переделали программу седьмого класса, сейчас проходит ее адаптация в 30 регионах России. В этом году начали писать программу для восьмого класса. Важно не просто научиться, а распространять накопленное знание.

Загрузка...