;
Партнерский материал 21 сентября 2020

В эпоху экосистем: как ИТ-гиганты превращаются в интерфейсы нашего быта

Главный тренд — все сервисы в одном месте — привел к тому, что ИТ-гиганты стали диверсифицировать свои источники дохода (или, по крайней мере, сферы деятельности), захватывая все новые сегменты, в том числе даже не свойственные им. Производители смартфонов занимаются благотворительностью, банки — доставкой еды, а крупнейший онлайн-ритейлер открывает сеть офлайн-магазинов, но без продавцов. Накануне очередной крупной конференции, но на этот раз российского Сбербанка, а не зарубежных Apple или Amazon, «Хайтек» проанализировал феномен экосистем и объяснил, почему растущие потребности клиентов приносят не только прибыль ИТ-корпорациям, но и доверие.

«Ваша прибыль — моя возможность для роста»

Интернет исчезает: звучит странно, но цифровая плотность среды сегодня настолько высока, что люди практически не ощущают присутствие диджитал-устройств и сервисов в своей жизни. Те, в свою очередь, стали настолько неотъемлемой частью быта и комфортной жизни, что любые неполадки или ограничения в сети (как бывает, когда госрегулятор пытается применять офлайн-методы контроля в онлайне) вызывают не только раздражение пользователей, но и миллионные убытки со всех сторон: корпораций, государства (как налогополучателя) и клиента, чей доход напрямую зависит от доступности услуг.

Бизнес-среда сегодня находится в авангарде цифровизации: на смену компаниям прошлого поколения приходят новые корпорации, строящие свои бизнес-модели по новым, диджитал-принципам. По словам профессоров MIT Питера Уэйла и Стефании Уорн, существует как минимум четыре бизнес-модели для организаций нового поколения. Различаются они близостью к пользователю, работой над созданием лучшего клиентского опыта, а также участием (или, напротив, неучастием) в экосистеме.


Экосистема, по версии MIT, это совокупность продуктов и услуг в непересекающихся вертикалях: мобильная связь, банкинг, фудтех, стриминг, e-commerce и так далее. В свою очередь, они получают выгоду от сетевого эффекта: единой клиентской базы, кросс-продаж, бренда и цифровых технологий. Рост цифровой плотности уже привел к тому, что доля экосистем превзошла традиционные индустрии: совокупная капитализация топа-10 экосистем мира (Apple, Amazon, Google и так далее) в три раза выше капитализации топа-10 нефтегазовых корпораций (BP, Shell и прочие).


Меняется и потребительская парадигма: пользователь теперь хочет получить все в одном месте, а если это возможно — то и одним нажатием в смартфоне. Наиболее отражающая такой подход бизнес-модель называется «драйвером экосистемы» и сочетает в себе полную интеграцию в экосистему и максимальную близость к пользователю.

Экосистемы легко масштабируются, не имея практически никаких физических ограничений, а самое главное — они успевают за «цифровым пользователем», которому свойственно «ветреное поведение»: «Сегодня я хочу это, а завтра — то». Так онлайн-компании начинают выходить в офлайн, чтобы удовлетворять нарастающие потребности и аппетиты акционеров, «захватывать» все больше сегментов экономики и занимать даже не свойственные себе индустрии. Огромный по масштабу финансовый резерв и доверие потребителей приводят к тому, что крупные ИТ-игроки (цифровые экосистемы) монополизируют целые отрасли, подчиняя свои бизнес-стратегии простой истине, которую озвучил бессменный СЕО Amazon Джефф Безос: «Ваша прибыль — возможность для моего роста».

Интерфейс быта: все в одной кнопке

Доминирование Amazon легко объясняется, если рассматривать ее не с точки зрения обычной компании (пусть даже крупной и глобальной), а с точки зрения коммерческой платформы, экосистемы, ставшей посредником между производителями самых разных товаров или услуг и конечными потребителями. А главный «фокус» Безоса в том, что по мере роста и расширения поглощать или нейтрализовать более традиционных посредников — обычные офлайн-магазины или супермаркеты. Другая сторона успеха Amazon: инвестиции и данные.

