Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Технологии войны

В будущем воевать будут роботы и беспилотники, а управляющие ими люди будут находиться вне поля боя. Но, несмотря на перспективу удаления человека с поля боя, Фонд перспективных исследований (ФПИ) ведет разработку вот уже третьего поколения экипировки «солдата будущего» под рабочим названием «Легионер». Об этом со ссылкой на главу ФПИ Андрея Григорьева сообщает «РИА Новости».

«Войны будущего будут вести роботы и беспилотники, объединенные в разведывательно-ударные системы, а солдат превратится в оператора», — заявил Андрей Григорьев.

По словам Григорьева, солдат будет постепенно превращаться в оператора и удаляться от поля боя. В будущем война будет вестись между операторами и машинами, что поспособствует минимизации потерь личного состава. Появятся мощные роботизированные подразделения, которые воюют на земле, в воздухе, в водных пространствах и в космосе.

В продолжение темы войн роботов, Григорьев сообщил, что в течение года в центре робототехники Фонда перспективных исследований пройдут испытания систем боевых роботов. По его словам, сегодня в России для роботов разработаны десять каналов связи с почти одинаковыми характеристиками, поэтому эти системы необходимо проверить.

Григорьев отметил, что перед ФПИ не стоит задача создания боевых роботов и их систем, разработку которых на себя возьмут минобороны, МЧС, ФСБ и другие заинтересованные ведомства. Однако некая робототехническая платформа, на базе которой можно быстро создать необходимого заказчику робота, у заинтересованных учреждений будет.

Прототипом будущей боевой платформы, по словам Григорьева, является боевой робот «Нерехта». В задачи фонда при разработке платформы входит создание «авионики», на основе которой работают роботы: приборной базы, связи, технического зрения, энергетики, движителей, систем коллективного управления, взаимодействия «оператор-машина» и тому подобного.

Несмотря на прогнозы о том, что в будущем в боях будут сталкиваться роботы и беспилотники, ФПИ ведет разработку третьего поколения экипировки «солдата будущего» в рамках проекта «Легионер» (или «Ратник-3»), сообщил глава фонда. На сегодняшний день на вооружение Вооруженных сил России принята экипировка первого поколения «Ратник», «Ратник-2» разрабатывается в минобороны, комплекс объединяет современное стрелковое вооружение, эффективные комплекты защиты, средства разведки и связи — около десяти различных подсистем. В гособоронзаказе было запланировано приобретение в 2015 и 2016 годах по 50 тысяч комплектов «Ратника».

Что касается «Легионера», то суть этого проекта заключается в том, что стрелковое оружие и личная защита солдата впервые рассматриваются в «большом, серьезном комплексе», включающем оружие, системы связи, средства защиты от осколков и пуль, экипировку повышенного качества, позволяющую комфортно себя чувствовать в любых климатических условиях. Также ведутся разработки по питанию солдата, средств медикаментозной поддержки, эвакуации, диагностики и эффективного лечения вне зависимости от места нахождения.

Фонд перспективных исследований (ФПИ) создан в 2012 году по аналогии с американским агентством DARPA, которое отвечает за продвижение инноваций в Вооруженные силы США. Сегодня фонд работает более чем над 50 проектами, для них созданы лаборатории в ведущих вузах и научных институтах страны.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Биоценоз в фарме: зачем нужна альтернатива антибиотикам и как работают лекарства нового поколения
Тренды
Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
Тренды
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
Мнения
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн