Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Идеи

Исследование, опубликованное в журнале PLOS Biology, проводили ученые из Брауновского университета. Они организовали эксперимент, в ходе которого испытуемые поменяли свое мнение о фотографиях людей, которые им показывали. Технология МРТ-отклика позволила заменить нейтральные эмоции на позитивные и негативные.

Разработанная в Брауновском университете методика МРТ воздействия и нейрофидбека позволяет настраивать восприятие человека тем или иным образом.

Технология получила название «Расшифрованного нейрофидбека» (DecNef). По словам исследователей, это открытие позволит создавать эффективные инструменты для психотерапии.

В начале эксперимента 23 испытуемым показали сотни фотографий неизвестных им людей и попросили оценить их по 10-балльной шкале, где 1 — не нравится, 5 — нейтрально, а 10 — нравится. При этом ученые регистрировали паттерны мозговой активности в передней поясной коре с помощью МРТ.

На основе этих данных была составлена карта мозговых откликов — как позитивных, так и негативных — у каждого испытуемого. Исследование подтвердило, что в передней поясной коре формируются и позитивные, и негативные эмоции с различными паттернами активности.

Затем участникам эксперимента вновь показали фотографии людей, но только тех, которых прежде они оценили нейтрально. После чего попросили выполнить, на первый взгляд, довольно странную задачу — посмотреть на изображение геометрической фигуры — диска, и попытаться представить его настолько большим, насколько возможно. МРТ считывало мозговые импульсы, а изображение диска динамично менялось на компьютере. Испытуемым обещали выплатить большую денежную награду, если они вообразят максимально большой размер диска.

Однако изображение диска на компьютере начинало увеличиваться только тогда, когда паттерны активности в передней поясной коре напоминали паттерны, которые возникали при формировании негативной и позитивной оценки фотографий. Такую же игру провели с просьбой максимально уменьшить диск.

После этого людям снова показали те же фотографии с людьми, которые прежде не вызывали никаких эмоций. На этот раз испытуемые дали фото более эмоциональную оценку. Те, кто увеличивал диск, оценивали фото более позитивно. Те, кто уменьшал, — более негативно.

Для чистоты эксперимента ученые создали контрольную группу, которая не участвовала в игре с диском. Взгляды этой группы не поменялись — нейтральная оценка так и осталась нейтральной.

Ученые подчеркивают, что эксперимент длился лишь несколько дней, поэтому изменения в оценке были незначительными. При более долгом воздействии, которое обычно необходимо в ходе клинической терапии, у испытуемых можно вызвать более сильные эмоции.

Методика может использоваться для терапии различных психологических состояний. Например, снизить ощущение боли при возникновении какого-либо триггера — предмета или человека. При этом ученые не отрицают, что технология может применяться и для так называемой «промывки мозгов», как называет ее Science Daily.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Тренды
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Идеи
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: «Прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ»
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: «Мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными»
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мнения
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
Идеи
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы
Сэр Харшад Бадехиа — о бронежилетах будущего, русских математиках и металлургии
Тренды