Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Робототехника

The Guardian обстоятельно доказывает, как технологии проникают в сферу журналистики и пишут практически все — от спортивных комментариев до некрологов, причем так, что их материалы едва можно отличить от работ профессиональных журналистов.

Исследование, проведенное Оксфордским университетом, показало, что журналистика — одна из наименее уязвимых областей для автоматизации. Однако уже сегодня роботы и алгоритмы публикуют финансовые отчеты, пишут спортивные комментарии, создают кричащие заголовки и миллионы других текстовых материалов, которые прежде были прерогативой профессиональных журналистов. Крис Хэммонд из Narrative Science — компании, изучающей воссоздание естественного языка — полагает, что не за горами тот день, когда машина получит Пулитцеровскую премию.

Последние достижения в сфере искусственного интеллекта уже позволяют программам делать читабельные материалы — причем с такой скоростью, с какой не сравнится ни один корреспондент под большой дозой кофеина.

В одном из крупнейших новостных агентств Associated Press уже работает большой штат из роботов. По словам редактора автоматизированного отдела Джастина Майерса (сам он реальный человек, а не робот), прежде агентство готовило отчеты о 400 компаниях в квартал, а теперь приходится следить за 4000 компаний. Как в этой ситуации справиться без автоматизации? По мнению Майерса, роботы отнимают у журналистов только рутинную работу, но машины не смогут поделиться наблюдениями и личными замечаниями, которые читатели тоже ценят.

Программа Wordsmith может одновременно выпускать тысячи материалов: писать некрологи, освещать футбольные матчи и политические дебаты или вести хронику «Игры престолов». Компания Automated Insights, создавшая Wordsmith, в прошлом году «написала» 1,5 млрд статей и стала одним из крупнейших производителей контента в мире, хотя в ней работает всего 50 сотрудников.

Медиакомпания Thomson Reuters также публикует статьи, написанные машиной — для этого она использует собственную технологию.

Слепое тестирование показало, что один из алгоритмов нового поколения создает более читаемый контент, чем реальный автор.

Алгоритмы также готовы помогать журналистам в подготовке материалов. Например, сайт Structured Stories представляет собой информационную сеть с обширной базой данных, которую можно пополнять. Эти данные можно просматривать в форме текста, инфографики или любой другой удобной системы структурирования. Более того, алгоритмы уже могут проводить связи между разрозненными событиями и делать выводы.

Отдельная тенденция — это гипертагетинг, при котором в статьи встраиваются детали, индивидуальные для каждого пользователя. К примеру, вы читаете финансовый отчет и в отдельном абзаце узнаете, что ждет именно вас и ваши финансовые дела: «Рынок на подъеме, а вот вы нет. Если бы вы не продали свои акции IBM на прошлой неделе, ваши дела шли бы сейчас намного лучше».

Это же касается кричащих кликбейт-заголовков. Ничто не мешает им подстраиваться под имя пользователя и предлагать ему материалы, вроде «10 лучших Джефф-моментов в жизни каждого Джеффа».

Рег Чуа, заведующий инновациями в Reuters, полагает, что роботы-журналисты вряд ли получат Пулитцеровскую премию, но зато смогут создавать контент невероятного масштаба. Например, делать 5 качественных статей по какой-то важной теме в 500 000 разных версий для разных групп людей. Человек будет знать, что ждет именно его и как скажутся на нем те или иные события. Едва ли реальный автор сможет когда-то работать в таких масштабах.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы