;
Иннополис 1 мая 2020

Армен Бадалов, Schneider Electric, о важности автоматизации и модернизации промышленности и энергосистем для простых потребителей

Далее

Масштаб российского рынка IoT в 2018 году равняется $3,67 млрд. Аналитики IDC дают прогнозы инвестиций в оборудование для интернета вещей, ПО и услуги связи в виде роста на 18% до 2022 года. По оценкам IDC, в 2022 году суммарные затраты конечных потребителей IoT на российском рынке будут равны $7,61 млрд. Армен Бадалов, вице-президент по стратегическому направлению в развитии бизнеса Schneider Electric в России и СНГ, рассказал «Хайтеку» о том, кого должны нанимать технологические компании, нужно ли обращать внимание на студентов и сотрудничать с вузами, зачем им НИОКР в Иннополисе и том, почему их центральная миссия сейчас — помочь экологии.


Армен Бадалов — заместитель генерального директора по стратегии, инновациям и региональному развитию в России и СНГ. В 1997 году окончил Российский экономический университет имени Плеханова, в 2003 году получил степень MBA в Mendoza College of Business. С 2014 года — в Schneider Electric на позиции заместителя генерального директора по стратегии, инновациям и региональному развитию в России и СНГ.

Schneider Electric — мировой эксперт в управлении энергией и промышленной автоматизации. История Schneider Electric в России насчитывает больше 100 лет, а опыт работы с российским ТЭК — 40 лет. 160 тыс. сотрудников работают в Schneider Electric в 100 странах. Schneider Electric в России — это 9 тыс. сотрудников, 5 заводов, несколько логистических и инженерных центров, офисы в 35 крупнейших городах, центр НИОКР в области программного обеспечения в Сколково и Иннополисе. Инвестиции в России — более 1 млрд евро за последние 7 лет.

С 2014 года Schneider Electric — член Консультативного совета по иностранным инвестициям в России при Правительстве РФ.


Кадровый и производственный потенциал

— Как вы можете оценить процент российского персонала, занятого интеллектуальным трудом — разработчика нового продукта и непосредственно участвующих в НИОКР?

— В России сегодня зарождается множество перспективных технологических и наукоемких стартапов, из вузов выпускаются исключительные специалисты. У нас в стране много талантливых инженеров и разработчиков, научных работников, мне кажется, поэтому российских технических специалистов высоко оценивают во всем мире.

— Иностранный инвестор зачастую расценивает Россию как очередной рынок сбыта. Существуют ли программы локализации у Schneider Electric?

— Россия — страна уникальных технологий с колоссальными достижениями в промышленности и энергетике. Лично мы опираемся на долгосрочное стратегическое видение и смотрим дальше, чем на год или квартал.

На сегодняшний день в России у нас пять заводов, производящих продукцию со статусом «Сделано в России», и два центра НИОКР, направленные на локальную разработку программных решений. За последние пять лет мы инвестировали в локализацию более миллиарда евро.

Но мы локализуем только современные технологии. Другими словами, в России мы запускаем в производство новый продукт одновременно с его запуском на наших предприятиях в Европе или Азии. Вся локализованная продукция должна соответствовать как мировым, так и российским стандартам и требованиям. Этот же принцип применяется и к уровню организации самих производств — в России мы инвестируем значительные средства в техническое перевооружение наших заводов, повышаем их экологичность и энергоэффективность. В-третьих, мы очень требовательны к качеству продукции. Сейчас понимаем, что этого недостаточно, что надо не только привозить инновации в Россию, но и создавать их здесь.

Фото: Владислав Шатило / «Хайтек»

В случае с локализацией программных продуктов ситуация немного другая — нельзя перенести производство на территорию страны, чтобы ПО стало локализованным. Для этих целей мы запустили два центра НИОКР Schneider Electric — в Сколково и Иннополисе, — которые занимаются разработкой непосредственно российских программных продуктов, в дальнейшем идущих на экспорт.

В Сколково наша исследовательская площадка фокусируется на разработке и адаптации технологий в сфере цифровых подстанций и управления энергопотреблением, а также занимается адаптацией облачных решений совместно с крупнейшими российскими поставщиками облачных услуг.

В Иннополисе мы сделали ставку на новейшие цифровые технологии для нефтегазовой промышленности. Речь идет о разработках в области автоматизации, программного обеспечения и кибербезопасности производства. По этому направлению мы тесно сотрудничаем с ведущими игроками российского рынка информационной безопасности.

Сотрудничество с вузами формирует кадровый резерв

— А вы приглашаете учащихся энергетических вузов в подразделения Schneider Electric в России?

— Сотрудничество с университетами — это отдельное и крайне важное направление. Подобное партнерство существенно расширяет возможности компании в области подбора кадров.

Важно, чтобы выпускники выходили на работу, в том числе к нашим заказчикам, подготовленными, обученными работе с оборудованием. Студенты должны участвовать в реальных бизнес-проектах, выполняя поставленные цели и задачи под контролем опытных руководителей компании. Менторы же должны помогать студентам реализовать весь потенциал и выполнить задачи в срок. Это отличный способ получить первый опыт настоящей работы.

Причем компания готова брать студентов разных курсов и направлений. Конечно, если специалист уже знаком с нашими технологиями, ему будет проще адаптироваться. И у него будет больше мотивации работать в Schneider Electric, а не где-то еще. Кроме того, мы ищем таланты среди участников ежегодного международного конкурса решений бизнес-кейсов Go Green in the City, который создан для студентов инженерных и бизнес-специальностей. Молодые специалисты предлагают новые решения для энергетической отрасли, обеспечения эффективности и устойчивого развития.

Мы начинали с дотаций вузам, но постепенно пересмотрели этот подход. Теперь перешли на новый уровень взаимодействия — передаем учебным заведениям наши технологии и решения, совместно прорабатываем план учебной программы и возможность дальнейшего развития лаборатории силами университета.

Всё, что произведено в наших центрах компетенций, принадлежит вузам, это их интеллектуальная собственность. Продукт становится нашим только в случае, если мы изначально выступаем в роли заказчика. Вузы часто проявляют инициативу, а мы, в свою очередь, поддерживаем совместные исследовательские проекты.

Фото: Владислав Шатило / «Хайтек»

— Есть ли «заказ» на лучших студентов, окончивших вузы?

— На Schneider Electric работают более 8 тыс. человек. Очевидно, у них всех самое разное образование, они специализируются на разных направлениях. Нельзя сказать, что мы отдаем предпочтение каким-то конкретным учебным заведениям. Во время собеседования на любую позицию в компанию команда рекрутмента оценивает навыки и технические компетенции, например, знание определенной технологии.

Также важны потенциал и мотивация, основанные на подходе «Три A» — ability, agility, ambition (способность, ловкость, амбиции). Ability показывает, может ли сотрудник справиться с задачами на новой позиции; agility — насколько он «гибкий», сможет ли развить необходимые навыки; ambition — желание добиться того или иного результата. Если все компоненты присутствуют в одном человеке, то у него есть возможность построить карьеру внутри компании.

В отношении непосредственно технических специалистов есть две ключевые для нас специализации — распределение энергии и промышленная автоматизация. С одной стороны, я уверен, что инженер должен хорошо разбираться в каком-то одном направлении, с другой — очевидно, что в современном мире требуется многофункциональность. Происходит активная интеграция разных наук, поэтому возрастает потребность в специалистах, которые одинаково хорошо ориентируются и в технологическом процессе, и в информационных технологиях.

С точки зрения отраслевой принадлежности для нас приоритетными являются нефтегазовая, металлургическая, горнорудная, химическая и пищевая промышленности. Наши центры компетенций выстраиваются вокруг именно этих направлений.

Экология и ресурсосбережение

— Расскажите о технологиях, продуктах и сервисах, которые вы предлагаете сегодня заказчикам.

— Если рассматривать Schneider Electric, с точки зрения технологического подхода, то примерно 70% всех решений — это продукция для технологий IoT с возможностью дистанционного управления.

То же касается и подхода к потреблению электроэнергии. Во-первых, наши решения помогают уменьшить выбросы углекислого газа. Мы поставили перед собой задачу: за три года, с 2018-го по 2020-й, помочь заказчикам уменьшить выбросы углекислого газа на 120 млн тонн, и уже за 2018 год они сократились на 51 млн тонн. Все решения нацелены на повышение эффективности энергопотребления, они позволяют оптимизировать цикл энергопотребления за счет автоматизации.

Во-вторых, Schneider Electric стремится к декарбонизации. Наша цель — до 2020 года уменьшить этот показатель на наших производственных предприятиях на 80% от сегодняшнего, а к 2030 стать компанией с нейтральным уровнем эмиссии углерода.

Фото: Владислав Шатило / «Хайтек»

В целом компания сейчас работает в трех основных направлениях: первое — всё, что касается промышленной автоматизации; второе — передача и распределение энергии от электростанции до розетки; третье — работа с дата-центрами. Отдельно можно также упомянуть здания, в них задействованы все типы решений.

Решения, которые мы поставляем в Россию, не сильно отличаются от других стран. Конечно, есть специфические особенности — Россия долго фокусировалась на добывающей промышленности, поэтому долгое время более востребованными были решения для критически важных отраслей экономики страны, например, нефтегазового сектора и металлургии. Однако сегодня перед государством стоит задача более интенсивно развивать и другие отрасли, наращивать собственную базу и делать ее более конкурентоспособной на мировой арене. Без цифровизации и автоматизации это вряд ли получится. И мы должны способствовать трансформации России в игрока мирового масштаба. Наше ключевое решение — это комплексная архитектура EcoStruxure.

Она объединяет оборудование на объекте на всех уровнях. На нижнем уровне — подключаемое, например, щиты, расходомеры, датчики и прочее. Продукты и решения для сбора и обработки первичных данных — второй уровень. Третий — различные приложения и сервисы, которые оценивают все процессы на объекте и дают рекомендации по оптимизации работы. Это и есть воплощение концепции интернета вещей, позволяющее улучшить эффективность и безопасность работы предприятия или здания.

— Каких ценностей в компании вы придерживаетесь — и транслируете миру?

— Наша глобальная миссия — обеспечить доступ к энергии для людей во всем мире. Мы уверены, что это безусловное право каждого человека. В это трудно поверить, но в современном мире, где высокие технологии уже становятся частью нашей повседневной жизни, около миллиарда человек не имеют доступа к энергоресурсам. Мы разрабатываем и совершенствуем технологии, чтобы помочь людям справиться с этими проблемами.


Существует достаточно устойчивая связь между энергопотреблением и уровнем жизни в стране. Например, в США, Англии, Германии, Франции, Японии энергообеспеченность составляет более 5 тыс. кВт в год. В то время как в Индии и Кении — менее 30 кВт.


В первом полугодии 2019 года оборот по программе «Доступ к энергии» компании Schneider Electric увеличился в 1,42 раза по сравнению с результатами того же периода в 2017 году. Достигнуть таких результатов удалось в частности в Юго-Восточной Азии, где были распространены домашние солнечные системы (солнечные батареи для подачи электроэнергии в жилые дома), и в Западной Африке, где Schneider Electric распространяет учебные материалы в рамках проекта Европейского Союза «Women entrepreneurship in renewable energies» (Женское предпринимательство в возобновляемых источниках энергии).

Фото: Владислав Шатило / «Хайтек»

Также есть еще один острый вопрос — экология и благополучие нашей планеты. Schneider Electric видит будущее более электрическим, более цифровым, более «подключенным», в этом мире всё связано через информационные технологии. Мы видим мир гораздо более эффективным и экологически чистым. И работаем, чтобы это стало реальностью. Каждая индустрия стремится стать более эффективной и более цифровой. И наша задача — им помогать.

В настоящее время Schneider Electric в рамках инициативы Towards Zero Waste to Landfill (TZWL) активно развивает программы по обращению с отходами, инициируя переход от базовой переработки к продвинутым решениям по повторному использованию материалов и их сокращению в целом.

В планах к 2020 году перевести 200 предприятий на безотходное производство. В 2019 году этот показатель достиг 185 — в первом квартале к инициативе присоединились еще семь производственных площадок. Примером реализации инициативы служит предприятие Schneider Electric в Мексике, где совместно с поставщиками компания внедрила инновационный цикличный подход к логистике, который уже в этом году предотвратил появление более 800 тонн мусора, сократив тем самым фактическое образование отходов до менее чем 400 тонн.

Загрузка...