Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Технологии войны

В будущем воевать будут роботы и беспилотники, а управляющие ими люди будут находиться вне поля боя. Но, несмотря на перспективу удаления человека с поля боя, Фонд перспективных исследований (ФПИ) ведет разработку вот уже третьего поколения экипировки «солдата будущего» под рабочим названием «Легионер». Об этом со ссылкой на главу ФПИ Андрея Григорьева сообщает «РИА Новости».

«Войны будущего будут вести роботы и беспилотники, объединенные в разведывательно-ударные системы, а солдат превратится в оператора», — заявил Андрей Григорьев.

По словам Григорьева, солдат будет постепенно превращаться в оператора и удаляться от поля боя. В будущем война будет вестись между операторами и машинами, что поспособствует минимизации потерь личного состава. Появятся мощные роботизированные подразделения, которые воюют на земле, в воздухе, в водных пространствах и в космосе.

В продолжение темы войн роботов, Григорьев сообщил, что в течение года в центре робототехники Фонда перспективных исследований пройдут испытания систем боевых роботов. По его словам, сегодня в России для роботов разработаны десять каналов связи с почти одинаковыми характеристиками, поэтому эти системы необходимо проверить.

Григорьев отметил, что перед ФПИ не стоит задача создания боевых роботов и их систем, разработку которых на себя возьмут минобороны, МЧС, ФСБ и другие заинтересованные ведомства. Однако некая робототехническая платформа, на базе которой можно быстро создать необходимого заказчику робота, у заинтересованных учреждений будет.

Прототипом будущей боевой платформы, по словам Григорьева, является боевой робот «Нерехта». В задачи фонда при разработке платформы входит создание «авионики», на основе которой работают роботы: приборной базы, связи, технического зрения, энергетики, движителей, систем коллективного управления, взаимодействия «оператор-машина» и тому подобного.

Несмотря на прогнозы о том, что в будущем в боях будут сталкиваться роботы и беспилотники, ФПИ ведет разработку третьего поколения экипировки «солдата будущего» в рамках проекта «Легионер» (или «Ратник-3»), сообщил глава фонда. На сегодняшний день на вооружение Вооруженных сил России принята экипировка первого поколения «Ратник», «Ратник-2» разрабатывается в минобороны, комплекс объединяет современное стрелковое вооружение, эффективные комплекты защиты, средства разведки и связи — около десяти различных подсистем. В гособоронзаказе было запланировано приобретение в 2015 и 2016 годах по 50 тысяч комплектов «Ратника».

Что касается «Легионера», то суть этого проекта заключается в том, что стрелковое оружие и личная защита солдата впервые рассматриваются в «большом, серьезном комплексе», включающем оружие, системы связи, средства защиты от осколков и пуль, экипировку повышенного качества, позволяющую комфортно себя чувствовать в любых климатических условиях. Также ведутся разработки по питанию солдата, средств медикаментозной поддержки, эвакуации, диагностики и эффективного лечения вне зависимости от места нахождения.

Фонд перспективных исследований (ФПИ) создан в 2012 году по аналогии с американским агентством DARPA, которое отвечает за продвижение инноваций в Вооруженные силы США. Сегодня фонд работает более чем над 50 проектами, для них созданы лаборатории в ведущих вузах и научных институтах страны.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Беспилотники против велосипедистов: как безопасные автомобили сделают жизнь людей хуже
Идеи
SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
Кейсы
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Тренды
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды