;
COVID-19 30 марта 2020

История пациента с COVID-19 из Италии: от первых симптомов до полевого госпиталя

Далее

Италия занимает второе место после США по количеству инфицированных коронавирусом — почти 92,5 тыс. заболевших. Ежедневно от этого вируса в стране умирают до 887 человек, а общее число погибших превысило 10 тыс. человек. «Хайтек» связался с изолированной от всего мира Италией и поговорил с женой одного из пациентов, у которого диагностирован COVID-19. Ирина Сытник рассказала, как ее муж Аурелио Мауриелло заразился коронавирусом, почему итальянские врачи до последнего не верят в возможность заражения и какая обстановка в полевых госпиталях. А о том, как распространяется коронавирус и что происходит в России, — читайте в нашей онлайн-трансляции.

«Мой муж — кремень»

— Как сейчас чувствует себя ваш муж? У вас есть симптомы?

— По сравнению с тем, что мы перенесли за неделю полного непонимания, что вообще происходит, Аурелио чувствует себя хорошо. 24 марта его выписали из больницы. Врачи сказали, что он у нас «кремень», организм крепкий и очень хорошо отреагировал на лечение, которое продолжится дома, но уже в изоляции. Поэтому мы отвезли его в наш дачный домик на 15-дневный карантин. С интервалом в три дня ему должны сделать два мазка, чтобы подтвердить отсутствие вируса в организме.

Что касается меня, то сразу же, как мужа увезли в больницу, 15 марта, и мы узнали о положительном тесте на коронавирус, я позвонила нашему семейному врачу и спросила, каковы мои дальнейшие действия. Врач сказала мне сидеть дома, а данные обещала переслать электронной почтой в соответствующие инстанции. Теперь по три раза в день мне звонят медицинские работники, записывают мою температуру, которая, кстати, больше 36,9 не поднималась, и спрашивают о других симптомах. Был небольшой сухой кашель, несколько дней общей усталости, два дня болела голова, пока больше ничего.

— Вы же находитесь в строгой изоляции. Чем занимаетесь и как решаете бытовые вопросы, например, доставку продуктов?

— Никакой централизованной поставки продуктов нет. Меня спасает то, что у нас тут есть друзья и взрослые дети моего мужа. Они нам помогают. Вот, привезли продукты. К нам не заходят, а еду передают в масках и перчатках. Все контакты сведены к минимуму.

Мой муж сказал: «Хорошо, буду умирать дома»

— Как вы узнали о заболевании вашего мужа?

— Аурелио 61 год, он не летал в Китай и у него нет серьезных, хронических заболеваний. Мы живём в малонаселенной провинции Рима — Гвидонии Монтечелио, у нас своя небольшая фабрика по покраске металла. Моем руки с мылом, как учат наши депутаты. И тоже думали, что вероятность заражения минимальна. Новый вирус коснулся нашей семьи, хотя мы до последнего не верили в это. Муж проходил лечение в центральном госпитале Рима. Слава богу, ему уже лучше, врачи успели вовремя помочь. Но состояние было тяжелым, мы сильно испугались.

Сначала у Аурелио просто поднялась температура до 38 градусов. Мы думали, что это обычная простуда или грипп, ведь никакого кашля, о котором везде говорят, у него не было.


Основные симптомы COVID-19:

  • повышение температуры тела;
  • утомляемость;
  • сухой кашель.

Вторичные симптомы COVID-19:

  • различные боли;
  • заложенность носа;
  • насморк;
  • фарингит;
  • диарея.

При наличии повышенной температуры тела, кашля и затрудненного дыхания следует обращаться за медицинской помощью.

Источник: ВОЗ


Сразу же позвонили нашему лечащему врачу. Выслушав наши жалобы, она уверила, что это не коронавирус, а обычный грипп или другое ОРВИ. И в самом начале мы действительно были спокойны, поскольку и не думали, что могли заразиться чем-то серьезным. Но когда температура и плохое самочувствие мужа продержались неделю, я забила тревогу.

