Сообщить об ошибке на сайте
URL
Ошибка
Кибербезопасность

Национальный центр кибербезопасности (NCSC) рассматривает вероятность создания интернет-фильтра внутри страны. Британский фаервол будет отсеивать сайты с вредоносным контентом и подозрительное ПО. По мнению властей, введение ограничений — это проявление амбиций и предприимчивости в условиях растущего числа кибератак.

«Слишком много кибератак совершается беспрепятственно, и они наносят колоссальный вред. Мы можем отсеивать спам и вредоносный, оскорбительный контент. Так почему же мы этого не делаем?» — заявил Кьяран Мартин, исполнительный директор Национального центра кибербезопасности.

По словам Мартина, в течение прошлого года в Британии ежемесячно регистрировалось 200 случаев киберугроз для национальной безопасности. Около 65% крупных британских компаний сообщали о случаях утечки информации. Большинство кибератак, считают в NCSC, были достаточно простыми, а некоторые киберпреступники даже использовали приемы конца прошлого века.

NCSC разрабатывает несколько автоматизированных защитных систем. Со следующего месяца центр предоставит их в пользование серверам некоторых интернет провайдеров на добровольных началах. В центре также создают средства борьбы с мошенническими электронными письмами. Автоматизированные инструменты нового типа уже позволили прекратить деятельность мошенника, который ежедневно рассылал 58 000 вредоносных электронных писем якобы от сайта taxrefund.go.uk.

Как отметил Мартин, обычным пользователям беспокоиться не стоит, так как они смогут при желании отказаться от защиты фаерволом. В NCSC считают, что «флагманский проект» предоставления государственного уровня защиты частным пользователям принесет только пользу. В частности, повысится фильтрация DNS.

Подобные системы уже долгие годы применяются в Китае и Северной Корее — в странах с довольно своеобразными взглядами на защиту частных данных граждан. Британскую спецслужбу GCHQ, которой принадлежит идея создания защитного сетевого экрана, уже не раз обвиняли в массовой слежке за людьми, поэтому любые ее инициативы вызовут массу у вопросов у общественности, отмечает Reuters.

В данной ситуации не совсем понятно, кто и каким образом будет определять характер контента, что будет считаться вредоносным и опасным.

О взятии под контроль внутреннего сегмента интернета неоднократно говорили и в России. За последние годы обсуждался целый ряд инициатив, призванных защитить национальную сеть или сделать ее обособленной. По мнению Bloomberg, подписанный в июле закон Яровой — это шаг к созданию «Великого российского фаервола».

В августе с проработанной инициативой создания обособленного интернета выступил Иран. В стране разрабатывают собственную национальную сеть, которая в 60 раз увеличит скорость загрузки интернет-страниц. При этом на запрещенные сайты, такие как Facebook, Twitter и Instagram, будет невозможно зайти даже с помощью VPN или Tor.

Ранее ООН приняла резолюцию, которая признает намеренное ограничение доступа к информации в режиме онлайн ущемлением прав человека. Согласно документу, правительства стран не должны ограничивать доступ к интернету. Резолюцию не поддержали Россия, Китай, Индия, Саудовская Аравия, ЮАР и 12 других стран.

Загрузка...
Подписывайтесь на наши каналы в Telegram

«Хайтек» - новости онлайн по мере их появления

«Хайтек» Daily - подборки новостей 3 раза в день

Чарльз Адлер, co-founder Kickstarter: я — панк-рокер, который раздвигает границы
Кейсы
Как ИИ меняет медицину: личный помощник для врачей, маршрутизатор в клиниках и разработчик лекарств
Кейсы
Эдвин Диндер, Huawei Technologies: умный город — это ничто
Мнения
«Если изобретение с ИИ не приносит пользу, сам продукт никому не нужен»
Мнения
Feature engineering: шесть шагов для создания успешной модели машинного обучения
Тренды
Мнения
Человек — это набор из пяти чисел: Игорь Волжанин, DataSine — о психотипировании с помощью big data
Карло Ратти, Senseable City Laboratory (MIT) — о городах будущего, третьей коже человека и роболодках
Тренды
Мы все — сенсоры: CEO SQream Ами Галь — о том, как обрабатывают big data
Кейсы
Что такое скрапинг: как Amazon, Walmart и другие ритейлеры используют ботов в борьбе с конкурентами
Идеи
Почему китайские подлодки-беспилотники станут самым опасным врагом под водой?
Идеи
Филипп Роуд, LSE Cities: самый кошмарный сценарий — беспилотники, ездящие по городу, чтобы не платить за парковку
Мнения
Юрий Корженевский — о том, как построить безопасные системы для банков на блокчейне
Блокчейн
Иннополис
Russian Robot Olympiad: как дети строят роботов и решают реальные инженерные проблемы
MyGenetics: ДНК-тесты, помогающие «взломать» организм, как компьютер
Тренды
Trade-to-Mine: как биржи привлекают трейдеров в условиях падения рынка
Блокчейн
Мнения
Дмитрий Фадин, 3D Bioprinting Solutions — о будущем биопринтинга и печати органов в космосе
IoT изменит все: какие умные технологии принесут бизнесу экономию, безопасность и инновации
Тренды
Как высокие технологии побуждают нас покупать билеты и туристические услуги
Тренды
Чем плоха Кремниевая долина для IT-стартапов из России: дорого, неудобно и нет транспорта
Мнения
Жить по-умному: как защитить свой дом и не бояться киберугроз
Умный дом
Андрей Синогейкин, Wonder Technologies, — об искусственных алмазах
Тренды
Никита Бокарев, ESforce, — о деньгах, киберспорте и его немаргинальности
Тренды
Тренды
YouTube-депрессия: как создатели популярных каналов боятся потерять подписчиков и разум
Гельмут Райзингер, Orange Business Services, — об IIoT, 5G и телеком-стартапах
Мнения
«Робот берет вас на работу»: как искусственный интеллект, блокчейн и VR подбирают персонал
Мнения
Телемедицина, роботы и умные дома: каким через 5 лет будет «оцифрованный» город в России
Тренды
Мясная революция: как перейти от веганских заменителей к клеточным технологиям и биореакторам
Идеи
AI-выборы: как искусственный интеллект и голосовые помощники сделают демократию лучше
Тренды
Идеи
Тупик для беспилотников: как мечты разработчиков разбиваются о неожиданности на дорогах
Здесь нужен InsurTech: за какими стартапами будущее страхования
Мнения
Вирус лженауки в Google: как поисковые системы распространяют опасные мифы о прививках
Идеи
«Кто-то управляет моим домом»: как жертв домашнего насилия терроризируют с помощью умных устройств
Умный дом
Паскаль Фуа, EPFL, — о ключевых точках, глубоких нейросетях и эпиполярной геометрии
Мнения
20 фильмов о кибербезопасности, взломах и цифровых преступлениях
Тренды
Ян Лекун, Facebook: прогностические модели мира — решающее достижение в ИИ
Мнения
Джианкарло Суччи: «Попытка спроектировать программу без багов — утопия»
Иннополис
Game out: Как видеоигры обучают детей-аутистов держать равновесие и узнавать людей
Тренды
Прослушка, контроль камеры и предсказание смерти пользователя: самые странные патенты Facebook
Кейсы
Цес Снук, QUVA: мы не хотим зависеть от крупных компаний, которые владеют всеми данными
Мнения
Дмитрий Песков, АСИ: «В России традиционно долго запрягают, и в сфере IT мы только этим и занимаемся»
Иннополис
Мнения
ДНК-тесты: как генетические компании обманывают людей и разрушают семьи
Мануэль Маццара: «Для Facebook вы не покупатель, вы — продукт»
Иннополис
Тренды
Блокчейн, искусственное мясо и «смерть» смартфонов: что будет с технологиями через 10 лет
Витторио Феррари, Google: «Чтобы машина распознала книгу о Гарри Поттере нужна сложная математическая модель»
Мнения
7 медицинских технологий, которые скоро придут в российские больницы
Идеи
Руслан Зайдуллин, основатель Doc+, — о том, что делать Минздраву и о проблемах в российской медицине
Мнения
Ричард Вдовьяк, Philips: «В будущем диагностировать заболевания будут не только врачи, но и сами пациенты»
Тренды
Шедевры за биткоины: Как криптовалюта меняет рынок искусства
Блокчейн
Почему «московий» и «оганесон» устроили раскол между физиками и химиками?
Кейсы