Главная цель — нейтрализовать всех конкурентов — даже если и приносит компании Безоса убытки в краткосрочном периоде, в итоге делает Amazon еще более всеприсутствующей. За счет анализа данных (их собирают с помощью различных программ, которые предлагаются пользователю в качестве выгодных подписок, условий и прочего) компания уже знает привычки своих потребителей, а значит, может быть на шаг впереди своих даже потенциальных конкурентов (у них же просто нет возможности и доступа к такому огромному массиву информации). По сути Amazon видит будущее — сервисы, которые, скорее всего, приглянутся их клиентам (или привлекут новых пользователей на платформу).

Еще одно направление Amazon — привлечение ритейлеров. Небольшие компании могут интегрироваться с платформой, продавать свои товары от своего имени, но внутри Amazon. Кажется, что ИТ-гигант таким образом дает возможность мелким компаниям делать свое дело. Обратная сторона такого сотрудничества — все те же данные, которые собирает платформа. В конечном итоге небольших игроков-ритейлеров просто вытесняют, потому что Amazon в состоянии удовлетворить все потребности их клиентов, а также предложить им что-то новое.


В конце августа 2020 года компания Amazon получила официальное разрешение на доставку посылок с помощью беспилотников. Таким образом, детище Безоса приобрело статус авиаперевозчика.

Несмотря на то, что разрешение FAA США не означает начало массовой доставки грузов по воздуху, это позволяет Amazon оказывать эту услугу на коммерческой основе.

Следующим важным этапом в коммерческой эксплуатации курьерских дронов будет доработка FAA правил воздушного движения для них, ожидающаяся до конца года. В частности будут конкретизированы требования к транспондерам и полетам над людьми.


Традиционная инвестиционная активность в этом случае великолепно сочетается с технологической подкованностью Amazon, позволяющей создавать и апгрейдить цифровую инфраструктуру для розничной торговли — как онлайн, так теперь уже и офлайн.

Если сравнивать платформу Джеффа Безоса с другими коммерческими площадками — Uber, Airbnb и Facebook, Amazon отличает впечатляющий разброс индустрий, которые платформа уже захватила (и даже частично монополизировала): облачные технологии, интернет-торговля, гик-платформа Amazon Mechanical Turk для поиска сотрудников на аутсорсе, диджитал-медиа, офлайн-ритейлинг и многое другое. А начинал Безос с торговли книгами, но кто это сейчас вспомнит?

Один из факторов успеха — интеграция софта и харда. Благодаря Kindle, Echo, Alexa и, собственно, Amazon.com компания создала такую глобальную потребительскую экосистему, что ее клиенты могут даже не смотреть на других игроков в мире розничной торговли.

Не просто банк

Накануне самой масштабной в истории Сбербанка конференции «СберКонф» 24 сентября 2020 года, в рамках которой банк планирует не только анонсировать полноценную трансформацию собственной экосистемы, но и представить несколько новинок и сервисов, в сеть попала информация, что компания «Сбердевайсы», входящая в экосистему банка, представит умную приставку с собственным голосовым помощником. Таким образом, Сбербанк официально войдет в число компаний, которые работают в индустрии интернета вещей и умных технологий, а на российском рынке появится новый конкурент «Алисы», «Маруси» и «Олега».

Новая телеприставка сможет управлять личными финансами с помощью голоса — версия такого ассистента в смартфонах позволяет клиентам банка совершать платежи, переводить деньги друг другу, менять ПИН-коды карт, проверять баланс счета, узнавать курсы валют и прочее.

Как пояснили источники, в устройстве появится функция управления жестами, с помощью которых пользователь сможет регулировать работу колонки, осуществлять навигацию по меню и выбирать контент.

Эксперты уже отметили, что устройств с полноценным голосовым ассистентом в таком форм-факторе, как будет у Сбербанка, на российском рынке нет, основное преимущество девайса — глубокая интеграция с телевизором и видеоизображением.

