;
Кейсы 30 марта 2022

«Люди вернутся не за деньгами или ипотеками, а ради задач»: как в России хотят остановить эмиграцию ИТ-специалистов

Далее

По оценкам Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), за последние несколько недель из России уехали 50–70 тыс. специалистов, которые работают в ИТ, причем в апреле, по их же оценкам, могут уехать еще 100 тыс. человек. На площадке ТАСС обсудили, как массовый отток кадров отразится на отрасли и как специалистов можно вернуть или удержать в стране. «Хайтек» собрал ключевые тезисы этой встречи.

Правительство России в ответ на отток специалистов внедрило масштабную программу поддержки ИТ-сферы. Власти надеются, что это поможет удержать часть специалистов в стране, убедит их не уезжать или вернуться. В пресс-центре ТАСС обсудили перспективы этих мер, замещение зарубежных программ российскими и разошлись в оценках количества ИТ-эмигрантов.

100 тыс. или доли процентов: сколько специалистов уехали из России?

По оценкам члена оперштаба по мерам поддержки ИТ-отрасли при Министерстве цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Ильи Массуха, ИТ-специалисты отличаются от остальных тем, что для разработки им нужны «ноутбук, голова и спокойствие». Поэтому такие волны отъезда были в начале и середине 2000-х. «Волна эмиграции действительно произошла, но из-за зарубежных корпораций, которые начали уходить с рынка и попытались забрать специалистов». Он отметил, что айтишник, который «работал в Google или IBM и теперь переехал в Ереван, Сербию или Литву, и так мало приносил пользы стране. Его переезд урона государству не принесет. Другое дело, если он работал на российскую компанию, но это происходит в очень маленьких масштабах — доли процентов». Массух считает, что удержать или вернуть их помогут меры правительства — он не ожидает следующего этапа эмиграции из-за «интересных проектов, которые появились в России».

Михаил Грибов, управляющий партнер ГК IT Expert, сослался на данные Минцифры — по их подсчетам, даже до массового оттока ИТ-сотрудников в стране не хватало 100 тыс. специалистов, а теперь уехало еще 50–100 тыс. человек. При этом, по данным «Хабр Карьеры», каждый третий ищет работу в зарубежной компании. «Проблема точно решаема — Министерство образования выделило 160 тыс. мест по ИТ-специалистам, причем 71% из них в регионах. Мы запускаем порядка 50 курсов, чтобы повысить квалификацию сотрудников — люди, которые остались без работы, могут переобучиться и найти работу».

Даже до массового оттока ИТ-сотрудников в стране не хватало 100 тыс. специалистов, а теперь уехало еще 50–100 тыс. человек

«Отток есть, цифры серьезные, и они только усилятся в апреле, мы должны это просто признать. Даже на онлайн-курсах резко повысился спрос на изучение английского для релокации, — отмечает генеральный директор HR-сервиса Skillaz Андрей Крылов. — Но айтишник и программист — человек очень тонкой душевной организации. Раньше можно было путешествовать и работать, но пандемия показала, что крупные задачи решать. Ребята, которые уехали, признали для себя, что они готовы взять только мелкие задачи, возможно, для иностранных компаний». Крылов ожидает возврата большого количества специалистов, но он возможен только при правильной постановки задачи — «не повторение иностранного продукта, а разработка своего, который может стать лидером в мире».

Перегретый рынок и дефицит специалистов

«Дефицит был и есть — он связан с объемом цифровой трансформации в России и в мире. Но раньше российская экономика покупала западный софт, который разрабатывали наши айтишники. Наконец, эта схема теперь рушится, — говорит основатель платформы Bidzaar Андрей Черногоров. — Уровень спроса и задач колоссальный — это должно удержать специалистов в первую очередь, много всего надо заместить и перестроить. Те меры, которые принимает оперштаб — важны, потому что они снимают эффект шока. У российских компаний есть интерес и драйв, тут можно поучаствовать в масштабных проектах, которые могут изменить мир, а не выполнять «официантские роли» в зарубежных корпорациях».

По его словам, кроме мер поддержки государства нужна инициатива со стороны крупных госкомпаний, которые сопротивляются внедрению российских продуктов. «Они ищут, как заказать западный софт, исключить себя из санкций, выторговать, но только не заказать напрямую у российского поставщика. Если кто и работает против российской ИТ-отрасли, — это российские заказчики». По его словам, ни одна из крупных российских государственных компаний не объявила о своих стратегиях замещения.

Ни одна из крупных российских государственных компаний не объявила о своих стратегиях замещения

Кто уезжает?

Черногоров считает, что из страны сейчас уезжают не разработчики, а технические специалисты, которые занимаются постановкой, контролем, тестированием и продвижением. «Разработчики не уезжают, кто хотел уехать, — сделал это за последние 10 лет. Но были перекуплены профессии вроде product-менеджера, которые быстро закончили какой-то модный курс и получали 300–400 тыс. рублей. Много компаний затыкали дыры ими, специалисты почувствовали свою востребованность на этом хайпе. Они думают, что в других странах будет такая же востребованность — не будет, там есть локальная специфика. И это не сотни тысяч уехавших, они меряются несколькими сотнями».

Не ипотека, а задачи: как сохранить специалистов

Крылов считает, что разработчики уже были на глобальном рынке труда, но ситуация их качнула в сторону отъезда. Вернуть их можно только «глобальными вызовами». «Это люди уже добились определенного уровня, не будут зарабатывать меньше, они могут из Костромы работать на Google и прекрасно жить. Но дальше решает уровень задачи — если он будет пытаться повторить западные решения, то это ему вряд ли понравится, но у нас есть сейчас возможность делать свой продукт, который ни на кого не смотрит и мы можем привлекать специалистов именно этим. Это огромный горизонт — люди вернутся не ради денег или ипотеки, а ради задач».

Россия не Иран: может ли российское ПО заменить иностранное?

По словам Массуха, во всех классах ПО есть «достойные российские аналоги». «Нас сравнивают с Ираном, но мы совсем другая страна, абсолютно самодостаточная ИТ-отрасль, которая мало зависит от зарубежных поставок и технологий. Просто в девяностые и нулевые было насаждение использования западных решений, а до 10-х было изменение в парадигме и считалось, что хороший айтишник — это „настройщик западного ПО“. Сейчас ситуация кардинально другая».


Читать далее

Ученые назвали первый признак, по которому надо искать внеземную жизнь

Потенциально опасный астероид приблизится к Земле ко Дню дураков

Генетики победили аллергию на кошек с помощью CRISPR