;
Мнения 29 апреля 2020

Фаина Филина, ММК — о роботах в больницах, телеобучении врачей и 4Р-медицине

Далее

Между здравоохранением в России и за рубежом большой разрыв, а по некоторым аспектам — и целая пропасть. Для внедрения в нашей стране передового мирового опыта, новейших практик и разработок в 2015 году начали создавать Международный медицинский кластер. Советник генерального директора Фонда ММК Фаина Филина рассказала «Хайтеку», как проводится отбор участников кластера и используемых разработок, как будет строиться процесс обучения врачей и управленцев, смогут ли россияне получать здесь бесплатную помощь по ОМС и в чем сложности перехода к 4Р-медицине.


Фаина Филина — советник генерального директора, директор по внешним коммуникациям Фонда Международного медицинского кластера. В 2004 году окончила экономический факультет Научно-исследовательского университета — Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ), а также юридический факультет Липецкого государственного технического университета. Получила MBA в НИУ ВШЭ.

Международный медицинский кластер (ММК) — медицинская, образовательная и научная платформа, созданная правительством Москвы. Цели ММК — привлечение в Россию лучших мировых медицинских практик и образовательных технологий. В 2016 году заложена капсула в строительство первого корпуса кластера. В сентябре 2017 года состоялось подписание первого соглашения об участии в проекте с израильской клиникой «Хадасса». По замыслу создателей, кластер должен объединить филиалы лучших иностранных клиник, образовательных и научно-исследовательских учреждений, где врачи смогут обмениваться опытом, а пациенты — получать медицинскую помощь по мировым стандартам.


Пациенты — не подопытные

— Согласно официальным планам, до 2029 года в ММК будут действовать около 20 зарубежных клиник. Смогут ли наши граждане воспользоваться медицинской помощью этих организаций по полисам ОМС?

— Нет, клиники-участники не работают по ОМС. Но возможно обслуживание пациентов по ДМС, частным платежам и направлениям от благотворительных организаций. Такой подход связан с законами: ФЗ-160 дает клиникам кластера уникальную возможность работать по иностранным протоколам со своим оборудованием и врачами, а также применять препараты, не зарегистрированные в России, но официально признанные в странах ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития — «Хайтек»).

— Платная медицинская помощь подразумевает высокое качество. Но если в клиниках кластера будут работать студенты, а пациенты фактически станут «подопытными», можно ли говорить о достойном уровне оказания медпомощи?

— Участниками кластера становятся только лучшие клиники ОЭСР — стран с высоким качеством оказания медицинской помощи. Каждого участника должен одобрить двухуровневый контроль — экспертный совет, куда входят ведущие российские и иностранные медицинские специалисты, а также наблюдательный совет.

Для эффективной работы, ознакомления российских врачей с протоколами лечения в учреждениях будут присутствовать медики из головной клиники. Они будут трудиться бок о бок с нашими специалистами и делиться с ними своими навыками. А в клиниках будут работать российские врачи, владеющие иностранными языками, сторонники доказательной медицины, готовые воспринимать новое. Для всех специалистов предусмотрены долгосрочные стажировки в материнских госпиталях, поэтому говорить о низком качестве подготовки персонала не приходится.

Одна из задач кластера — дать пациентам доступ к качественной, высокоэффективной и, конечно, безопасной медицине. Разработки и исследования биомедицинского технопарка тщательно отбираются для дальнейшего использования на практике. Качество такого анализа значительно отличается от процедуры выхода отечественных лекарств на российский рынок, которая, например, не требует никакой международной сертификации. Разработки ММК в обязательном порядке будут иметь данные, подтверждающие эффективность и безопасность.

«Врач и пациент должны быть партнерами»

— На территории медкластера планируется создать медицинский университет, работающий под управлением иностранного образовательного оператора. Значит ли это, что университет будет выдавать дипломы, признаваемые и в России, и в мире?

— Получение медицинского образования с присвоением диплома международного образца активно обсуждается. Оператор будет заключать необходимые партнерства с участниками ММК и российскими образовательными и медицинскими центрами. Затем он самостоятельно выстроит свою деятельность: укомплектует международный кадровый состав, определит формат и программу обучения. Кроме организации семинаров и мастер-классов, оператор будет проводить программы повышения квалификации.

В ММК уже активно проводятся лекции и мастер-классы с участием иностранных и российских экспертов. Были организованы интенсивы с лекторами из Нидерландов, посвященные кооперации в области управления качеством и системе индикаторов качества медицинской помощи. Совместно с госпиталем Джонса Хопкинса мы провели семинар «Международный опыт симуляционных центров», прошла встреча для управленцев, посвященная развитию медицинского туризма в России. Также на примере работы медсестринской службы Израиля открыта школа медицинских сестер для расширения функционала и более активного вовлечения в лечебный процесс.

В медкластере еженедельно проходят лекции израильских врачей, которые приезжают для проведения приема пациентов в «Хадасса Медикал».

— Из-за размеров страны везти специалиста на обучение в Москву часто достаточно дорогое удовольствие. Будет ли в кластере предусмотрена возможность дистанционного теоретического обучения с освоением практических навыков в региональных медицинских центрах?

— Если говорить о семинарах и конференциях, то мы регулярно устраиваем прямую трансляцию, к которой может присоединиться любой желающий. Если же речь идет о мастер-классах, то, безусловно, максимальный результат от мероприятия можно получить при личном присутствии. Но в то же время всё больше возможностей предоставляет телемедицина: после принятия соответствующего закона развитие отрасли значительно ускорилось. Сейчас активно развивается направление «врач-врач», позволяющее в том числе проходить телеобучение и виртуально присутствовать на операциях признанных специалистов отрасли. То есть участвовать в образовательных мероприятиях из любой точки мира.



По данным Росстата, средняя зарплата врачей в России в январе-сентябре 2019 года увеличилась на 7% и составила 79 тыс. рублей. По регионам она варьируется от 43,4 тыс. рублей до 187,9 тыс. рублей.


— В России из-за низкого уровня зарплат и высокой загрузки происходит сокращение числа преподавателей в медвузах. Откроет ли медкластер свои программы обучения для врачей со всей страны?

— Все лекции и семинары, проводимые в ММК, являются бесплатными. Если у специалиста нет возможности посетить мероприятие лично, то видеозаписи с некоторых мероприятий, репортажи можно найти на нашем YouTube-канале или сайте.

Кроме того, врачи могут дистанционно получить дополнительное образование и узнать больше об инновационных зарубежных практиках в симуляционном центре, оснащенном оборудованием для создания максимально приближенных к реальным операциям условий. Например, роботы, которые используются в центре, выглядят практически как реальные пациенты. Врачи могут отрабатывать на них лапароскопические, кардиологические и другие операции, тренироваться вводить анестезию. При этом компьютеры, расположенные рядом, подсказывают специалисту, что делать дальше. После операции можно подвести итоги, посмотреть статистику своего прогресса и разобрать с преподавателем все действия и ошибки.

Еще один аппарат для отработки навыков, который можно найти в нашем центре, — симулятор по гистероскопии, но в дальнейшем его функционал планируется расширить. Скоро здесь смогут обучаться как гинекологи, так и урологи. У врачей есть возможность поработать в режиме однодневного стационара: потренировать несложные хирургические вмешательства. Важной частью обучения являются навыки командной работы, которым в симуляционном центре уделяется немалое внимание.

— Подготовка управленческих кадров для медицины — отдельное направление обучения. По каким стандартам в ММК будут готовиться специалисты в данной области?

