;
Кейсы 28 июня 2022

Вакцины не было 35 лет: почему «инфекцию-убийцу» малярию не удается победить

Далее

Сложная биология паразита сыграла свою роль, но эксперты говорят, что медицинскому сообществу не хватало срочности и финансирования. «Хайтек» объясняет, почему человечество до сих пор не победило малярию.

Вакцины против COVID-19 удалось сделать почти за год, а вот одобренную ВОЗ прививку против малярии ждали целых 35 лет. 


Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) впервые одобрила вакцину против малярии в октябре 2021 года. «Это исторический момент», — сказал в своем заявлении генеральный директор ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус.

Вакцина получила название RTS,S. Ее разработчики обещали, что у полностью вакцинированных детей на 30% снизится заболеваемость в тяжелой форме. В 2020 году исследовательская группа подсчитала, что ежегодно вакцина может предотвращать от 3 до 10 млн случаев болезни и спасать от 14 000 до 51 000 жизней маленьких детей.

Но во время всеобщего торжества упустили одну важную деталь — основному ингредиенту вакцины от малярии на самом деле было почти 35 лет. Исследователи еще с конца 1990-х годов знали, что эта формула была эффективна для защиты от инфекции.

Почему вакцину делали так долго?

Появляется вопрос, почему вакцина от главной инфекции-убийцы — малярии — создавалась так долго? По словам исследователей, участвовавших в разработке RTS, S, сложная биология паразита сыграла роль. Также во время ее производства было недостаточно финансирования. Это затрудняло логистику исследовательских испытаний на каждом этапе.

Люди, которые страдают от малярии, «они не европейцы, они не австралийцы, они бедные африканские дети», — сказала Эшли Биркетт, директор инициативы по вакцинации против малярии в PATH, некоммерческой глобальной организации здравоохранения. «К сожалению, я думаю, мы должны признать, что это одна из причин отсутствия срочности», — сказала она.

Исследователи искали вакцину от малярии с конца 1960-х годов. В 1980 году они идентифицировали белок, которым почти полностью покрыт паразит — речь идет о циркумспорозоитном белке. Исследователи поняли, что вакцина, направленная против этого белка, может обеспечить иммунитет. 

После того, как в 1984 году правительственные исследователи США секвенировали ген этого белка, военные попросили их разработать вакцину от малярии, чтобы защитить военнослужащих за рубежом. Затем правительственные чиновники обратились за помощью к Smith, Kline & French, компании-предшественнице фармацевтического гиганта GlaxoSmithKline.

Какие были сложности с вакциной от малярии?

Эксперты отмечают, что эта работа была очень непростой. Малярийный паразит имеет сложный жизненный цикл, состоящий, по крайней мере, из трех различных стадий. Когда он попадает в организм человека, то буквально полностью эволюционирует, рассказал Лод Шуерман, представитель глобальной программы вакцинации GSK. 

Если разработать вакцину для определенной стадии, то это остановит паразита только на время. Более того, базовых инструментов, которые исследователи используют сегодня для ускорения разработки вакцин, в 90-х годах еще не существовало.

Ученые несколько десятков раз прививали людей вакциной на основе циркумспорозоитного белка, но все попытки потерпели неудачу. Исключением была RTS,S. В конце 1980-х и начале 1990-х годов команда ученых продвинулась вперед, и исследование 1998 года в Гамбии с участием 250 мужчин показало, что вакцина предотвратила 34% случаев заражения.

Если RTS,S уже давно существовала, то почему ее так долго не применяли?

Тем не менее внимание к вакцине было вызвано скорее интеллектуальным интересом, чем желанием как можно скорее помочь заболевшим. Малярия не рассматривалась как проблема общественного здравоохранения. 

Как рассказали люди, участвовавшие в разработке вакцины, дальше предстояли только трудности, связанные с тестированием вакцины, которая не имеет коммерческого рынка. 

Когда производители вакцин начали проводить испытания в африканских странах, они поняли, что это очень сложная задача. Например, было много логистических проблем и не было подходящих условий для проведения лабораторных исследований. 

Испытания I и II фазы, которые оценивают безопасность и эффективность вакцины, проводили сначала на взрослых, затем на детях старшего возраста и, наконец, на самых маленьких. Также нужно было оптимизировать дозировку для каждой возрастной группы с учетом побочных эффектов. Весь этот процесс занял около 10 лет.

Результаты испытаний II фазы были успешными, младенцы начали заражаться реже на 65,9% по сравнению с контрольной группой. Это привело к проведению испытаний III фазы, которые начались только в 2009 году. 

Испытания III фазы проходили с 2009 по 2014 год в семи странах Африки к югу от Сахары. В них приняли участие более 15 000 детей. И результаты были многообещающими — настолько, что компания GSK начала готовить предприятие для производства. 

Все пришлось начать заново. Почему?

Но в октябре 2015 года ВОЗ провел обзор данных о результатах III фазы. Выяснилось, что вакцинированные дети чаще болели менингитом, чем в контрольная группа. Также среди вакцинированных девочек выросла смертность, хотя было не до конца ясно, связано ли это с прививкой. Чтобы решить эти проблемы и протестировать вакцину в более расширенных условиях, ВОЗ попросила провести еще более масштабное испытание. 

Сегодня большинство исследователей сходятся на том, что дополнительное исследование было оправдано. Важно было исключить любые потенциальные проблемы с безопасностью, сказал Вонгани Ньянгулу, врач, возглавляющий исследовательский центр фазы IV на юге Малави.

В конечном итоге вакцину протестировали на 900 000 детей в Гане, Малави и Кении. В октябре 2021 года ВОЗ рассмотрела результаты работы и рекомендовала вакцину для широкого применения в районах с умеренным или высоким уровнем передачи малярии. Спустя более 20 лет после первых успехов в разработке вакцины, RTS,S была готова к массовому применению.

Врачи по всему миру обратили внимание на серьезное различие в отношении к COVID-19 и малярии.

«Если бы на разработку вакцины против малярии были направлены те же ресурсы, что и в случае с COVID-19, то малярию можно было бы искоренить», — написала Дамарис Матоке-Мухиа, ученый из Кенийского медицинского исследовательского института. Она отметила она, малярия убивала в Африке больше людей, чем COVID-19.

Читать далее:

Космический зонд пролетел в 200 км от Меркурия. Посмотрите, что он увидел

Китайский шлем для «чтения мыслей» бьет тревогу, когда человек видит порноконтент

Опасный грибок может размножаться половым путем, создавая резистентные штаммы