;
Кейсы 14 октября 2020

Как устроен первый российский буткемп и как там готовят кодеров

Далее

Спрос на ИТ-специалистов растет: по данным портала hh.ru, с 2016 по 2018 годы доля таких вакансий увеличилась на 5,5%. Медианная зарплата ИТ-специалиста в крупных городах в 2018 году составляла 92 тыс. рублей, а программистам без опыта работы платили около 46 тыс. рублей. Основатель первого российского буткемпа Elbrus Георгий Бабаян рассказал «Хайтеку», как появилась идея открыть такую школу, как там проходит обучение и в чем плюсы и минусы подобного образования.

Георгий Бабаян — основатель первого российского буткемпа Elbrus. Родился в Москве. Закончил Экономико-статистический институт (сейчас часть Академии имени Плеханова) по специальности «Прикладная информатика в экономике». Занимался венчурным инвестированием и помощью стартапам. После поездки в США заинтересовался буткемпами и по возвращению в Россию открыл собственный буткемп Elbrus.


«Если в США говорят, что у тебя хорошая работа, это чаще всего означает, что работа плохая»

После окончания вуза Бабаян попробовал себя в венчурных инвестициях, но эта сфера оказалась ему не близка. Тогда в 2010 году он решил переключиться на сопровождение стартапов. Один из проектов (EasyDress) был связан с кейсом, который Бабаян с командой решал на онлайн-хакатоне Gagarin Capital. Идея стартапа заключалась в том, чтобы помочь потребителю точно понять размер одежды при онлайн-покупках на основании фото в социальных сетях. Анализом занимался искусственный интеллект.

Стартап не развился, потому что не хватило научно-исследовательской работы, были проблемы в технической части, надо было закапываться в B2B-продажи. Однако команда одержала победу в хакатоне, за что получила поездку в Кремниевую долину. Именно в США, выбирая образовательную программу, Георгий впервые услышал про буткемпы.


Буткемп — форма интенсивного очного обучения. Изначально использовалась военными, сейчас применяется для обучения программированию. Первый ИТ-буткемп появился в США в 2012 году. В 2018 году, по данным портала Course Resort, в США было 108 буткемпов, а их суммарный доход оценивался в $240 млн. В мире, по данным SwitchUp, сейчас уже почти 500 буткемпов.


Георгию понравилась такая форма обучения, и он поступил в один из самых старых буткемпов Америки — Dev Bootcamp. В него набирают студентов с нуля и делают разработчиков начального уровня. Программа состоит из 18 недель технической подготовки (3 этапа) и 7 дней — профессиональной. Сначала студенты изучают основы программирования на Ruby, затем знакомятся с передовыми технологиями и, наконец-то, создают веб-приложение.

Кроме того, такая поездка оказалась полезна для Георгия, прежде всего в плане жизненного опыта. «Ты наглядно видишь, что люди разные, у них разный менталитет», — говорит Бабаян и приводит пример: если в США говорят, что у тебя хорошая работа, это чаще всего означает, что работа плохая. А вот подробный рассказ о плюсах говорит о том, что работа действительно достойная.

Другой вывод, который он сделал: для достижения результата очень важно работать в команде и уметь слышать других. Если у кого-то проблемы, надо озвучивать их, потому что неоптимальное психологическое или физическое состояние одного человека негативно сказывается на результатах общей работы.

После возвращения в Россию и анализа ИТ-рынка Георгий понял, что у людей есть потребность в очень интенсивном обучении. Так появились курсы Elbrus, которые за полтора года прошло около 150 человек, и большинство из них успешно устроились по специальности в крупные компании — Сбербанк, Wildberries, OZON и другие.

Найти программиста

Во время работы над проектом стартапа Easydress Георгий обнаружил, что очень сложно найти квалифицированных программистов. «Я был уверен, что в стране много хороших специалистов, но оказалось, что это не так. Стало понятно, что есть потребность в людях, а у людей — учиться, начать программировать. Онлайн-курсов в России много, но интенсивов мало (есть хорошее высшее, да), поэтому возникло желание сделать здесь буткемп», — вспоминает Георгий.

«При современном темпе жизни потратить несколько лет на получение высшего образования — слишком большая роскошь, — говорит он. — К тому же, потребность во многих профессиях, например, бухгалтерах, сокращается, а потребность в программистах постоянно растет».

Георгий стал набирать людей в команду. Параллельно он общался с основателями буткемпов из других стран, чтобы узнать об их опыте. Один из программистов (потенциальных преподавателей), с которым Бабаян проводил собеседование, работал в «Альфа-Банке». Тогда Георгию пришла в голову идея вместе с этим членом команды провести на территории банка тестовый двухнедельный интенсив. При этом сотрудники корпорации могли пройти его бесплатно. Для студентов со стороны курс стоил 14 тыс. рублей.

В итоге на учебу пришли лишь те, кто за нее заплатил. Ни один человек, который мог пройти обучение бесплатно, этой возможностью не воспользовался. «Если человеку приходится платить за учебу, он начинает более ответственно к этому относиться», — говорит Бабаян.


Программистов в нашей стране готовят более 300 российских вузов и около 250 ссузов, есть школы программирования для старшеклассников. Также программированию можно научиться на курсах. Есть очные варианты обучения (филиалы школ, курсы при вузах или учебных центрах) и онлайн-обучение. Обучиться можно даже бесплатно, например, на курсах от Mail.ru Group, Яндекса и Сбербанка. В зависимости от объема знаний курсы длятся от нескольких недель до двух-трех лет.


После тестового курса стало понятно, что на рынке есть интерес к такому обучению, и 1 октября 2018 года начала работать школа Elbrus. В открытие было вложено около 4 млн рублей. Из них 2 млн — кредит в банке, еще 2 млн дали знакомые Бабаяна. Деньги пошли на аренду, зарплату и разработку программы. Через три месяца проект вышел в плюс, а через восемь Бабаян вернул стартовые инвестиции. Основной доход — это плата за обучение, выручка тратится на аренду, оборудование, зарплату сотрудникам и продвижение.

В первом наборе оказалось всего пять человек. «Искать людей для первых двух групп было самым сложным, потому что у нас не было положительных примеров результатов учебы», — говорит он. Программа была построена на основе той, по которой учился Георгий в Dev Bootcamp, первого преподавателя удалось найти только через три месяца, отказав 50 кандидатам, все вместе разработали и программу обучения. Для первых участников была предложена специальная схема оплаты: 20% они вносили сразу, а оставшиеся 80% — после трудоустройства. Начиная со второй группы, Бабаян перешел на 100% предоплату.

Учебный марафон

«Мы стараемся сделать так, чтобы человек получал тот результат, за которым пришел, — говорит Георгий. — Чтобы он после окончания школы мог работать программистом. Но для этого ему надо обязательно выполнять все задания и следовать нашим рекомендациям, само собой ничего не будет». Цель — чтобы не менее 80% выпускников после окончания курсов устраивались работать по специальности. По данным школы, сейчас 90% их выпускников находят работу в течении 1-1,5 месяцев после завершения курса.

Обучение состоит из четырех фаз. Нулевая фаза, во время которой студентам преподают верстку сайтов, проходит онлайн, остальные три — очно. Учебный день длинный — с 9 утра до 19 вечера по будням. В выходные занятий нет, но некоторые студенты изучают материал самостоятельно. Большая часть курса — это практика, теорию дает лишь необходимый базовый минимум. Умение писать коды учащиеся получают через практические задания, которые они выполняют с преподавателем, в паре или в команде.

Сейчас набор проходит раз в месяц, размер группы — 20–30 человек. Курс длится относительно недолго: 12 недель, но заканчивают обучение не все — из-за высокой интенсивности с нагрузкой справиться очень трудно. Есть и те, кто вынужден прекратить учебу по иным причинам, например, по семейным обстоятельствам. Если с начала обучения прошло меньше шести недель, студенту возвращают деньги. Кроме этого, во время учебы есть промежуточная аттестация. Если преподаватели видят, что студент не справляется и программа для него слишком сложная, ему предложат попробовать другой формат обучения в буткемпе: менее интенсивный, удаленно и другие варианты.


С 2009 по 2016 года количество ИТ-специалистов выросло на 44%. В России большинство из них работает в отечественных компаниях — на иностранные компании и компании с совместной собственностью приходится около 11% специалистов.

По данным Минкомсвязи, ежегодно из вузов выпускается примерно 25 тыс. ИТ-специалистов, из которых программистами являются около 60% (примерно 15 тыс. человек). При этом аналитики отмечают четырехкратный дефицит квалифицированных специалистов. Также примерно 10 тыс. человек каждый год уходят из профессии — по возрасту, меняют сферу деятельности или эмигрируют.

Концентрация айтишников по регионам неравномерна. Например, в 2016 году в Ингушетии и Чукотском АО было не больше 100 программистов, в то время как в Татарстане, Нижегородской, Свердловской, Тюменской областях и ряде других регионов их более 10 000 человек, а в Москве — более 122 тыс.

По данным опроса, 48% ИТ-специалистов рассматривают возможность переезда в другой регион страны, а у 16% уже есть такой опыт. Основные мотивы — увеличение заработной платы и карьерный рост. В качестве приоритетных направлений для эмиграции опрошенные называют США (13,5%), Германия (11,4%), Австралия (9,2%). Точных данных, сколько человек реально уехало в другую страну, нет. Но, например, Олег Тиньков рассказал, что за год 10 его сотрудников перебрались в Кремниевую долину.


В школе Бабаяна есть карьерный коучинг: студентам помогают составить резюме, учат проводить переговоры и договариваться о зарплате. Карьерный коуч тесно общается с компаниями-партнерами и договаривается о льготном трудоустройстве выпускников без прохождения начальных этапов отбора. Среди таких партнеров — ВТБ и OZON. Многие выпускники устраиваются самостоятельно — около 4% из них сейчас работают в Сбербанке, хотя никаких специальных соглашений между ним и Elbrus нет.

Обычно выпускников приглашают на позицию junior-разработчиков, но некоторые сразу занимают более высокие должности. Чаще всего студенты востребованы в банковском секторе и ритейле, следом идут небольшие стартапы и работа на аутсорсе.


По данным Росстата, в 2016 году в России было около 450 тыс. работников ИТ-специальностей. Чуть меньше 20% из них были заняты в государственном и муниципальном секторе, остальные — в негосударственных компаниях. При этом почти четверть из них работает в Москве, около 11% — в Петербурге.

Условно программистов можно разделить на три категории. Прикладные программисты занимаются прикладным ПО (игры, бухгалтерские программы, редакторы, ПО для систем видеонаблюдения, пожаротушения и тому подобное). Также они адаптируют существующие программы под нужды компании или пользователя. Такие специалисты могут состоять в штате организации или работать на аутсорсе.

Системные программисты работают с сетями и распределенными базами данных, создают сервисы для управления процессором и периферийными устройствами.

Веб-программисты пишут программную составляющую сайтов, создают динамические веб-страницы и веб-интерфейсы.

Зарплаты программистов зависят от разных факторов: региона, опыта, языка программирования, места работы. Если в Москве программисты в среднем получают от 100 тыс. рублей, а в крупных корпорациях (Яндекс, «Авито», «Касперский» и других) зарплата опытных специалистов может быть 200 тыс. рублей и более, то в регионах средняя зарплата программистов — 30–40 тыс. рублей.


«Пилоты» для корпораций

Во время учебы студенты создают программные продукты, решающие практические задачи. Например, приложение, которое позволяет записывать интервью. Большую часть упражнений придумывают преподаватели, но некоторые задания — реальные заказы от компаний, которые таким образом бесплатно и в короткие сроки получают прототип продукта. Опыт такого сотрудничества есть с BMW, банком «Открытие» и другими компаниями. При этом заказчиков заранее предупреждают, что продукт создают студенты, и он может быть «сырым».

Для биофака МГУ студенты Elbrus разработали базу, куда заносятся результаты научных исследований на крысах. «Например, крысе вводят условный аспирин, и у нее начинается приступ. Исследователи понимают: ага, аспирин крысе вводить не надо, нужны другие препараты. И все это заносится в одну базу», — объясняет Бабаян. Базы, с которыми работали в лаборатории, были написаны очень давно — еще в 90-е годы на MS-DOS, и на многих современных компьютерах даже не открывались. В Elbrus создали прототип новой программы, на которой сейчас работают в лаборатории.

По словам Георгия, в России конкурентов в формате буткемпов у него нет. Есть различные курсы программирования — и очные, и дистанционные. Но подобное интенсивное обучение профессии программиста проводит только Elbrus. У каждого формата есть свои плюсы и минусы. «Наше достоинство — короткие сроки и большой объем знаний, которые получают студенты. Минус — высокая цена (170–230 тыс. рублей) и интенсивность. Человек может сам выбрать, какой способ достижения цели ему больше подходит», — комментирует Бабаян.


Штат компании пока небольшой: восемь преподавателей, четыре человека занимаются маркетингом и продажами и несколько человек на аутсорсе. Если составлять портрет среднестатистического студента Elbrus — это будет мужчина 27–28 лет с высшим образованием и опытом работы, который хочет сменить профессию. Как правило, сюда приходят те, чья работа уже связана с компьютерами, но кому не хватает навыков написания кодов. Однако есть и студенты с совершенно не техническим бэкграундом: сомелье, моряк дальнего плавания, шахтер.

Большинство студентов местные, но есть и те, кто специально приезжает из других городов. Среди студентов не только россияне, но и люди из Украины, Белоруси, Казахстана. Также в Elbrus обучались венгр и англичанка, которые хорошо говорили по-русски. Пока это обязательное условие — обучение ведется на русском языке и приглашать англоязычных преподавателей Бабаян в ближайшее время не планирует.

Клиенты приходят в основном благодаря «сарафанному радио» — рекомендациям друзей, знакомых, бывших учеников. Еще часть людей узнают о буткемпе через соцсети или контекстную рекламу.

Всего за два года курсы закончили около 200 человек. Сначала школа была только в Москве, в феврале 2020 появилось представительство в Петербурге. Также в планах открыть школы в других городах и расширить учебную программу.


Читайте также:

В черных дырах могут быть вселенные. Рассказываем о новом открытии

На 3 день болезни большинство больных COVID-19 теряют обоняние и часто страдают насморком

На 3 день болезни большинство больных COVID-19 теряют обоняние и часто страдают насморком

Загрузка...