Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Российская компания «SupremeMotors» разработала систему навесного оборудования, которая превращает обычную инвалидную коляску в электрический самокат. Устройство напоминает переднюю половину велосипеда, которую можно пристегнуть практически к любому креслу-каталке активного типа. Движение происходит за счет мотор-колеса, которое способно разогнать конструкцию до 20 км/ч и проедет на одном заряде аккумулятора 25 км.

«SupremeMotors» ищет новые ниши, в которых можно применить принципы работы электрического двигателя внутри колеса или, по-другому, мотор-колеса. Для этих целей компания изначально создала электрический дрифт-трайк (трехколесный спортивный велосипед, который постоянно находится в заносе — прим. авт.), чтобы на его основе понять, как работать с электродвигателями, контролерами, проводкой и так далее. После этого был создан детский электрический снегокат, способный без помощи взрослого завозить ребенка на горку с 30-градусным уклоном и проехать на одном заряде аккумулятора 15 километров.

Как ранее писал «Хайтек», одной из фишек снегоката стало уникальное по соотношению диаметра и площади контакта с поверхностью мотор-колесо, по форме напоминающее скорее цилиндр: его диаметр составил 16 см, ширина — 18 см. Колесо было установлено в задней части снегоката и толкало его в гору.

В июле прошлого года генеральный директор SupremeMotors Николай Юдин показал дрифт-трайк знакомому инвалиду, который и натолкнул его на мысль о создании съемной электрической приставки. «Он сказал: «Было бы классно прикрепить такую штуку к креслу-каталке. Сначала мы посмеялись, а затем решили, что это хорошая идея, — говорит Юдин. — Перед нами стояла задача: сделать приставку, которая цеплялась бы к большинству кресел активного типа, была легкой, чтобы ее можно было поднять одной рукой, и стоила бы до 70 тысяч рублей. Сейчас, к слову, она столько и стоит».

Зимой 2016 года был собран первый прототип, а сейчас у компании уже готов промышленный образец приставки.

В отличие от снегоката, электрическая приставка тянет, а не толкает. В ней также используется мотор-колесо, его диаметр составляет около 30 см. Емкость 36-вольтовой аккумуляторной батареи, на одном заряде которой пользователь может проехать 25 км, составляет 7 Ач. Максимальная скорость оборудованного приставкой кресла достигает 20 км/ч. Это достаточно быстро. Для тех, кто пока неуверенно управляет устройством, скорость можно ограничить.

Оборудованное приставкой кресло способно преодолеть 25-градусный уклон, когда в нем находится человек весом 90 кг. Сам Юдин, как он говорит, взбирался на горку, угол наклона которой составлял 35 градусов.

Системой предусмотрен режим заднего хода, а угол поворота руля позволяет развернуться на месте, благодаря чему пользоваться техникой можно в квартире. Электронный дисплей на руле показывает информацию о передаче, прейденном расстоянии, заряде аккумулятора и скорости движения.

Еще одна важная деталь конструкции — стояночный тормоз (дисковый), который не связан с системой торможения кресла-каталки. Он не позволит инвалиду скатиться вниз во время остановки на склоне. Кроме того, устройством предусмотрен режим рекуперативного торможения, которое позволит остановить коляску человеку, который не может достаточно сильно нажать на ручку тормоза.

Вес приставки вместе с 1,5-килограммовым аккумулятором составляет 7,5 кг.

Приставка легко складывается и помещается в обычный легковой автомобиль, тогда как для перевозки полноценного электрического кресла-каталки нужен грузовик или, по крайней мере, большой внедорожник.

По словам Юдина, в мире есть аналогичные системы, но они слишком дорогие — цена варьируется от 1,2 до 5 тыс. евро. Средняя цена похожих устройств в Европе составляет порядка 3 тыс. евро.

Одна из задач, которая стояла перед разработчиками, заключалась в том, чтобы сделать приставку универсальной, поэтому самым сложным в разработке системы было придумать, как осуществить ее подсоединение и отсоединение к разным креслам-каталкам. «Инвалиды привыкают к своей собственной коляске, им неудобно пересаживаться», — объясняет Юдин.

В результате решение было найдено и теперь приставка подходит практически ко всем креслам активного типа, утверждает изобретатель, но только не к пассивным — они, по словам Юдина, вообще не приспособлены для сколько-нибудь быстрой езды.

Все компоненты конструкции производятся по чертежам компании на китайских заводах. В Россию доставляются готовые комплектующие.

«Разработано и собрано в России, производится в Китае, — говорит Юдин. — Здесь много разных сложных компонентов, на нашем производстве мы не сможем их реализовать».
SupremeMotors

Несмотря на дешевизну разработки по сравнению с зарубежными аналогами, 70 тыс. рублей для большинства российских инвалидов — цена неподъемная, говорит Юдин. По его словам, проект является социальным, но ни под одну соцпрограмму изобретение не подходит, так как в их требованиях всегда указывается именно электрическое кресло-каталка, а не приставка. При этом электрические кресла-каталки весят по 40-70 кг, что накладывает огромные ограничения на их использование инвалидами, и стоят от 2 до 10 раз дороже, чем навесное оборудование Юдина.

Поэтому «SupremeMotors» ищет спонсоров — благотворительные фонды или некоммерческие организации, которые будут готовы приобрести приставки и подарить их инвалидам. Для таких организаций и медицинских центров компания готова сделать значительную скидку на продукт.

«Мы не преследуем экономический интерес, хочется сделать приставки максимально доступными», — говорит гендиректор SupremeMotors.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

SONM: как люди будут зарабатывать на собственных компьютерах с помощью блокчейна
Кейсы
Егор Матешук, ostrovok.ru: проблемы big data можно решить, закидывая пачки денег в топку
Мнения
Художник-граффитист Миша Most: технология — это кисть, которая создает будущее
Мнения
Лунная гонка: как мировые державы собираются присвоить себе спутник Земли
Идеи
Тренды
Итоги Нобелевской недели. За что дали Нобелевскую премию в 2018 году?
Руслан Шагалеев, Иннополис: война между корпорациями и городами ведется за человеческий капитал
Идеи
Кристина Хаверкамп, DENA: цена на электроэнергию должна сильнее коррелировать c погодой: много солнца и ветра — дешево, мало — дорого
Тренды
Тренды
7 лучших книг о технологиях и науке на русском языке, вышедших в 2018 году
Микрореволюция: фермеры с помощью микробов спасут мир от голода
Идеи
Александр Тормасов, Университет Иннополис: мозги людей могут быть совершенно не готовы к восприятию новых идей
Мнения
Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня
Тренды
В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая
Тренды
Страшнее метана: какие еще промышленные выбросы разрушают озоновый слой
Тренды
Интеллект большого города: как данные и умные алгоритмы улучшают качество жизни в мегаполисах
Тренды
На защите европейцев: как GDPR стал дырой в бюджете российских ИТ-компаний
Мнения
Игорь Балк, Global Innovation Labs: в XXI веке приватности нет и не будет
Тренды
Deneum: как заниматься холодным ядерным синтезом и бороться с сомнениями ученых
Кейсы
Расист, оружие и предвзятый судья — каким станет искусственный интеллект в будущем
Тренды
На совести информаторов: как громкие скандалы вокруг АНБ, Facebook и Tesla изменили мир
Тренды
NativeOS: нативная реклама в видео без репутационных потерь и терроризма от режиссера короткометражек
Кейсы
Тренды
Тихий убийца: как микропластик вызывает болезни и останавливает репродукцию живых организмов
Гонка для JavaScript-разработчиков: как постоянные обновления мешают работе
Тренды
Big data на страже здоровья: как и зачем медицинские организации собирают и хранят данные
Тренды
Николь Миллс, Booking.com — об инновациях, agile-подходе и индустрии впечатлений
Кейсы
Слишком опасный нанопластик: как одноразовые пакеты превращаются в частицы-убийцы
Тренды
Идеи
Человек и квантовая теория: существует ли то, что мы не наблюдаем
Здесь может быть ваша реклама: НАСА планирует заработать на космосе миллионы
Тренды
Опасный криптотрейдинг: как киберпреступники угрожают виртуальным сбережениям и биржам
Тренды
Тренды
Как через 20 лет будет выглядеть армия будущего
5 финансовых инструментов, которые помогут инвесторам даже после падения криптовалюты
Тренды
Александр Лямин, Qrator Labs: наша задача — выработать у людей цифровую гигиену, чтобы они «не ели с помойки»
Кейсы
Эдуард Фош Вильяронга: люди видят в роботе только внешность, забывая, что он следит за ними
Тренды
Доктор Куэй Во-Райнард, HIT Foundation: если страна требует суверенитета данных, мы построим для нее отдельный блокчейн
Кейсы
«Хакинтош»: как собрать свой собственный Mac лучше, чем у Apple
Идеи
Роботы против мигрантов: какой вклад в ксенофобию и расизм делают технологии ИИ
Тренды
Война скриптов — искусственный интеллект против навязчивой рекламы
Тренды
Как заново изобрести супермаркет: осознанность потребления, этика производства и роботы
Тренды
Каждый человек станет сам себе банком: цифровой мир отказывается от посредников между бизнесом и клиентом
Тренды
Архитектор вычислительной инфраструктуры «Платона» Александр Варламов — о будущем ИТ-индустрии в России, стартапах и разработке
Кейсы
Дмитрий Богданов, капитан сборной России по CS:GO — о стиле жизни киберспортсмена, тренировках и блокировках РКН
Тренды
Идеи
Космос — наш дом: что осталось решить ученым, чтобы поселить человека за пределами Земли
Прайсинг, трекинг, скоринг, биллинг и другие технологии, которые двигают российский бизнес
Тренды
Кейсы
«Педиатр 24/7»: как телемед-стартап подарил родителям спокойствие, а врачам — работу
Вас снова обманули: как человечество учит компьютеры определять фейки в интернете
Тренды
БиСи Бирман, Heavy Projects: ИИ должен иметь несовершенства — это элемент случая
Мнения
Артем Геллер, lab.ag: делая сервис для государства, ты помогаешь своей бабушке
Мнения
Акселераторы и инкубаторы: что выбрать стартапу на раннем этапе развития
Мнения
Вопрос доверия: как и почему изменилось отношение к телемедицине в России
Тренды
Правительственные криптопесочницы: как освободить финтех от давления закона и защитить потребителей
Тренды