Над созданием собственной экосистемы Сбербанк работает уже в течение нескольких лет, поглощая других игроков в различных сегментах и предлагая при помощи коллабораций новые сервисы, которые до этого момента клиентам банка были недоступны.

По словам главы Сбербанка Германа Грефа, речь идет о создании вокруг человека очень удобной системы оказания спектра услуг, необходимых для его жизни. «Набор сервисов, который совершенно бесшовно, очень удобно для вас — с минимальными потерями времени, в очень высоком качестве и за маленькие деньги — может оказывать одна компания».

Есть у Сбербанка и свое видение безосской стратегии. В российском варианте она звучит так: «Ваша проблема — это наша возможность». При этом Герман Греф особо отмечает, что речь идет не о создании экосистемы для Сбербанка, а для его клиентов.

«Это система, где клиент является главным лицом и главным дирижером этой экосистемы. Мы являемся вторичными по отношению к клиенту. <…> Если мы видим, что у вас появилась какая-то проблема, то мы уже придумываем, как ее решить», — заявляет Греф.

Действительно, сегодня в активах Сбербанка целый спектр сервисов, которые в традиционном плане уже можно считать полноценной экосистемой, аналогов которой просто нет: «СберФуд», «СберМобайл», «СберАвто», «СберПрофайл», «СберМаркет», онлайн-кинотеатр Okko, корпоративный университет Сбербанка, интернет-издания Lenta.Ru, Gazeta.Ru, порталы Rambler, Afisha.Ru и прочие.

В ближайшие два года Сбербанк планирует нарастить свою прибыль от небанковских активов до 10% (сегодня это примерно 2-3%). Для сравнения, рыночная стоимость Netflix составляет почти половину от общей стоимости активов JPMorgan, хотя объемы их прибыли несравнимы. Поэтому для Сбербанка это не просто вопрос прибыли, это вопрос оценки стоимости компании.

За четыре года руководство Сбербанка инвестировало свыше $1 млрд в нефинансовые активы от онлайн-торговли до сервисов по набору персонала и оказанию медицинской помощи. Банк намерен развивать передовые технологии и идти в новые сферы, чтобы гарантировать успешное развитие компании в будущем.

«Мы хотим быть высокотехнологичной компанией, но с банковской лицензией», — отметил первый заместитель председателя правления банка Лев Хасис. Он также подчеркнул, что банк отличает исключительно консервативный подход к инвестированию, поэтому деньги вкладываются только в проверенные и перспективные активы.

От ноутбуков и смартфонов к благотворительности и интернету вещей

В 2019 году экосистема Apple App Store принесла экономике более $500 млрд. А исследование, проведенное независимыми экономистами из Analysis Group, показало, что крупнейшими источниками дохода стали приложения для мобильной коммерции, электронной продажи товаров и услуг, а также реклама в приложениях. По словам экспертов, бурная инновационная деятельность яблочной корпорации привела к тому, что в 175 странах мира полностью изменились способы обучения, работы и общений.

Прямые выплаты компании Apple разработчикам составили лишь малую долю огромной общей суммы доходов из различных источников, таких как прибыль от продажи физических товаров и услуг. Apple получает комиссию только за платежи, связанные с электронными товарами и услугами, поэтому более 85% общей суммы приходится на долю сторонних разработчиков и компаний всех размеров.

«Магазин App Store стал тем местом, где новаторы и мечтатели могут воплощать свои идеи в реальность, а пользователи могут находить надежные и безопасные инструменты для решения любых задач, — сказал Тим Кук, глава корпорации Apple. — В эти сложные и беспокойные времена магазин App Store предоставляет стабильные возможности для заработка, поддержания здоровья, самообразования и создания рабочих мест. Он помогает людям быстро адаптироваться к новым условиям меняющегося мира. Мы продолжим поддерживать всемирное сообщество App Store: от индивидуальных разработчиков почти во всех странах мира до крупных компаний с тысячами сотрудников. Все они ежедневно воплощают новые идеи, создают рабочие места и обеспечивают долгосрочный экономический рост».

Пандемия COVID‑19 и правила социального дистанцирования оказались только на руку ИТ-гиганту: люди стали больше времени проводить со своими мобильными устройствами, а приложения социальных сетей позволили людям оставаться на связи даже в условиях самоизоляции. Увеличился спрос на приложения по доставке продуктов питания, а спрос на приложения для тех сфер бизнеса, которые столкнулись с ограничениями или требуют личного взаимодействия, резко упал. Многие компании, работавшие офлайн, перешли на мобильную коммерцию, причем без альтернативной цифровой платформы многим из них пришлось бы закрыться.

Магазин App Store открылся в 2008 году. Сегодня это крупнейший и один из самых безопасных в мире магазинов приложений: в нем доступно почти 2 млн приложений, и каждую неделю его посещают полмиллиарда человек в 175 странах.

Одним из главных факторов успеха экосистемы Apple называют ее замкнутость: компания сама производит девайсы, сама разрабатывает ОС, а если в экосистеме появляется устройство (аксессуар) от стороннего бренда, то Apple обязательно его сертифицирует (гаджеты HomeKit, например).

Один из китайских ИТ-гигантов — Xiaomi, больше всего известный своими смартфонами, уже давно вышел за пределы своего традиционного сегмента. Помимо многочисленных устройств интернета вещей и работы в области исследований, науки и медицины, недавно корпорация объявила о своем вхождении в индустрию взаимопомощи. Платформа Xiaomi Huzhu, которую представили в июне 2020 года, позволяет своим подписчикам просить денежную помощь на лечение сложных и тяжелых заболеваний. Таким образом, Xiaomi составил конкуренцию другим технологическим компаниям Китая, уже запустившим свои краудфандинговые платформы.

Бизнес-процессами платформы управляет Xiaomi Finance, подразделение финансовых технологий вендора смартфонов. Кроме того, производитель смартфонов сделает платформу доступной через приложение и официальный аккаунт компании на WeChat.

По словам представителей компании, люди могут присоединяться к платформе без предоплаты и просить до 500 000 юаней ($70 647) на лечение тяжелых заболеваний, в том числе детских. Кроме того, участники смогут получать круглосуточную медицинскую консультацию в режиме реального времени семь дней в неделю.

В список заболеваний, которые будут одобрены для оказания помощи, попали 82 базовых диагноза и 10 серьезных. Однако пока неясно, какой доход платформа принесет компании, а также как скажется ее внедрение на сегмент интернет-услуг в Китае, который только в годовом исчислении вырос на 5,1% до 2,5 млрд юаней.

Корейская корпорация Samsung оставляет в центре своей экосистемы смартфоны, которые по-прежнему остаются флагманами и основными конкурентами для продукции Apple. Но в то же время Samsung делает множество самых разных устройств: планшеты, наушники, умные часы, телевизоры, на некоторых рынках еще представлены ноутбуки. Различные сервисы, виртуальная реальность, разработка приложений и визуального контента, акцент на создание фото- и видеопродуктов — все это элементы одной экосистемы Samsung. С каждым из устройств удобно взаимодействовать, используя всю линейку.

Со смартфона можно управлять часами, носимыми устройствами, наушниками, писать какие-то заметки, а затем продолжать над ними работать уже на планшете Samsung Galaxy Tab. При этом вся синхронизация бесшовная. У корейцев пока есть пробелы в диверсификации вертикалей, которые бы приносили им прибыль, но, судя по масштабному развитию корпорации, все новые и новые сервисы появятся уже скоро. Конкуренция экосистем обостряется, поэтому выигрывает тот, кто придет в незанятый сегмент первым.


Читайте также:

Ледник «Судного дня» оказался опаснее, чем думали ученые. Рассказываем главное

Появилось сразу два доказательства внеземной жизни. Одно на Венере, другое — неизвестно где

Гибридные автомобили опаснее для экологии, чем дизельные. Рассказываем главное

Загрузка...