— То есть Аурелио болел целую неделю, и, несмотря на обращение к семейному врачу, никаких мер не предпринималось?

— Не совсем. Впервые температура у него поднялась 7 марта. На следующий день мы связались с врачом. Температура выросла до 39, но врач сказала просто наблюдать и ждать, как будет развиваться болезнь.

9 марта мужу не стало лучше, и я стала звонить по телефонам горячих линий, которые транслировались во всех итальянских СМИ. Ни по одному из них я дозвониться не смогла, везде было занято. Мужу не становилось легче ни на третий, ни на четвертый день. Лечащий врач всё также настаивала, что это грипп, но в среду назначила прием антибиотиков, сироп от кашля и ингаляции. Хотя кашля не было! 12 марта я снова набрала врача и сказала, что везу мужа к ней в кабинет, на что получила категорический отказ и предупреждение не обращаться в скорую. Мой муж тогда сказал: «Хорошо, буду умирать дома».

13 марта я уже окончательно испугалась. Мужу становилось хуже, и я стала звонить в «Гвардию Медикал» — это круглосуточная медицинская служба Италии. Я звонила туда ровно час, была на линии 59 минут. Туда же я звонила и в среду, а также по другим горячим номерам. Но никуда я дозвониться не смогла, хотя пробовала целыми днями.

— Когда вам удалось дозвониться и добиться приезда врачей?

— Да, 13 марта мне наконец ответил доктор горячей линии, спросил, какие симптомы и что принимает мой муж. Я всё рассказала, надеялась, что мне ответят, куда везти мужа и что делать. Но нет, мне сказали, что для эффекта антибиотика еще рано, должно пройти 2-3 дня. И уже тогда, если не поможет и муж начнет задыхаться, снова звонить, а сейчас у них очень высокая загруженность. И тут я начинаю орать. Я вру, что у мужа кашель, и он тяжело дышит, в надежде на неотложную помощь, но мне говорят: «Возьмем на контроль, ждите до завтра».

14 марта я снова вызываю скорую и снова вру, что муж задыхается. Скорая приезжает через 40 минут. Тогда у него была температура 37,5 и слабое дыхание. Его забирают в больницу. Рентген показал, что легкие практически все закрыты воспалением. Еще немного, и он бы действительно перестал дышать.

«Первые впечатления — это страх и шок от положительного теста»

— Что происходило с вашим супругом после госпитализации?

— В госпитале Сант-Андреа для всех новоприбывших пациентов развернули палаточный лагерь. Людей с подозрением на вирус определили в большие военные палатки на карантин. Таким образом, до тестов там находились все, у кого подозревали вирус. После взятия анализов пациентов распределяют по отделениям. Тех, у кого маркер отрицательный, переводили в отделения по их основным диагнозам. А тех, у кого тест показал «плюс», переводили в другую палатку с такими же заболевшими.

— Получается, что вероятность распространения вируса большая? Раз в одном месте находились и заболевшие, и только предполагаемые?

— Да, безусловно. При этом мужа на скорой увезли в маске. В обычной одноразовой маске, которая вообще не защищает от вируса. В этой маске Аурелио находился двое суток в госпитале Сант-Андреа, вместе с еще двумя такими же инфицированными. Все они находились в обычных масках, которые надо менять каждые два часа. И это не были специальные респираторы.


Следует ли носить маску?

По данным ВОЗ, одноразовую стерильную маску следует носить только в случае, если у вас есть симптомы COVID-19 (особенно кашель) или если вы осуществляете уход за человеком, который может быть болен COVID-19. Одноразовые маски нельзя использовать повторно. Если у вас нет симптомов заболевания или вы не осуществляете уход за заболевшим человеком, использование маски будет нерациональным.


— Какие условия в госпитале?

— Там военное положение. Врачи и медсестры спят в больнице на матрасах, брошенных на пол. Мест для больных уже тогда не было.

Первые впечатления — это страх и шок от положительного теста. Мы до последнего надеялись и верили, что анализ будет негативный. Потом, когда уже госпитализировали, к мужу никто не подходил. Я не хочу сказать, что пациенты там брошены — мужу дали кислородную поддержку на ночь, вместо одеяла — термоплед. Но сам факт, что рядом никого нет и никто не подходит, напрягал. К тому же в палатках всё равно было холодно, поскольку на улице только март. В общем, опыт оказался не очень позитивным, к сожалению.

Аурелио повезло — ему нашли место в Риме, в больнице Спалланцани (это главный госпиталь Рима), но ждать специализированную скорую помощь пришлось почти сутки. В Спалланцани специализированное инфекционное отделение, где работают в том числе и китайские медики.

— Была ли у вас связь с Аурелио?

— Да, когда приехала скорая, я всполошилась, стала рассказывать, как долго температура и что дыхание затруднено, скорая позвонила в больницу и решили госпитализировать. Тогда я собрала минимальные вещи и телефон. Муж даже сделал несколько фото. Но в тех условиях ему было не до съемок. Мы созванивались несколько раз в день по 2-3 минуты.


К числу наиболее эффективных мер защиты собственного здоровья и здоровья окружающих от COVID-19, по данным ВОЗ, относится:

  • частое мытье рук;
  • прикрывание носа;
  • прикрывание рта сгибом локтя или салфеткой при кашле;
  • поддержание дистанции не менее 1 метра с людьми, которые кашляют или чихают.

«Я не знаю точно, чем его лечили»

— Чем лечился Аурелио, пока находился дома?

— Только сбивал температуру парацетамолом и всё. Дополнительно я ему давала витамин С и большое количество теплого питья. На пятый день болезни наш лечащий врач назначила мужу антибиотик. Также в рецепте были отхаркивающие средства, какие-то ингаляции, хотя при коронавирусе они противопоказаны.

— Долго ли ваш муж дышал кислородом через маску?

— Нет, слава богу, ему это не потребовалось долго. Несмотря на свой возраст, 61 год, мой муж всю жизнь занимается подводным плаванием, ныряет на глубину до 10 метров. Его легкие хорошо разработаны и, по всей вероятности, именно это его и спасло. Когда в госпитале ему сделали снимок, было видно, что часть легких уже не функционировала нормально. То есть кислородная недостаточность уже развивалась. Тогда ему и дали кислородную маску.

— Есть ли у вашего мужа вредные привычки? Курение, например?

— Нет, мой муж не курит. Когда-то давно курил, но потом бросил. Иногда может выкурить хорошую сигару, но на постоянной основе — нет.

— Чем лечили вашего мужа в госпитале? Какая терапия проводилась?

— К сожалению, я не знаю точно, чем его лечили: давали какие-то таблетки, применяли какую-то экспериментальную терапию, ставили капельницы. Но точно сказать, что это за лечение, я не могу. Сейчас у нас очень много китайских медиков, они помогают лечить инфицированных. Постоянно проводятся какие-то разработки и тесты препаратов. Есть данные, что найдены лекарства, которые уменьшают отечность и воспаление при коронавирусе. Думаю, это опыт китайских врачей.

«Если бы люди изначально следовали рекомендациям, масштаб катастрофы был бы намного меньше»

— Насколько статистика отражает реальное положение дел? Или официально зарегистрированные больные — это только вершина айсберга?

— Да, конечно, статистика показывает лишь часть зараженных. Когда мой муж уехал в больницу, по официальным данным, у нас числилось лишь двое инфицированных. Но тесты делают далеко не всем, и те люди, которые просто пересидели и переболели дома, в эту статистику не войдут. При этом они могут заразить многих вокруг. Поэтому реальная картина намного хуже. На мои вопросы отвечали, что если станет хуже, я начну задыхаться, не будет сбиваться температура — звонить в скорую. То есть они приедут, только если мне станет совсем плохо. А до этого момента я, вероятно заболевшая, просто сижу дома. Соответственно, в статистику меня не включили.


Распространение COVID-19 по всей планете набирает темпы. Заболеванием затронуты 180 стран. На сегодняшний день в пятерку стран, лидирующих по количеству заболевших, входят:

  • США;
  • Китай;
  • Италия;
  • Испания;
  • Германия.

— Соблюдают ли в Италии карантинные меры и изоляцию? Например, в России многие не считают изоляцию необходимой.

— Я могу сказать, что никто в Италии и не предполагал, что такое может случиться. Когда в Китае началась эпидемия, все следили за новостями, но никто не думал, что она дойдет до нас. Даже когда появились вспышки заболевания на севере Италии, многие не верили, что будет столько заболевших и тем более умерших. Люди продолжали гулять, игнорировали призывы к изоляции. Просто не думали, что с нами может такое произойти.

Даже когда был официально объявлен карантин и правительство практически полностью закрыло страну, перестали работать магазины, учебные заведения, многие восприняли это как дополнительный отпуск. Я, сидя дома, видела, что по улицам беззаботно гуляют люди, в парках полно мамочек с детьми. Почему-то меры не воспринимались всерьез, даже когда уже случаи заражения были в самой Италии. Я думаю, поэтому у нас и случилась такая массовая эпидемия. Если бы люди с самого начала соблюдали карантин, многого можно было бы избежать.

Даже нашего небольшого городка коснулась эта беда. Вот где мой муж мог поймать вирус? Он не пользовался общественным транспортом, мы постоянно мыли руки, следили за гигиеной и избегали скопления людей. И, тем не менее, он заболел. До последнего не верилось, что он заболел новым вирусом. Вот так и все не верят, что беда может прийти в их дом.

Инфицированы уже более 634 тыс. человек, и почти 30 тыс. человек скончались. Пандемия разрастается в геометрической прогрессии. Первые 100 тыс. человек заболели в течение 67 дней. Вторые 100 тыс. — в течение 11 дней, третьи 100 тыс. — в течение всего 4 дней, а четвертые — в течение всего 2 дней. Без решительных действий во всех странах могут умереть миллионы. Полный масштаб социальных, экономических и политических последствий будет ясен только со временем. Однако мы знаем, что цена, которую мы заплатим в конечном итоге, зависит от тех решений, которые примем сейчас. Мы имеем дело с глобальным кризисом, который требует глобальных ответных мер.

Тедрос Аданом Гебреисус, генеральный директор ВОЗ


—То есть многие не осознают опасность, которой подвергаются сами и могут нести окружающим?

— Безусловно. Я понимаю опасность, которую несу для здоровых еще людей, поэтому нахожусь в полной изоляции. К сожалению, так делают не все. А учитывая, насколько мало людей, проходящих тесты, многие просто не знают, что могут быть заразны. Вот для того и нужен карантин, чтобы в случае чего не заражать окружающих.

— Что бы вы посоветовали людям, которые находятся в Италии и других странах, где сейчас нарастает эпидемия?

— Самое главное — сидите дома и мойте руки. Делайте выводы на примере Италии, где карантин был введен поздно и где люди отказывались его соблюдать. И теперь мы имеем то, что имеем. Надо постараться максимально соблюдать все рекомендации медиков. Закупать продукты впрок, чтобы не ходить каждый день в магазин. Пользоваться масками, перчатками и средствами индивидуальной защиты. Конечно же, максимально оставаться дома, не ходить в парки и не собираться группами.

Если бы у нас люди изначально следовали этим рекомендациям, масштаб катастрофы был бы намного меньше. И да, многие не верят в происходящее до сих пор. Мне недавно звонила подруга из Уссурийска. Она спрашивала: «Неужели действительно всё так? Я думаю, это журналисты нагнетают». Я ей объясняла, что нет, не нагнетают. Ситуация действительно такая, а на самом деле — еще серьезнее. Я призываю всех максимально постараться оградить себя и своих близких, сделать всё, что в наших силах. Основное — это самоизоляция. И тогда, возможно, мы победим.

Загрузка...