;
Кейсы 22 сентября 2021

Ученые-супергерои и жизнь тихоходок: самые интересные комиксы про науку

Далее

Сегодня комиксы изучают в университетах, в виде комиксов защищают диссертации, их используют как обучающий материал на школьных уроках. Рассказываем, какие есть научные комиксы и помогает ли такой формат лучше усваивать материал.

Современный комикс как часть западной массовой культуры расцвел в США в XX веке. Сначала это были непритязательные юмористические истории или рассказы о супергероях, которые печатались на дешевой бумаге, а их функция считалась исключительно развлекательной. Комиксы вообще тогда считались «низким» жанром. Из-за этого первая встреча науки и иллюстрированных романов прошла не очень удачно.

Наука против комиксов?

Психиатр Фредрик Вертам изучал преступную молодежь в Нью-Йорке в 1940-х годах, когда заметил, что многие из его пациентов читали дешевые комиксы, в которых было много насилия.

В своей популярной книге «Соблазнение невинных» (1954 год) Уэртам утверждал, что комиксы развращают молодых, восприимчивых читателей. Эти комментарии придали научную достоверность уже широко распространенному предубеждению против комиксов. Например, Стерлинг Норт писал в передовице для Chicago Daily News: «Плохо нарисованный, плохо написанный и плохо напечатанный комикс — огромное напряжение для юных глаз и юной нервной системы. Этот кошмар из бумажной бумаги действует как сильнейший стимулятор».

Психиатр Фредрик Вертам изучал преступную молодежь в Нью-Йорке в 1940-х годах, когда заметил, что многие из его пациентов читали дешевые комиксы, в которых было много насилия.

В своей популярной книге «Соблазнение невинных» (1954 год) Вертрам утверждал, что комиксы развращают молодых, восприимчивых читателей. Эти комментарии придали научную достоверность уже широко распространенному предубеждению против комиксов. Например, Стерлинг Норт писал в передовице для Chicago Daily News: «Плохо нарисованный, плохо написанный и плохо напечатанный комикс — огромное напряжение для юных глаз и юной нервной системы. Этот кошмар из бумажной бумаги действует как сильнейший стимулятор».

В последующие годы волна обеспокоенных родителей и педагогов объединилась, чтобы вовсе запретить их. Позже это привело к слушаниям в Подкомитете Сената США по преступности несовершеннолетних и учреждению Управления по кодексу комиксов, которое на десятилетия остановило рост и развитие индустрии. Эти события, которые часто называют преамбулой к рождению андеграундного «комикса» 1960-х и 1970-х годов, также помешали использованию комиксов в образовательной сфере.

Ошибка Вертама заключалась в том, что он уделял слишком много внимания содержанию комиксов (да, не самых поучительных историй), а не широкой привлекательности этого средства массовой информации. Будь он внимательней, то заметил бы, что в 1940-х и 1950-х годах их читала не только «преступная молодежь», но и почти все подростки, которые могли наскрести несколько центов на покупку. Вместо того, чтобы бояться комиксов и подавлять их распространение, ученым стоило попытаться понять, что же делает их такими привлекательными для юных читателей, и использовать эту информацию в своих интересах. Возможно, сегодня больше людей познали бы науку с помощью комиксов, а не через лабораторные демонстрации.

Все же некоторые преподаватели того времени, такие как У. Д. Соунс в The Journal of Educational Sociology, признали потенциал комиксов и выступили за их внедрение в классное обучение. Аналогичные идеи продвигали педагоги Джин Янг и Ник Сусанис. Однако их так и не услышали, и комиксы стали синонимами «историй о супергероях» и «детских развлечений». В лучшем случае их терпели, но часто не одобряли респектабельные взрослые — по крайней мере, в США (в Японии есть давние и богатые традиции образовательной манги). Если в комиксах и появлялись ученые, то это были суперзлодеи или их сумасшедшие помощники. Но позже ситуация изменилась.

После того, как такие графические романы, как «Маус» Арта Шпигельмана, «Палестина» Джо Сакко и «Персеполис» Марджан Сатрапи, доказали миру, что полуисторические комиксы могут успешно решать сложные проблемы, такие как история и политика, начали появляться первые комиксы в научных журналах.

Например, Science и Nature также начали экспериментировать в 2010-х с новым форматом. Так появился комикс «Общая теория относительности» Адриана Чо в Science, а также «Хрупкий каркас» Ричарда Монастерски и Ника Сусаниса в Nature.

Самые интересные комиксы про науку

В России тоже развивается комикс-культура. Например, в декабре 2018 года вышел сборник комиксов «Это точно» при участии Сколтеха. В его создании приняли участие 13 иллюстраторов. Каждая из нарисованных историй в сборнике основана на реальном исследовании, статья о котором либо уже напечатана в одном из ведущих научных журналов, либо готовится к публикации. Комиксы понятно и с юмором рассказывают об экспериментах и разработках в тех областях, к которым сегодня приковано внимание людей во всём мире. На примерах конкретных исследований в книге показана связь между научным знанием и реальной жизнью.

Если вы хоть раз искали то, что держали в руках, или забывали имя собеседника, едва его услышав, рекомендуем почитать комикс «Где мои очки и другие истории о нашей памяти». Психофизиолог и популяризатор науки Полина Кривых написала историю двух подруг, которые разбираются в когнитивной психологии. Они изучают работу мозга, знакомятся с экспериментами именитых ученых, ищут причины расстройств памяти и дают дельные советы для тренировки внутреннего хранилища. Автор иллюстраций — художница Марина Евланова.

Один из самых известных ученых-художников в России — Ольга Посух. Она работает в лаборатории геномики Института молекулярной и клеточной биологии в новосибирском Академгородке, а также рисует иллюстрации к своим и не только текстам. Один из самых известных комиксов Ольги — о «животных-супергероях» тихоходках, которые могут жить при рекордно высоких или низких температурах, давлении, радиации и восстановиться после десятидневного пребывания в открытом космосе.

Вообще, в России выпускается мало «местных» комиксов, но есть отдельные переводные серии, например «Образовательная манга», в которой есть такие выпуски, как «Линейная алгебра», «Дифференциальные уравнения», «Регрессионный анализ» и «Занимательная наука о питании». Также выходят отдельные истории вроде «Нейрокомикса» и биографии некоторых известных ученых.

Некоторые комиксы создают, чтобы популяризировать среди детей занятия наукой, показав образ крутого ученого. В США есть известная серия о суперученом Максе Аксиоме (Max Axiom, Super Scientist), выпущенная в 2007–2009 годах.

Наука и супергерои все-таки встречаются в комиксах, например в книге The Physics of Superheroes профессора физики и давнего поклонника комиксов Джеймса Какалиоса. В ней изучаются основные законы физики через призму супергеройских сил.

Нередко комиксы начинают рисовать сами ученые. Один из примеров — серия комиксов Dr. Scifun, которые придумал выпускник медицинской школы в Южной Корее Мин Сук Чанг. В свободное от преподавания анатомии время он рисовал картинки, чтобы сделать этот сложный предмет понятнее для студентов.

Математик из Гарварда — Ларри Гоник — стал широко известен как популярный писатель и автор комиксов. У него есть серия The Cartoon Guide, в которых рассказывается физике, биологии, статистике, химии и не только. Сборник про алгебру можно почитать на русском языке.

Еще одна интересная серия научных веб-комиксов — xkcd. В них художник и программист Рэндал Манро объясняет смысл математики, хранения данных, жизни, любви и всего остального. Комиксы передают сложные научные идеи с помощью ключевых идей и максимально простой рисовки.

Стоит обратить внимание и на Phd Comics — забавные истории о повседневной жизни студента из Стэнфордского университета и его типичных проблемах в учебе и не только. Кстати, из этой же серии знаменитая картинка с серией превращений, которую проходят новости об открытиях ученых на пути от научной лаборатории до умов читателей.

Комиксы работают?

Есть много аспектов, которые делают комиксы многообещающим инструментом для научного общения. Комиксы могут сочетать увлекательное повествование со структурой диаграмм, они позволяют путешествовать в далекие миры с вымышленными персонажами и объясняют абстрактные концепции с помощью метафор. Остается ответить на более фундаментальный вопрос: действительно ли комиксы улучшают обучение или взаимодействие с наукой?

Сложно ответить, да и эмпирических исследований образовательного эффекта комиксов гораздо меньше, чем самих графических романов про науку. Исследование 2011 года, проведенное Джеем Хослером показало, что при обучении студентов концепциям эволюционной биологии комикс «Оптические иллюзии» показал ту же эффективность, что и традиционный учебник. Кроме того, он привлек к курсу новых слушателей. О подобных эффектах также сообщали Эми Н. Шпигель и ее коллеги. В 2013 году они тестировали комиксы как способ вовлечь школьников в вирусологию. Подростки, которым давали научные комиксы, почти в пять раз чаще продолжали читать материалы о вирусах, чем подростки, которые читали аналогичное текстовое эссе. И снова эти эффекты были более выражены среди студентов с низкой научной идентичностью (то есть тех, кто не считает себя «человеком научного склада ума»).


Читать далее

Появился самолет с сочлененными крыльями и хвостом. Он может взлетать без разбега

Развитие ИИ достигло критической точки. Ученые просят взять технологии под контроль

Рыба-вампир использует оригинальный способ перемещения в воде

Загрузка...