— В российском здравоохранении изначально не было понимания того, что медицинским учреждением должен управлять человек, понимающий, как оно функционирует, и обладающий навыками проектного управления. Даже собрав под одной крышей лучших врачей, невозможно добиться максимально эффективной работы без грамотного управленца. ММК регулярно проводит образовательные курсы и интенсивы для руководящего персонала.

Международные эксперты, ведущие мастер-классов и семинаров, не просто делятся своим опытом выстраивания системы менеджмента качества, но и разбирают ситуацию в России, ее особенности, существующие кейсы и пути решения стоящих перед управленцами задач. Важно, что это не просто теория, а материал, проанализированный с точки зрения российских реалий. Это сделано для получения максимального результата от обучения и эффективного использования полученной информации на практике. Врач и пациент должны быть партнерами.


В 2015 году стартовала Всероссийская программа по подготовке и повышению квалификации управленцев, отвечающих за финансово-экономическую деятельность медицинских организаций. Ее целью стало повышение профессионального уровня управленческих кадров: главврачей и их заместителей, отвечающих за лекарственное обеспечение и финансово-экономическое управление.

В последние годы в России приоритетной становится новая концепция здравоохранения — 4Р-медицина. Она базируется на четырех принципах, начинающихся на букву Р:

  • prediction (предупреждение);
  • prevention (превентивность);
  • personalization (персонализация);
  • participation (вовлеченность пациента в процесс лечения).

Такая разная медицина

— Как врач, прошедший повышение квалификации в медкластере, сможет применить полученные навыки, вернувшись в «родную» больницу, оказывающую медпомощь по старинке?

— Регулярно складывается иная ситуация: есть качественное новое оборудование, но никто не умеет им пользоваться. Специалистов не готовят к работе с ним, и им проще работать старыми проверенными методами, чем тратить время на понимание устройства и функций того или иного аппарата.

Здесь вопрос не только в использовании новейшего оборудования, но и в самом подходе. В российских учреждениях плохо развита сервисная составляющая, нет понимания важности организации работы в соответствии с международными стандартами. С помощью четко определенных действий можно сделать работу персонала более эффективной и безопасной, а пациентам — предоставить возможность чувствовать себя комфортно в стенах больницы, что также влияет на скорость выздоровления. Возвращаясь в больницу после работы с иностранными врачами, знакомств с иначе выстроенными медицинскими процессами, специалисты будут передавать этот опыт своим коллегам, мотивировать на внедрение новых решений, потому что так работать удобнее и безопаснее.

— Медицина будущего подразумевает партисипативность пациентов. Насколько сложно будет изменить психологию российских врачей, привыкших к достаточно авторитарному стилю лечения?

— Да, партисипативность — важная часть 4P-медицины, основанной на индивидуальном подходе и максимальном участии в процессе лечения и врача, и пациента. Сегодня пациенты становятся всё более информированными благодаря интернет-технологиям, им уже недостаточно следовать авторитарным предписаниям доктора, а важно понять, почему лечение происходит именно таким образом. И здесь необходимо переходить к партнерской модели, когда врач обсуждает с пациентом возможные варианты лечения, и они уже вместе принимают решение.

В России пока тяжело внедряются составляющие 4Р-медицины. Врачи не могут представить пациента не в роли человека, который пришел за помощью и будет беспрекословно выполнять указания, а в роли партнера, с которым можно и нужно обсудить, как будет проходить лечение, сообщить, какие еще есть варианты и чем один лучше другого. Очень важно внести это в российское здравоохранение. За счет партисипативности и других составляющих 4Р-медицины повышается уровень доверия пациента к лечению, улучшения клинических исходов.

Мы и они

— Насколько зарубежным специалистам интересно работать в России? Есть ли у нас какой-то уникальный опыт, который зарубежные врачи могут здесь почерпнуть?

— Они с большим удовольствием приезжают в Россию. Во-первых, как и любым профессионалам, им важно знакомиться с опытом других стран, делиться своими знаниями и таким образом создавать более полную картину мира. Во-вторых, это желание помогать людям — то, что изначально и привело их в медицину. Возможность помогать большему количеству людей, обучать других врачей для достижения лучших результатов в лечении мотивирует специалистов регулярно посещать другие страны и обмениваться опытом с коллегами.

В России очень много талантливых врачей, чьи имена знают во всем мире. Они выполняют сложнейшие операции, добиваются уникальных результатов выживаемости и, безусловно, у них есть чему поучиться. Даже если говорить о среднестатистических российских врачах, это всё равно интересный опыт — взглянуть на другую систему здравоохранения не со стороны, а погрузиться в нее полностью, понять слабые и сильные места обеих систем.


Российские врачи, которые заслужили признание не только на родине, но и во всем мире

  • Леонид Михайлович Рошаль — педиатр, хирург, доктор медицинских наук, профессор, президент и директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии.
  • Александр Георгиевич Аганесов — травматолог-ортопед высшей категории, доктор медицинских наук, профессор. Возглавляет отделение хирургии позвоночника Российского научного центра хирургии имени академика Б. В. Петровского, основал первый в Москве курс вертебрологии ФППО ММА имени И. М. Сеченова. Первым в мире смог сшить позвоночник.
  • Ренат Сулейманович Акчурин — кардиохирург, заслуженный академик РАМН и РАН. Возглавляет отдел сердечно-сосудистой хирургии Института клинической кардиологии имени А. Л. Мясникова Российского кардиологического научно-производственного центра РАМН. Автор первых в мире методик по вопросам трансплантации сердца и комплекса сердце-легкие.
  • Маргарита Бениаминовна Аншина — вице-президент Российской ассоциации репродукции человека.
  • Лео Антонович Бокерия — кардиохирург, изобретатель, профессор, академик РАН и РАМН и член президиума РАМН. Главный кардиохирург Минздрава РФ и президент «Лиги здоровья нации».
  • Юлия Дмитриевна Вученович — акушер-гинеколог, заместитель главврача по акушерству и гинекологии Перинатального медицинского центра.
  • Сергей Владимирович Готье — хирург и трансплантолог, академик РАН, РАМН. Является директором Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова и главным трансплантологом Минздрава РФ.
  • Сергей Леонидович Дземешкевич — кардиохирург, доктор медицинских наук, профессор, автор 27 патентов и открытий, член правления Ассоциации сердечно-сосудистой хирургии России, директор Российского научного центра хирургии имени Б. В. Петровского РАМН.

— Как быть в том случае, если современные методы лечения, применяемые зарубежными специалистами, противоречат российскому законодательству?

— Если мы говорим о территории ММК, то благодаря федеральному закону № 160-ФЗ участники кластера могут использовать в своих клиниках препараты, не зарегистрированные в России. Здесь важно отметить, что участниками кластера могут стать только клиники из стран ОЭСР — развитых стран с очень высоким уровнем здравоохранения, где эффективность и безопасность используемых лекарственных средств тщательно проверяется.

Если говорить о применении в России препаратов, которых нет в других странах, нужно делать упор не на запрещенных лекарствах, а на средствах, эффективность которых не доказана. Если смотреть рейтинг препаратов по объему продаж в России, то практически все позиции в топе — лекарства, эффективность которых не доказана рандомизированными клиническими испытаниями. В Европе или США представить такую ситуацию невозможно.


По данным агентства DSM Group, в 2019 году в России активнее всего продавались препараты:

18,3% — для пищеварительного тракта и обмена веществ;

14,8% — для сердечно-сосудистой системы;

12,4% — для респираторной системы;

11,5% — для нервной системы;

8,4% — для костно-мышечной системы.

В 2018 году россияне больше всего покупали: «Нурофен», «Ксарелто», «Детралекс», «Кагоцел», «Конкор», «Кардиомагнил», «Ингавирин», «Актовегин», «Мирамистин», «Мексидол».


Загрузка...