Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Большие данные

Наши личные данные в социальных сетях становятся слишком открытыми, и те, кому это выгодно, превращают их в оружие. К примеру, сервисы для арендодателей вытягивают информацию из личных аккаунтов, чтобы составить портрет потенциального жильца. СМИ уже назвали подобные сервисы дискриминационными.

Летом этого года СМИ взволновал сервис Tenant Assured. Он предоставляет арендодателям возможность получить подробный «портрет» потенциального арендатора, анализируя его LinkedIn, Instagram, Twitter и Facebook, и оценить риски.

Сервис отслеживает использование арендатором таких слов, как «бедный» и «кредит», изучает кредитную историю. Разработчики уверяют, что таким образом они могут выделить пять главных черт его личности и спрогнозировать риски для арендодателя при работе с таким клиентом.

Неудивительно, что Tenant Assured поднял волну критики в свой адрес. Сервис носит потенциально дискриминационный характер и вводит пользователей в заблуждение. К примеру, складывается ощущение, что приложение настроено так, чтобы снизить шансы иммигрантов найти жилье. Quartz выделил технологии, которые, по их мнению, являются инструментами джентрификации, то есть повышения среднего уровня доходов населения района за счет замены жителей с низкими доходами на более состоятельных.

Использование алгоритмов для оценки арендаторов

Помимо Tenant Assured, существуют и другие аналогичные сервисы. К примеру, Naborly. Он создает отчет на основе данных социальных сетей потенциального арендатора, его кредитной истории и других источников. Компания утверждает, что ее сервис может точно предсказать потенциально возможные риски от такого клиента, вероятность его выселения, просрочки платежей, порчи имущества и продолжительность аренды.

Как и Tenant Assured, Naborly называют дискриминационным. К примеру, система помечает не заслуживающим доверия случай, когда личность арендатора не соответствует его профилю в социальных сетях. Однако, зачастую скрывать свои настоящие имена в Faceboоk вынуждены, к примеру, транссексуалы из соображений собственной безопасности.

К тому же, алгоритмы работы таких сервисов обычно представляют собой «черные ящики», и арендатор не имеет никакой возможности понять, что именно влияет на его «рейтинг» в глазах арендодателей.

Скрытые камеры для шпионажа

Арендодатели уже давно используют такие методы наблюдения, как скрытые камеры. Но новые технологии применяются не только для того, чтобы найти недобросовестных арендаторов. Кому-то они нужны, чтобы сделать жизнь тех, кого не удается выселить, невыносимой. К примеру, в Бруклине владельцы помещения установили камеры и изменили электронную систему, заставив жильцов сделать себе радиобрелки-идентификаторы. А затем они не дали пожилой паре дополнительный комплект ключей для их родственников и опекунов, чтобы те могли приходить и ухаживать за стариками.

Картина мира, в которой личные данные становятся слишком открытыми и превращаются в оружие, которое используются против их владельцев, вызывает тревогу. И, возможно, первым шагом против дискриминационных сервисов может стать закрытие информацию в своих профилях социальных сетей.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы