Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Apple против FBI

Битва между Apple и ФБР о праве доступа к зашифрованной информации обострила дебаты о защите данных, которые ведутся уже десятки лет. Криптография некогда находилась под контролем государства и служила военным и дипломатическим целям. Но в 1970-е годы Уитфилд Диффи придумал новую систему шифрования, которая ознаменовала начало «криптографических войн». Он и еще трое экспертов высказали свое мнение о размолвке Apple и ФБР.

Уитфилд Диффи

"Если взглянуть на Министерство обороны США, оно очень большое, но очень централизованное. Если вы военный, и вам надо поговорить с кем-то из другого департамента по секрету, вам выдадут ключ, и каждое утро вы будете получать новый по телетайпу, телефону или как-либо еще.

Но интернет предназначен не только для общения с друзьями. Он предназначен для общения всех со всеми. До тех пор, пока у вас нет открытого криптографического ключа, у вас нет способа получить его в момент начала защищенного общения.

АНБ безуспешно пыталось ограничить доступ к разработкам Диффи.

Этим и занимаются постоянно браузеры с сайтами. Amazon, eBay, все торговые точки интернета шифруют по крайней мере часть трафика, по меньшей мере платежи.

Агентство национальной безопасности отреагировало как любая другая компания, которая долгое время обладала монополией на рынок. Внезапно кто-то зашел на ее территорию. И она пытается вернуть себе этот рынок«.

Сьюзан Ландау

«АНБ говорит: „Погодите-ка, это должно быть засекречено“. Они привыкли быть единственными, кто занимается шифрованием. Они не хотят, чтобы конкуренты разрабатывали алгоритмы, которые им придется с трудом взламывать. Они хотят хранить ключи от царства.

В 1990-е контроль над шифрованием был очень странным, потому что это был контроль над экспортом. Если ты хотел экспортировать компьютер или коммуникационное устройство с криптографией, тебе нужно было разрешение от правительства.

Продавцам оборудования не хотелось ждать его месяцами, поэтому они решали не использовать серьезное шифрование в своих устройствах. В результате ни дома, ни за рубежом не было надежного шифра.

В 2000 правительство США ослабило контроль над экспортом устройств с надежной криптографией. Казалось, что частный сектор победил».

Алан Вудвард

«В начале 2000-х расшифровка усложнилась. Раньше у правительства была возможность расшифровать то, что было плохо зашифровано. Можно было поставить задачу суперкомпьютеру и перепробовать все возможные ключи, пока сообщение не будет взломано».

Затем ситуация усложнилась. Число сообщений резко возросло, а шифрование стало более надежным. И с тех пор эволюция продолжается. "И становится всё хуже, потому что увеличивается число технологий, основанных на шифровании, когда можно оставаться анонимным, полностью скрытым.

Правительства поняли, что с этим ничего не поделать ни технически, ни юридически. Так что единственное, что остается, это подобраться к информации пока она еще не зашифрована или когда она уже расшифрована.

Они поняли, что им нужно более тесно работать с провайдерами, потому что именно они владели инфраструктурой. Они управляли ей. А не правительственные агентства или телекоммуникационные компании.

У них были очень хорошие отношения. Microsoft изготовила программу Coffee, которая была только у правительства и правоохранительных органов. Это судебный инструмент, позволяющий анализировать систему Windows.

Правительство могло, имея права на авторизацию, войти в любой сервис сообщений и в любую беседу, просмотреть архив в незашифрованном виде.

Всё это изменилось, когда через Эдварда Сноудена произошла утечка информации".

Джефф Ларсон

"Когда вы заходите в свой банк, или Twitter, или Facebook, ваш браузер общается с этими серверами на, так называемом, TLS, то есть шифровании, защищающем конфиденциальность трафика.

Разведывательные агентства — не только АНБ, но и в Канаде, Австралии и Новой Зеландии — потратили 10 лет и несчетные миллиарды долларов на попытки взлома этих фундаментальных технологий шифрования.

Мне кажется, произошло прозрение у части частных компаний, что важно сохранять конфиденциальность данных своих пользователей.

Многих в сфере технологий откровения Эдварда Сноудена разозлили.

Apple увидела разоблачения обмана разведслужб и правоохранительных органов (в публикациях Сноудена) и создало телефон, который сложнее взломать, потому что компания хотела повысить безопасность своих клиентов. Я в это верю.

Дело Apple непростое. Я вижу аргументы с обеих сторон. Я вижу, что ФБР хочет получить доступ к информации, и я также вижу, что Apple должна защищать конфиденциальность данных своих клиентов.

Надеюсь, мы придем к итогу, который будет более открытым и прозрачным. Я хочу сказать, что рад, что эта битва происходит публично, что мы можем наблюдать открытые дебаты".

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
Тренды
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
Идеи
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Кейсы
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды
Кейсы
Роман Нестер, Segmento: я верю корпорациям больше, чем маленьким компаниям
Суперагенты в недвижимости: как блокчейн и большие данные заменяют риелторов
Тренды
СМИ будущего: вертикальные видео, новости по запросу и смерть сайтов
Тренды
Тренды
Колонизация отменяется: почему терраформирование невозможно на Марсе
Сет Стивенс-Давидовиц: у людей гораздо больше непристойных и скверных мыслей, чем мы думали
Мнения
Умные города подвергают своих жителей опасности из-за датчиков освещения и радиации
Тренды
Геронтолог Обри ди Грей: жизнь длиной в тысячу лет — это побочный эффект поиска вечного здоровья
Мнения
Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды