Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Apple против FBI

Битва между Apple и ФБР о праве доступа к зашифрованной информации обострила дебаты о защите данных, которые ведутся уже десятки лет. Криптография некогда находилась под контролем государства и служила военным и дипломатическим целям. Но в 1970-е годы Уитфилд Диффи придумал новую систему шифрования, которая ознаменовала начало «криптографических войн». Он и еще трое экспертов высказали свое мнение о размолвке Apple и ФБР.

Уитфилд Диффи

"Если взглянуть на Министерство обороны США, оно очень большое, но очень централизованное. Если вы военный, и вам надо поговорить с кем-то из другого департамента по секрету, вам выдадут ключ, и каждое утро вы будете получать новый по телетайпу, телефону или как-либо еще.

Но интернет предназначен не только для общения с друзьями. Он предназначен для общения всех со всеми. До тех пор, пока у вас нет открытого криптографического ключа, у вас нет способа получить его в момент начала защищенного общения.

АНБ безуспешно пыталось ограничить доступ к разработкам Диффи.

Этим и занимаются постоянно браузеры с сайтами. Amazon, eBay, все торговые точки интернета шифруют по крайней мере часть трафика, по меньшей мере платежи.

Агентство национальной безопасности отреагировало как любая другая компания, которая долгое время обладала монополией на рынок. Внезапно кто-то зашел на ее территорию. И она пытается вернуть себе этот рынок«.

Сьюзан Ландау

«АНБ говорит: „Погодите-ка, это должно быть засекречено“. Они привыкли быть единственными, кто занимается шифрованием. Они не хотят, чтобы конкуренты разрабатывали алгоритмы, которые им придется с трудом взламывать. Они хотят хранить ключи от царства.

В 1990-е контроль над шифрованием был очень странным, потому что это был контроль над экспортом. Если ты хотел экспортировать компьютер или коммуникационное устройство с криптографией, тебе нужно было разрешение от правительства.

Продавцам оборудования не хотелось ждать его месяцами, поэтому они решали не использовать серьезное шифрование в своих устройствах. В результате ни дома, ни за рубежом не было надежного шифра.

В 2000 правительство США ослабило контроль над экспортом устройств с надежной криптографией. Казалось, что частный сектор победил».

Алан Вудвард

«В начале 2000-х расшифровка усложнилась. Раньше у правительства была возможность расшифровать то, что было плохо зашифровано. Можно было поставить задачу суперкомпьютеру и перепробовать все возможные ключи, пока сообщение не будет взломано».

Затем ситуация усложнилась. Число сообщений резко возросло, а шифрование стало более надежным. И с тех пор эволюция продолжается. "И становится всё хуже, потому что увеличивается число технологий, основанных на шифровании, когда можно оставаться анонимным, полностью скрытым.

Правительства поняли, что с этим ничего не поделать ни технически, ни юридически. Так что единственное, что остается, это подобраться к информации пока она еще не зашифрована или когда она уже расшифрована.

Они поняли, что им нужно более тесно работать с провайдерами, потому что именно они владели инфраструктурой. Они управляли ей. А не правительственные агентства или телекоммуникационные компании.

У них были очень хорошие отношения. Microsoft изготовила программу Coffee, которая была только у правительства и правоохранительных органов. Это судебный инструмент, позволяющий анализировать систему Windows.

Правительство могло, имея права на авторизацию, войти в любой сервис сообщений и в любую беседу, просмотреть архив в незашифрованном виде.

Всё это изменилось, когда через Эдварда Сноудена произошла утечка информации".

Джефф Ларсон

"Когда вы заходите в свой банк, или Twitter, или Facebook, ваш браузер общается с этими серверами на, так называемом, TLS, то есть шифровании, защищающем конфиденциальность трафика.

Разведывательные агентства — не только АНБ, но и в Канаде, Австралии и Новой Зеландии — потратили 10 лет и несчетные миллиарды долларов на попытки взлома этих фундаментальных технологий шифрования.

Мне кажется, произошло прозрение у части частных компаний, что важно сохранять конфиденциальность данных своих пользователей.

Многих в сфере технологий откровения Эдварда Сноудена разозлили.

Apple увидела разоблачения обмана разведслужб и правоохранительных органов (в публикациях Сноудена) и создало телефон, который сложнее взломать, потому что компания хотела повысить безопасность своих клиентов. Я в это верю.

Дело Apple непростое. Я вижу аргументы с обеих сторон. Я вижу, что ФБР хочет получить доступ к информации, и я также вижу, что Apple должна защищать конфиденциальность данных своих клиентов.

Надеюсь, мы придем к итогу, который будет более открытым и прозрачным. Я хочу сказать, что рад, что эта битва происходит публично, что мы можем наблюдать открытые дебаты".

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Facebook снова разрабатывает спутники для раздачи интернета из космоса
Тренды
Децентрализованная альтернатива YouTube запустится в октябре
Тренды
Ученые представили датчик, который определяет уровень гормона стресса через пот
Тренды
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
Умный дом
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Тренды
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
«Надежнее золота»: блокчейн в цифрах
Блокчейн
Бас Лансдорп, Mars One: «Моя жена отдала бы все, чтобы не лететь на Марс»
Полет на Марс
Как big data, блокчейн и 3D-печать сделали пищу полезнее
Мнения
Томас Циммерман, IBM, — о том, как остановить конец света, спасая планктон
Тренды
Без Siri, Алисы и «Окей, Google»: как и зачем нас подслушивают собственные телефоны
Тренды
Шрада Агарвал, Outcome Health: «Когда человек знает о своей болезни, от этого выигрывает и он, и фарма»
Мнения
Тренды
«Дорогая, я ухожу от тебя к роботу!»: заменят ли секс-андроиды реальные отношения?
7 правил для начинающих и разумных блокчейн-инвесторов
ICO
Четвертая революция: как интернет вещей изменит промышленность и нефтедобычу
Тренды
Не витайте в «облаках»: как провайдеры обманывают доверчивых клиентов
Мнения
Тренды
Когда мы начнем летать на автомобилях в городе?
Как в Россию проникают технологии: интернет-рестораны, маникюр на дому и «умное» страхование
Кейсы
Гендиректор Uber Дара Хосровшахи: «Автомобили должны ездить в трех измерениях»
Мнения
Олег Бабкин: «Системных администраторов никто не обучает, обучают только разработчиков»
Мнения
«Чтобы создать новое лекарство, нужно 10–12 лет и миллиард долларов»
Мнения