Мнения

Эксперты-криптографы о ссоре Apple и ФБР

Далее

Битва между Apple и ФБР о праве доступа к зашифрованной информации обострила дебаты о защите данных, которые ведутся уже десятки лет. Криптография некогда находилась под контролем государства и служила военным и дипломатическим целям. Но в 1970-е годы Уитфилд Диффи придумал новую систему шифрования, которая ознаменовала начало “криптографических войн”. Он и еще трое экспертов высказали свое мнение о размолвке Apple и ФБР.

Уитфилд Диффи

«Если взглянуть на Министерство обороны США, оно очень большое, но очень централизованное. Если вы военный, и вам надо поговорить с кем-то из другого департамента по секрету, вам выдадут ключ, и каждое утро вы будете получать новый по телетайпу, телефону или как-либо еще.

Но интернет предназначен не только для общения с друзьями. Он предназначен для общения всех со всеми. До тех пор, пока у вас нет открытого криптографического ключа, у вас нет способа получить его в момент начала защищенного общения.

АНБ безуспешно пыталось ограничить доступ к разработкам Диффи.

Этим и занимаются постоянно браузеры с сайтами. Amazon, eBay, все торговые точки интернета шифруют по крайней мере часть трафика, по меньшей мере платежи.

Агентство национальной безопасности отреагировало как любая другая компания, которая долгое время обладала монополией на рынок. Внезапно кто-то зашел на ее территорию. И она пытается вернуть себе этот рынок«.

Сьюзан Ландау

«АНБ говорит: „Погодите-ка, это должно быть засекречено“. Они привыкли быть единственными, кто занимается шифрованием. Они не хотят, чтобы конкуренты разрабатывали алгоритмы, которые им придется с трудом взламывать. Они хотят хранить ключи от царства.

В 1990-е контроль над шифрованием был очень странным, потому что это был контроль над экспортом. Если ты хотел экспортировать компьютер или коммуникационное устройство с криптографией, тебе нужно было разрешение от правительства.

Продавцам оборудования не хотелось ждать его месяцами, поэтому они решали не использовать серьезное шифрование в своих устройствах. В результате ни дома, ни за рубежом не было надежного шифра.

В 2000 правительство США ослабило контроль над экспортом устройств с надежной криптографией. Казалось, что частный сектор победил».

Алан Вудвард

«В начале 2000-х расшифровка усложнилась. Раньше у правительства была возможность расшифровать то, что было плохо зашифровано. Можно было поставить задачу суперкомпьютеру и перепробовать все возможные ключи, пока сообщение не будет взломано».

Затем ситуация усложнилась. Число сообщений резко возросло, а шифрование стало более надежным. И с тех пор эволюция продолжается. «И становится всё хуже, потому что увеличивается число технологий, основанных на шифровании, когда можно оставаться анонимным, полностью скрытым.

Правительства поняли, что с этим ничего не поделать ни технически, ни юридически. Так что единственное, что остается, это подобраться к информации пока она еще не зашифрована или когда она уже расшифрована.

Они поняли, что им нужно более тесно работать с провайдерами, потому что именно они владели инфраструктурой. Они управляли ей. А не правительственные агентства или телекоммуникационные компании.

У них были очень хорошие отношения. Microsoft изготовила программу Coffee, которая была только у правительства и правоохранительных органов. Это судебный инструмент, позволяющий анализировать систему Windows.

Правительство могло, имея права на авторизацию, войти в любой сервис сообщений и в любую беседу, просмотреть архив в незашифрованном виде.

Всё это изменилось, когда через Эдварда Сноудена произошла утечка информации».

Джефф Ларсон

«Когда вы заходите в свой банк, или Twitter, или Facebook, ваш браузер общается с этими серверами на, так называемом, TLS, то есть шифровании, защищающем конфиденциальность трафика.

Разведывательные агентства — не только АНБ, но и в Канаде, Австралии и Новой Зеландии — потратили 10 лет и несчетные миллиарды долларов на попытки взлома этих фундаментальных технологий шифрования.

Мне кажется, произошло прозрение у части частных компаний, что важно сохранять конфиденциальность данных своих пользователей.

Многих в сфере технологий откровения Эдварда Сноудена разозлили.

Apple увидела разоблачения обмана разведслужб и правоохранительных органов (в публикациях Сноудена) и создало телефон, который сложнее взломать, потому что компания хотела повысить безопасность своих клиентов. Я в это верю.

Дело Apple непростое. Я вижу аргументы с обеих сторон. Я вижу, что ФБР хочет получить доступ к информации, и я также вижу, что Apple должна защищать конфиденциальность данных своих клиентов.

Надеюсь, мы придем к итогу, который будет более открытым и прозрачным. Я хочу сказать, что рад, что эта битва происходит публично, что мы можем наблюдать открытые дебаты».

Загрузка...